Sergey Saveliev: Humanity grows dull - the brain decreases

What is the difference between male and female brain structure and thinking? How did the social structure of modern society? How objective medical statistics? How is science? These and other questions were answered by the head of the Laboratory of Nervous System Research Institute of Human Morphology Russian Academy of Science, Professor Sergey Savelyev.

"Do not force women to study mathematics - they are not able to it in principle»

Sergey Saveliev: Women - toys in the hands of its hormonal background





- Delicately speaking about the difference in the unit of men and women, because the men and women's brains are different, right

? - Oh sure. The brain of men and women is arranged differently, and immediately ahead of the cries of feminists - well, they will still be yelling as they that earn a way to earn money - not the point, that someone is worse, someone better, that men are smarter and more stupid than women, although such signs are everywhere we meet.

No, we are not talking about it, we are talking about the fundamental differences that make us different and just say that men do not have to make to give birth and care for young children - what they do not know how to do, but the women do not have to forced to raise the bar, working in hot shops and forced to engage in mathematics, to which in principle they are not able, despite the presence of Sofia Kovalevskaya, who became famous not only in mathematics, as construction of private apartment buildings. So there is a difference, and the difference is significant, and it and we'll talk.

- Let's. But when we talk to you, then you appeal to a certain evolutionary logic of human brain development, and, apparently, in the same logic has gone a different development of the brain of man and woman?

- Of course, that is our thinking that we can think in the abstract, abstractly, we got from women

. - It is true that there

? - Yes. And in general the social structure of our society emerged and developed thanks to the women. This is a purely biological process, but the horror is that women lie in its basis not in the sense that here they have come up with how to arrange the social structure - just all the monkeys, and we are including are dolgorastuschih children. Children grow long.

You know, it used to 14-15-18 years, now 40-45 all - debiloidy and, so to speak, slaboupravlyaemye citizens who need to wipe their noses and wash underwear. That is, the growth of a very long, at least until puberty, 15-16 years of age, has not yet occurred erection and sperm were first, then the woman is forced to take care of a boy or a girl, but a little smaller, and it is a very long development dictated especially young our brain.

The fact that in the animal world, it is all happening much faster, and there the young lions are driven out of the pack, there is ripened by the animals try to get rid of, that is, to put on their own grub. The man not man for a long time increases.

And our brain works on the basis of two main complexes instincts: congenital (breath, bite, swallow, cocoa) - this teaching is not necessary, but the social instincts, which we have never said - is that a person receives in rannem- early childhood, that is something that can not be transmitted via the genes, just no genes is not enough, and so there are a hundred and fifty billion neurons, even if the instincts are somehow inheriting a very complex social behavior, genome no is not enough, it is clear to everyone. < br>
These social instincts are obtained by a man in his early childhood. That is why children raised in orphanages and then can not fully adapt socially. If they are up to three or four years have not been in the family is very large and complex consequences. They then hardly lead a social life can not even save data to them apartments, which often happens with us, it is an endless tragedy.

It is at this moment a child, copying, of course, nothing he's not learning. He just remembers how macaque, clearly sets certain behaviors from their parents, and they remembered him as a social instincts, which means that their knock, can not be changed. Why is the same type LIH banned organizations and their representatives are gaining young children and hammered it into the heads of these forms of aggressive behavior? Because they are well aware that to spare the children from these forms of social instincts will be possible only with the head, that is, they retrain, re impossible.

And in the history of mankind, each evolutionary change of population took place in this way, ie, using an amount of shortening human head and the next generation is already imposing new, more user-friendly social instincts. That is, these social instincts that are inherited in the form of transmission from generation to generation, are as much a part of the evolutionary process, as well as congenital.

And here there is a very complex, very tricky thing: to maintain the social structure of the community is very important to us not to kill each other for the sausage, as it is found in some countries, and in many not found. What it is? This means that a person has a limiter, ie inhibition of aggressive behavior.

Here is the inhibition of aggressive behavior and the ability to share food with unrelated individuals, if you are the son of the beloved gave the best piece of sausage - this is normal, but if you gave the best piece of sausage, something you have there trembled, some homeless - it does more. And responsibility ...

- Different parts of the brain are responsible for it, for the "Share with the son" and "share with neighbors»

? - Yes, very different. And those same parts of the brain that are responsible for sharing the most valuable - the food, or money, or social conditions, that is, the ability to survive and reproduce - are concentrated in the frontal lobes. That is our frontal area appeared not to think - God forbid, well what there Neanderthals mathematics, I beg of you, it's ridiculous to even discuss, even drunk anthropologist to not conceive of such

. Of course not, they emerged and formed their enormous size, even more than they are now, thanks to the fact that the frontal region have brake function, ie they inhibit aggressive behavior. Most of the animals that surround us, there are no such areas. And even the pet dog you can not take sugar tasty bone, it you are likely to bite for it. Why - because it does not have such brakes and take sugar at Tiffany bone can be, that is, it will not bite you. Why - because it has a larger frontal area

. And these frontal areas that allow to share food with unrelated individuals in the population, in large flocks, having women as a tool for long-term care for the offspring for many years.

That is, they are many years taking care of offspring, 10-15-17 years, and because of this they have to share with them the food, and the frontal area formed in the evolution and entrenched by the fact that those women who did not think about their children, and only received fun, and children - god knows how, were eliminated from the society. And those who grew his treasure, although it is the same senseless, like the one about him did not care, but, nevertheless, care, nursed, nursed, treated and nursed for many years, got a chance to pass the gene to the next generation.

- Do I understand correctly that naturally developed frontal lobes of the brain ...

- Need to take care of the offspring

. - Need to take care of the offspring, as a side effect would be given to us as charity, because the care of posterity - it's still a natural instinct

? - We have to tolerate these bastards, so

. - That is, as a side effect of this charity and intelligence

. - Yes, there was intelligence artful way. Since women are a frontal area used for its intended its intended purpose, in the case for which they have arisen in evolution - to take care of the offspring, and the division of the food, and they all went - the genome of the total, and the men do not have to worry - produced and away and went following bless, that is, there are more and polygamy, and the frontal area got as a gift, as a gift from the women because the gene is mixed, and these huge frontal area peasants began to use god knows what: began to invent all sorts of things - the the scientific and technical progress, stone wheel, then microlithic guns, then metal, bronze, and off we go.

That is actually an artifact of the existence of large social groups and exchange of food, non-aggressive food sharing, and there was it was on the basis of women, so women in the biological sense, of course, are the ancestors of our brain structure that allows and maintain the social fabric of society, and He awarded us the intelligence, and we women are very obliged.

- Yes, and we will never forget about it, and thank you, dear women, thank you once again, on this occasion, we pass by Sergei Vyacheslavovich Savelyev. It is clear that we have, and women have the frontal lobes, and that, in general, inspires. And that's the kind of clarification: what is stronger - the ethics, or biology? Because polygamous men, as far as I understand - it is quite natural biologically property

. -. Yes, of course

- But in the way of this polygamous rises ethics today, at least in Western civilization, Western society, which says "no." And went - a large number of serving this concept works, poetry, prose, and various others. So whether ethics can overcome biology, or is it impossible?

- Hardly, because for all the great Western civilization quarter of the population still do not by their parents

. - A quarter of the population

? -. Yes

- Not from their parents

? - Not from my dad, I mean

. - Clear. And this is just statistics?

- It is hated by all statistics. Let me give you an example from the animal world, more understandable.

- Let

. - Nightingale, who builds the nest, the female draws, sings, it protects, monitors and drives away all other males, makes his descendants, all wonderful in severity holds it to the extreme, but so what? Half of the children of others. This genetic research.

- He sings all

. - And he sings, naive

. - In general, my question was something about male polygamy, it is not very correct

? - Well, of course, because males do not have to worry so long. Naturally, they sow reasonable, good, eternal, in the sense of sperm, wherever they can. This is understandable, it is a biological principle, and against it is almost impossible to argue.




"In a society encourages the reproduction, conformity and the payment of taxes»

- So, in our country, men and women have the frontal lobes

. - Yes, and in general the brain has

. - Well, yes, as a rule. Although it is sometimes even unnoticed. However, you started with, said that the difference is significant.

- Yes, a significant difference because ...

- Namely

? - In the structure of the similarities we have both structural and functional differences. Since the behavior of the sum of two components, of which I spoke - congenital and acquired, social instincts, - there is another part of this toy: it is called "rational behavior" and "instinctive-hormone" - that runs with the help of hormones
Women, unfortunately, toys in the hands of their hormonal levels. It is sad. Brain and their targets, including the frontal region, in most cases, reproductive problems to solve. All proceeds from this: for them, the main task - the reproductive rather than creative. Therefore creation is only a means. They get rid of the biological principles can not, so they are cunning, sometimes seem even smarter, their actions are very reasonable, but in fact is biological.

Here is a classic example related to computers. Remember, as recently as 10-15 years ago, women are not very fond of banging your fingers on the keyboard - nails long, break off, learn to type on it as on a typewriter, no one wanted to - did not cause the slightest interest women
- On the contrary, they are very often coyly said: "I do these pieces do not understand»

. - But as soon as these things become a device to connect with a man who could potentially be used for reproductive pleasures, that is, it will be possible to produce offspring and get him to take care of them, women have mastered the computer instantly

. Now I ride the subway, see: she holds two small computer on the hands and poke both very long nails as fast as she would never have to type. What's the matter? Any communication contact for women - a potential reproductive success. Therefore, they have mastered it better, faster, from morning till night hang on phones, PCs in a poke, because they solve a biological problem. They achieve reproductive success.

And any communication has the potential to precisely this. And then they have surpassed everything. Unfortunately, there are no statistics. I tried to find out, including the companies that provide cellular services - on indirect data and miserably downcast eyes, can be seen that about 3/4 of communication contacts - female. SMS sent, mostly women, that is, for them, these handhelds, phones and other biological tool steel reproductive success and the competition between them.

What with more can contact which can more noodles or hung on the ears of control and other charm, the higher the efficiency. They instantly made out of this stuff biological tool and nails do not interfere, and in all they quickly sorted out, and the programs they understand, especially communication, better than any men.

- It is true

. - And how to get someone as to whom to reach, how and where to find information about the man, which is necessary to collect more information - they do it perfectly

. - Now I remember, in the last part you said - you casually mention this - but I noticed and remembered that Neanderthals had larger frontal lobes

. -. Yes

- That is in the past thousands of years, we have, in your opinion, are not getting smarter, and remain, at best, the same animals, only with a lot of all sorts of pieces

? - For the social structure brains do not need. You look like there is a biological screening - among men and women. Who carries the gene to the next generation? Prominent thinkers? I beg of you. Some people are extraordinary, which do not coincide with all the society in which they live? No, they have endless problems, which often end with jail or expulsion. But those who are extremely adaptive, those knocks fun to these keys, calmly doing what they are doing everything goes to fast food and other multiply.

- In fact, the negative selection

? - They multiply like rabbits. And it always has been - they create the conditions. You see the state of the program, click. I do not like to talk about it, but I have to. What encouraged? Reproduction is encouraged, encouraged conformity and submission of taxes, that is, the convenience for the state. And all of these amenities - biological. What encouraged some geniuses, talents?

I beg of you. IQ Index was needed to make people mediocrity, not to take away reliable mediocrity. Genius by IQ index can not take away. And we all took, more and more schools, more and more institutions. The Company aims to stabilize.

A stabilization - this is not the breeding of geniuses, not the cultivation of talents, not the development of special innate abilities and methodical averaging competition: one car more one house cooler, one ceiling above one wife a long-legged, one more blonde, one more, then, with breasts developed. Is that reasonable competition?

No, biological. And then the money - the equivalent of a meal, nothing has changed. Shaggy hair covered with a monkey with a lot of food on which she is sitting, still is the ideal of human existence and the purpose of the majority community. You will notice that going to a prohibited organization in LIH? Why go there?

- Why

- And what is offered there? After all, the balance of what is: here a person develops, for example, in the same Uzbekistan - where the system is very clear hierarchy, there baystvo is the same as it was before the revolution and during the Soviet era, extortion system, constraints, etc.
There is a chance a farmer who lives in a small village, a peasant or artisan of any break out in this environment? No. Because everything is divided, sawn, raskhvacheno. We have? There is no chance, because the generals are generals children, while the marshals - marshals. Чем структурированней и крепче общество, в том числе европейское, тем меньше шансов для того, чтобы реализоваться, особенно способным.

Что они делают? Они подкидывают монетку, едут бог знает куда, бог знает в какие организации зверские, воинственные, что там делают? Они повышают биологическую вероятность успеха. Да, шанс потерять жизнь у них очень большой, но и есть шанс оказаться доминантом в этой жизни, выбиться из этой ситуации, из которой он точно никогда не выбьется у себя на родине, в своей среде.

— Появляется шанс.

— Да, появляется — он призрачный, но он есть. А здесь его точно нет, и в Узбекистане славном тоже его нет, никаких шансов получить. Они борются не за какую-то дурацкую идею создания халифата или еще чего-то, они борются не за мировое господство, не за деньги — не в деньгах дело. Дело в том, что у них появляется биологический шанс стать супер-доминантом, он маленький, ничтожный, но он есть.

Это привлекает молодежь во всем мире больше, чем любые обещания, поэтому, сколько ни говори, что давайте мы сделаем социальные программы, будем ходить строем с песнями, и все будут такие замечательные — ничего из этого не получится. Потому что единственный, кто на этом наживется, — организаторы этого процесса, которые станут очередными политиканами и сделают себе карьеру. А реальные люди, на которых это направлено, ничего в своей жизни не изменят.

— Получается, что нынешняя западная модель гарантирует саморазрушение, запрограммирована на саморазрушение?

— Да, конечно.

— То есть это усреднение, это общество потребления? Я сейчас не в эмоциональном смысле, а в качестве описания концепта существования.

— Общество иллюзий равных возможностей. Никаких равных возможностей ни у кого нет. Существует невероятное, немыслимое рабство в той же самой Западной Европе, о котором нельзя было мечтать ни в каком XVI веке. Why? Потому что…

— Но бежать от этого и осознавать — это будет все равно очень узкая группа пассионариев?

— Ничего подобного, это же биологические принципы. Вы не можете бороться с биологическими процессами социальными увещеваниями. Социальные инстинкты, конечно, хороши, они задерживают людей, они плохо меняются, но вероятность, почему молодежь-то едет в основном — те, у кого еще не очень сложившиеся социальные инстинкты. У человека социальные инстинкты нарабатываются долгое время, но это что означает? Что у животных есть запечатление, такой феномен, это значит — гусята еще в знаменитом эксперименте Лоренса выклюнулись из яйца, кого они первым увидели…

— Тот и мама.

— Тот и мама — вот они за Лоренсом ходили. У человека, и это навсегда, на всю жизнь, это мама. У человека так же точно запоминаются социальные инстинкты, только это растянуто во времени: много пиков, связанных с половым созреванием, с образованием, с пятым, десятым. У человека долго формируется, но именно незрелая система как раз, те, у которых нет последних запечатлений, самых надежных, сыплются туда веселой гурьбой, и ничего с этим сделать нельзя. И противопоставлять надо не некие абстрактные увещевания, которые годятся только для отчетности перед большим начальством, а надо противопоставлять точно такие же дикие биологические инстинкты.

— Что может Европа предложить, мол, хочешь быть доминантом? On! А что — «на»?

— Европа уже ничего не может, потому что в Европе, к сожалению, выработали такой набор правил, которые будут преодолены, как всегда преодолевались во Франции — с помощью гильотинизации массовой. Это же французы придумали — виселица на 600 человек, это же достижение французской цивилизации.

Таким образом они производили смену социальных инстинктов у себя в стране на протяжении столетий. Такая скорость — это отдельный разговор, но специализация населения Европы привела к тому, что они находятся в эволюционном тупике. Они так долго и упорно себе отбирали область конформизма, что сейчас введение людей, совершенно не прошедших такой системы отбора, приведет к тому, что они начнут их отбирать сами.

Поэтому Европа загнала себя в тупик — у нас проще. На территории России этого не произошло, поскольку у нас огромные пространства: не понравилось что-то, пошел в лес и все. Кто тебя в Сибири найдет?

Получается, что у нас территория такая, что на ней можно спрятаться, и в результате искусственный отбор, на котором все строится — мы же отбираем сами себя, — продолжается с дикой скоростью и особенно жестоко сейчас. Он не позволял охватить все население, поэтому на территории России очень полиморфная структура мозга. У нас сложно найти одинаковых и достаточно умных, но если гребеночкой просеять, то будет Петр I — классический вариант.

Создавались геометрические школы, математические, арифметические. Что выяснялось: берут детей дворян, там 40 человек набрали — математику освоили два человека нормально. Новгородская школа, набрали 70 — четыре освоили. Русские совсем дураки — да не дураки, не в этом дело. Просто мы через молотилку искусственного отбора Европы не проходили, у нас можно найти для математики гениев, для чего угодно другого. У нас изменчивость мозга больше.




«Человечество тупеет — мозг уменьшается»

— Я недавно беседовал с Артемом Огановым, это известный ученый, который очень многого добился на Западе, в Штатах в частности. Он много где работал и вернулся сейчас в Россию, и рассказывал у нас же в эфире смешную историю. Он у себя там в университете, кажется, в Нью-Йорке, работал, создал специальную группу, куда просматривал лично сотни людей, отбирал самых талантливых, хотел сделать такую dream team — команду мечты.

И вот, говорит, я отобрал полдюжины, условно говоря, человек. Действительно, суперталантливые люди, фантастически работоспособные. Потом он вернулся в Россию и говорит мне, это он абсолютно искренне мне рассказывал, что в России, кажется, он в Физтехе работал…

— Физтех — серьезное место, да.

— Говорит, они там табунами ходят, те, кого я отбирал, лично просеивал через жесткое, тонкое сито моих требований. Я, говорит, поразился, что они тут ходят табунами, такого уровня…

— Ну, в Физтехе они почти все такие сейчас.

— Почему? Это как-то связано?

— А потому что у них система отбора, и так жить хорошо достаточно. У нас много прекрасных физиков, молодежи чудесной, я многих знаю. Действительно талантливые, если не сказать гениальные люди. Дело-то в чем? Дело в том, что у них система отбора, а у нас система привлечения, со времен Петра I это повелось. Как он там заманивал способных и талантливых? Их же не было. Сунулся к дворянам — там дурак на дураке дураком погоняет. Быстро уже при Екатерине отменили все эти сословные привилегии — лишь бы умных набрать, все равно каких.

В чем дело? Дело в том, что в России всегда людей привлекали как бабочек на свет. Создают условия некоторые и объявляют. Тот же Физтех — это такое место, туда сами талантливые с крылышками прилетают, а на Западе надо искать, фильтровать, и все равно не найдешь, потому что там все, кто поумнее, говорят: «Так зачем нам этим заниматься, мы пойдем деньгами торговать и в бизнес».

Туда, в науку, дураки идут заведомо, там другое дело. Ну кто там пойдет на зарплату в $10 тыс., когда можно иметь $100 тыс. в месяц? Ну и кому это нужно? Естественно, лучше идут акциями торговать, пузыри надувать строительные. Это же понятно. И кто поумнее, скажет: «Зачем, я буду надувать — есть и размножаться я буду в два раза лучше». Естественно.

That's all. Чем американский капитализм-то плоховат? У них условия такие — не для создания науки, а для пищеварения. То есть они хорошие ребята все, но у них сортинг обратный: они создают отток наиболее талантливых, умных людей туда, где как раз мозги-то и не очень нужны. И мы идем по этому же пути.

— Предвидя возражения наших слушателей — мол, да, не очень хорошо, но зато самая мощная наука.

— Чего-чего? Какая мощная наука?

— Еще раз, я отсылаю просто наших слушателей к известной лекции Митио Каку — это такой американский физик, который сказал, что весь наш успех в науке — а Америка — очень мощная научно-технологическая страна — связан какой-то, я не помню названия, реформой миграционной. Все.

— Ну, конечно. Они благодаря использованию IQ в школах выбили у себя — это известный факт — всех математиков, всех физиков, отправили их по тюрьмам, бензоколонкам и потом стали закупать в Европе, в странах социализма и в России. И Буш просто публично объявил: «Мы решили все свои математические проблемы с помощью русских математиков». Это публично было сказано президентом. Можно с этим спорить, но признание откровенно.

— А в этом смысле и с этого ракурса ЕГЭ — это зло?

— ЕГЭ — это зло, как зло — педология вообще. То есть педология — это такая наука с нехорошим названием, которая…

— Да, название так себе, неудачное название у науки.

— Она состоит в том, чтобы с помощью вычислений, то есть оценки с помощью тестов, физиологических, таких-сяких, определять способности детей и сортировать сразу. Этим увлеклись сразу после Октябрьской Великой социалистической революции. Пришли как раз педологи в образование и начали шуровать. И они все там разделили уже, чуть до расового уровня не дошло, национального, по способностям, и в конце концов в 1936 году было опубликовано огромное постановление ЦК. Оно так и называлось — «О педологических извращениях в Наркомпросе», где-то там еще… И это было запрещено. Вернулись к старой гимназической системе, дореволюционной, и все сразу наладилось. У нас с 90-х годов пришли эти самые нехорошие люди с плохим названием, педологи, сейчас они находятся в руководстве Министерства образования и науки, и по этой причине у нас образование разрушается.

Была еще, конечно, одна причина: в связи с тем, что дети начальников, которые умело зарабатывали на казне, вывозили свои деньги на Запад, а их дети выезжали туда, и там их дипломы не признавались, на потребу этого всего начальства было придумано подписаться под Болонской конвенцией. Эти баллы введены, которые, если их полностью принять, просто разрушат медицинское, например, образование, потому что тот уровень образования, который был у нас, который мы насаждаем сейчас благодаря этому, намного ниже, это известно. Но в результате диплом у этих недоучек, которые все равно будут жить на папины и мамины деньги, вывезенные отсюда, там признаются.

— Откуда же тогда берутся настоящие ученые, настоящие врачи, почему же уровень медицины и, соответственно, продолжительность жизни и качество жизни растут неуклонно? Где же, может быть, есть какое-то тайное место, где все-таки настоящих врачей, настоящих ученых готовят, а весь остальной мир отупляют? Где это место?

— Есть наука, а есть статистика, это, во-первых. То есть я не очень верю всем этим данным, скажем так, я им совсем не верю. Относительно статистики — я знаю, как она делается в медицине, я знаю, какими принципами руководствуются те, кто отдают приказы, и мы статистики никакой и никогда настоящей не получим. Why? Потому что самое главное патологоанатомическое отделение, то есть люди, которые устанавливают причины смерти, подчинены главврачам больницы, и что им скажут, так и будет. Если службу объективизировать, а это очень важно, выделить ее на уровень министерский, отделить ее от здравозахоронения, то есть, прошу прощения…

— Это очень хорошая оговорка — здравозахоронение, так.

— Отделить и придать им функции проверочные, тогда бы мы получили реальную статистику, а так ее нет и никогда не будет, потому что это заложено в саму структуру таких подсчетов.

— Вы не верите, что продолжительность жизни стала выше?

— Я не верю ни в распределение заболеваний, ни в продолжительность жизни, ни во что-то другое. Объективных данных нет, поскольку они контролируются теми, кто, собственно, и должен о них заботиться.

— Хорошо, очень легкий бытовой пример. У меня в руках смартфон — просто практически совершенное устройство и по дизайну, а главное, что по возможностям. То есть кто-то где-то все равно что-то придумывает, где-то есть настоящая наука, настоящие технологии, настоящее производство, где-то же это есть?

— Да, конечно, это есть, и в это вкладываются, вопрос же ведь подсчетов того, сколько вложено. Вот вы смотрите, BlackBerry сейчас умер, сколько фирм умерло, многомиллиардные вложения в это дело, а посмотрите в ту же науку. Например, возьмем такую науку, далекую от меня — мне всегда это очень приятно, чтобы меня не заподозрили в каком-то субъективизме — палеонтологию. Конгресс палеонтологов, например, будет сейчас в Германии, в прошлом году где-то в Штатах, и из Штатов приезжает около 800 палеонтологов, которые занимаются такими модными у детей проблемами, как динозавры. А у нас такой конгресс соберет, как вы думаете, сколько народу? Это только из Америки 800 человек, то есть около 2 тыс. можно собрать по всему миру палеонтологов.

— Сколько у нас, вы имеете в виду?

— Мы занимаем гигантскую территорию, у нас же сколько всего сдохло на этой территории и лежит. Нет, трое действительно профессионалов — не тех, кто там раздувает щеки, а реально кто уважается в мире, три человека. Ребята, о какой науке вообще идет речь? То есть если у вас там работает с учетом аспирантов в штате 2 тыс. человек в этой области, и там действительно жизнь кипит, и там многие вещи исследованы, они едут по всему миру, чтобы исследовать палеонтологию в Монголии, в Китае и прочее-прочее. Они туда рвутся тут же, платят деньги местным, организуют раскопки, чтобы наука прирастала. А у нас? Три человека, которым к тому же не дают деньги. Я просто сам участвовал в одном из проектов, где были найдены новые останки динозавров, нужны были деньги, ни одна организация не дала, пришлось обращаться к частным лицам и просто за Христа ради просить, потому что я сказал, что если протянуть год, два, материалы уйдут на Запад. Так и произошло: все ушло на Запад за три копейки, было сдано за совместные публикации, отдали все, то есть всю самую главную информацию. Это я имею в виду Забайкалье, месторождение Кулинда, известная вещь. И так по всему миру.

Поэтому науку можно требовать в том случае, ждать чего-то, что будет производиться, если ее взять и очистить. Вот взять, например, Академию наук, очистить от ВПК, от прикладных физических институтов, кто решает абсолютно не фундаментальные задачи, вычистить все это, и там останется полторы калеки, а если взять бюджет, то из бюджета надо же не забыть больше половины вычесть — это же налоги. У нас же, выделив деньги из бюджета в науку, например, 1 тыс. руб., с нее возьмут налогов с этой тысячи, как с пивного ларька. То есть получается, по отчетам у нас одну сумму дали в науку, а на самом деле она вдвое меньше. И так это гроши, у нас вся Академия наук получает столько, сколько какой-нибудь университет в Беркли, один. Конечно, чего ждать, что там будет прирастать? Поэтому начинается сейчас особенно смертельный экспорт мозгов, мы про мозги же говорим.

— Мы говорим про мозги, конечно, а еще в широком смысле про наши конкретные мозги на наших широтах, на наших территориях я услышал от вас. Я же все-таки пытался на самом деле понять: за последние тысячи, может, десятки тысяч лет понятно, что мы фундаментально не изменились, то, что вы описали, эта структура наших потребностей и их реализации не оставляет никаких иллюзий, кто мы. Несмотря на то, что мы в элегантных свитерах и в рубашках, по сути-то мы все те же.

— Да, все те же.

— Но, тем не менее, в целом человечество, даже мы, будучи теми же, умнеем или тупеем?

— Нет, мы тупеем, мозг уменьшается. Я об этом и писал, и говорил многократно. По сравнению с моментом появления неандертальцев и кроманьонцев средняя масса мозга — а находок много, это не единичные черепа, кто сомневается, читайте первоисточники — это где-то в райное 1540-1560 г. Это очень большой мозг, у Маяковского было 1700, у многих талантливых людей мозг больше, в трех из четырех случаев у них мозг больше, чем средний. То есть признаки связи здесь есть, не надо думать, что связи нет. А сейчас в среднем у нас по планете, если брать даже Европу только, 1320 г. Мы потеряли почти 250 г по дороге, пожертвовав ими в пользу чего? Куда они делись?

Мы заменили наш творческий потенциал на конформизм, на социальный образ жизни, в котором не надо проявлять творчество, высовываться, и тогда ты гарантированно размножишься и перенесешь геном в следующее поколение. То есть получается упрощение организации в обмен на колбасу и возможность размножаться. Чем сообщество больше, надежнее, тем больше оно гарантирует репродуктивный успех. Объединение Европы — это что? Это повышение биологического статуса: давайте сбросимся все в кучу, нас будет там 500-600 млн, и вот тут уж нас никто не одолеет, и тут-то мы будем есть, пить и размножаться вволю. И наступило это счастье. Сейчас придут ребята с другими мозгами, это счастье может неожиданно закончиться.

Tags

See also

New and interesting