Лесь Подервянский: "Мы выстоим. У них нет ни одного шанса».

Виктория Славская




Личность Леся Подервянского не нуждается в представлениях. Сам Александр Сергеевич производит впечатление абсолютно гармоничной персоны. Мы расспросили его о вещах, актуальных на данный момент. А также о его нетленном творчестве.

– Лесь, скажите на милость, хватает ли вам цензурных слов по поводу происходящего в Украине?
– Ну, так, иногда да… Нецензурных все-таки больше.
– Каковы ваши прогнозы по поводу дальнейшего? Или вы всё-таки стараетесь воздерживаться от оценок происходящего?
– Почему же, прогноз один. Мы выстоим! Конечно! Потому, что у нас нет другого шанса. И у них тоже.
– Уже сейчас известно о том, что активно планируются провокации на майские праздники…
– Ничего. Прорвёмся! Все будет хорошо!
– А как на счёт информационной войны?
– Мы уже победили в этой войне, потому, что весь мир на нашей стороне. Вот и все. А весь этот плач по поводу того, что мы проигрываем информационную войну – это неправда, т.к. выиграть информационную войну на поле кацапов все равно невозможно. Да и не нужно. Они зазомбированные люди. Есть война, нет войны – они все равно будут оставаться в зазомбированном состоянии, потому, что они рабы.
– Как сохранять трезвость?
– Я думаю, что нужно жить с открытыми глазами и говорить правду. Кацап – это наш природный враг. И не нужно нас стравливать. Это просто нужно знать. Вот и все. Не нужно никаких мулек сталинских, что «народы – братья». Нет никаких братьев. Вся наша история не предлагает никаких обстоятельств для этого.
– Насколько тяжело выживать писателю в данных условиях?
– Я, честно говоря, не знаю, потому, что я вообще-то художник, в первую очередь. А пишу я так – от случая к случаю.
– Как хобби?
– Не то, что бы хобби. Я умею писать и делаю это профессионально. Но я с этого не живу, т.к. делаю это крайне редко. Честно говоря, я не знаю, как выживают другие писатели – даже понятия не имею. Я замечаю, что они все время что-то пишут, раскручивают, куда-то ездят. Но я не знаю, как они живут. Больше знаком с художественной сферой.



– А что вас все-таки заставляет иногда брать перо в руки?
– Действительность. Вот собираюсь писать роман. Никогда этого не делал. Но раз пообещал, то соберусь и напишу. Роман будет называться «Тайный обвал». О поиске истины и дальнейшем её нахождении.
– У героя получится заглянуть за дверь, на которой написано слово «Fu&ck!»? Это по вашей «Нирване»…
– Все будет намного сложнее…
– Во время активного противостояния на Майдане вы высказались по поводу того, что должна существовать система контроля власти – вами даже была выведена формула по поводу необходимого для этого количества людей: «до х*я». Может, вы в поддержку напишете какую-то маленькую новеллку про зеленых человечков, танки…
– Литература тут ни при чем. Тут автомат в руки и вперед на передовую! Я совсем ничего не писал и не пишу фельетонов на злобу сегодняшнего дня. Возможно, позже что-то и появится, но сейчас тяжело сказать. Все, что я написал – актуально всегда. Я пишу вечные вещи. Безусловно, нынешние события войдут в историю, но всё-таки это эпизод. Намного интереснее смотреть эти события в он-лайне – в интернете или по телевизору. Без всяких комментариев.
– А как у вас возникла идея написать оперу?
– Это была такая смешная история. Мне позвонила одна девушка и сказала: «Ой, никак не могу уснуть. Ты не мог бы мне сказку на ночь рассказать?». Я и написал ей сказку в sms-ках. После я её перенёс на бумагу, а уже из этого получилась sms-опера. Это возникло абсолютно спонтанно. А потом я пришел к своему композитору и предложил сделать оперу. Иногда там присутствует, конечно, и ненормативная лексика. А герои – Мышка, Зайчик, товарищ Сталин, товарищ Берия и Гитлер.
– Знакомы ли вы с творчеством авторов современной украинской литературы? Дереш, Карпа, Жадан…
– У Дереша я читал что-то очень давно. Жадана я хорошо знаю, мы с ним товарищи. А Карпу не читал. Это как в анекдоте: чукча не читатель, чукча писатель. Честно говоря, я уже лет 20 или 30 не читаю, потому, что считаю, что человек до 30 лет должен прочитать уже все. Что я, собственно, и сделал. Я всё прочитал и уже не думаю, что мне что-то ещё необходимо читать.
– Как вы относитесь к «комитету по защите морали»?
– О, мы стебались над этим комитетом! Не знаю, живы они сейчас или нет. Но, честно говоря, я думаю, что они сейчас в состоянии агонии пребывают. Хотя чёрт его знает. Возможно, это такая живучая бацилла! Но не думаю, что она виживет. Тем более, в наше революционное время.
– Есть ли собственное произведение, которым вы гордитесь?
– Я очень критично отношусь к своим произведениям. Мне нравится только то, что я написал вот-вот. А через день-два я уже прохладно к этому отношусь, а спустя некоторое время мне и вовсе не нравится. Но главное удачно подобрать действующих персонажей – тогда они хорошо «сыграют в футбол». А еще нужно поставить их в какую-то необычную обстановку или помещение. Теперь вы знаете рецепт – садитесь и пишите.
– А как вы относитесь к своим подражателям?
– Отношусь плохо, т.к. каждый должен оставаться сам собой.
– Место встречи изменить нельзя?
– Если нельзя, но очень хочется, то можно.
– Что пожелаете украинцам?
– Мы выстоим. У них нет ни одного шанса.
  • 1386
  • 28/04/2014


Поделись



Подпишись



Смотрите также