Слава Никоноров. В группе было два человека, которые играли плохо — я и Федя. Страница 1 из 2

Анатолий Голубовский



Мой собеседник — актер театра «Черный квадрат», режиссер, поэт и изумительно фееричная личность. Его игра — как взрыв петарды. Как прикосновение к чему-то неуловимому, о чем мы помнили в детстве, но потом благополучно забыли.

-Ты приехал в Киев поступать в институт Поплавского на факультет режиссуры?
-Вообще-то я приехал поступать в Карпенко-Карого, но меня туда не приняли.
-Почему, как ты думаешь?
-Как сказали потом знающие люди, на тот момент там все было «схвачено». И, выбирая между своим талантом и коррупцией, выбираешь, конечно, коррупцию)) Я поступил на платное отделение в Университет Культуры, и не жалею. В целом, считаю, особой разницы нет. Гораздо больше зависит от того, какой у тебя преподаватель. Будет он что-то давать студентам или они ему будут «до лампочки». Я попал к среднему. В принципе, ему было весело с нами заниматься, но были моменты, которые меня поражали. К примеру, он мог провести занятие «Изучение основ смешного», сопровождавшееся просмотром диска с записью «Камеди-клаб». Для того, чтобы понять, как юмор воздействует на человека. И мы на занятиях по режиссуре изучали «Камеди-клаб». Он смеялся. А иногда он читал нам Чехова. Просто читал, ничего не объясняя. Но в какие-то моменты ему, повторю, было интересно с нами заниматься. В другие — не очень.
-Как в твоей жизни возник «Черный Квадрат»?
-В институте я познакомился с Дашей Малковой. Сейчас — удивительное дело — она в Черновцах, и я даже не знаю, чем занимается. Не познакомься я с ней — сейчас бы у меня не было всего нынешнего круга друзей. Поскольку все — из ЧК. Дашин брат Дима играл в «Квадрате». Даша решила поступать и пригласила меня на экзамен. Посмотреть, поддержать. Я посмотрел. Понял, что, в принципе, могу не хуже. И на следующий день, в воскресенье, пришел и поступил. Довольно залихватски. До этого я был на двух спектаклях, мне понравилось, но само поступление — достаточно случайное))
-Ходят упорные слухи, что в начале своего обучения в «ЧК» ты был, мягко говоря, не очень уверен в себе. Насколько это соответствует действительности?
-Соответствует на 100%. Представь — я прихожу в универ. И там я на хорошем счету. Не то, чтобы самый крутой в группе, но чувствую уверенность в себе. А прихожу сюда — здесь ходят титаны. Неелов, который челом задевает небеса и осыпает на меня звезды… Я его боялся буквально до дрожи в коленях. Если идти к студии от метро «Университет», то там есть определенное место, где у меня начинали трястись колени. Это был какой-то страх перед величием, что ли. Можно даже так сказать: в универ я ходил самоутверждаться, а в студию ЧК — самоуничижаться. В группе было два человека, которые играли плохо — я и Федя. Он не всегда приезжал, и это меня огорчало. Потому что его неприезд автоматически означал, что я — самый плохой. Я это чувствовал, понимал. И когда девочки выбирали ребят на «10 минут до и после сек&а», меня выбирали в последнюю очередь, и то, как-то махнув рукой — за неимением другого выбора. И вот я постоянно жил с этим чувством. И когда был первый отсев, и выяснилось, что я прошел — это было крайне неожиданно. Неелов еще так интересно огласил список — громко и отчетливо назвав фамилии прошедших, доходит до моей — и как то невнятно, практически себе под нос, «Никоноров». Я даже не понял, прозвучала моя фамилия или мне показалось. Поворачиваюсь, смотрю на Дашу, она удивленно смотрит в ответ. Да все были удивлены, что я прошел. Но дальше я ничего не сделал за первые полгода и меня выгнали.
-Тебя выгнали из ЧК?

-Ну, точнее, я не прошел второй отсев, поскольку был абсолютно безынициативным. И неуверенным в себе. Анатолий Николаевич именно так меня и припечатал: «Ты не уверен в себе». Но, расставаясь, сказал: «Приятно будет увидеть тебя в следующий раз». Без пафоса, спокойно. Но это сказал САМ Неелов. И перед следующим набором я позвонил ему. Спросил, приходить ли мне. А он ответил: «Конечно, помню, приходи». И я пришел. Не мог не прийти. Так что, можно сказать, что в ЧК меня притянула личность этого человека. Невероятного титана, каким он мне тогда казался.
-Каким волшебным образом твоя неуверенность трансформировалась в титул «Лучшего новичка»?

-Я больше года учился в студии, прежде чем в первый раз вышел на плоты. Не очень удачно. Меня обыгрывали, как собаку. Максимум, что успел — сказать пару фраз. Но со второго захода в ЧК я начал активно писать этюды, репетировать и показывать их, дружить с коллективом, а не приходить на занятия перепуганной бестолочью, в общем, как-то влился в коллектив. К экзамену я готовился очень тщательно. У меня был потрясающий монолог о самоубийце, за который я, собственно, и был удостоен похвалы. В универе мне очень помог с его постановкой преподаватель. Анатолию Николаевичу монолог понравился, он показал меня зрителю — я сыграл три роли в этюдах. В итоге, у меня за период чуть более месяца — конец апреля — май — произошел мегаскачок. В Китае — экономическое чудо, а у меня получилось совершить театральное чудо. Неелов это заметил. И отметил. Само собой, это сыграло большую роль в моей дальнейшей карьере.
-Твоя манера игры — с неожиданными акцентами, налетом гротеска — это больше врожденное или уже найденное тобой в процессе поиска оптимальных вариантов?

-Ну… понятно, что искал. Но мне кажется, что любой человек, когда ищет свою манеру игры, всегда находит то, что может делать максимально просто и легко. То, что является «его». Я бы вряд ли мог найти что-то другое. Мы ведь ищем внутри себя. Наверное, это наиболее комфортная для меня манера.



-Да. Но ее все-таки нужно найти. Миша Костров как-то привел в качестве примера Сашу Розвякова — пока тот не определился со своей нынешней манерой исполнения, у него не очень-то получалось. А нашел — и сразу прорыв.
А как тебе даются серьезные роли — такие, как в «Комнате Эрика»? Мне понравилось.

-Мне не очень даются серьезные роли. Точнее, так, как по моему представлению, это должно быть сыграно, я сыграть не могу. И серьезные роли я практически не исполнял. В них я неуверенно себя чувствую. Может, со стороны это выглядит хорошо. Слава Богу.
-Выглядит интересно. Неожиданно. А эффект неожиданности может в какие-то моменты перевесить все остальное. Даже качество игры.

-Понимаешь, конечно, не хотелось бы все время играть дурачков. Хочется сыграть нечто, извини, если пошло прозвучит, «демоническое». Ну, и еще по поводу нюансов игры… мне очень нравится добавлять в нее движение — движение рук, микромимику. Люблю смотреть в зеркало и находить подергивание церебрального мешочка, еще какие-то незаметные, на первый взгляд, мелочи. Для меня это — хобби. И так интереснее играть. Когда в тебе живет все. Я понимаю, что немножко гротескный жанр, но это классно. И если ты умеешь это делать — то почему нет?


  • 3132
  • 10/10/2013


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое