Александр Онуфриев: “Огляделся я по сторонам и понял: “Саня, надо шото срочно менять…”

Анатолий Голубовский

У Александра Онуфриева мне довелось поработать пока только раз. Но запомнился и сам Саша — легкий и веселый и столь же легко и точно выстраивающий мизансцену, запомнилась дружелюбная атмосфера на площадке. Впоследствии не один раз читал в фб его посты о мастер-классах, а затем и о грядущем выходе книги. Такое пропустить было уж никак нельзя. Беседа получилась очень обстоятельной, и для удобства восприятия интервью разделено на три части...






-Скажи, когда к тебе пришла мысль стать режиссером?


-Первый раз эта мысль пришла то ли в 10-м, то ли в 11-м классе. Я приобрел книжку “Все ВУЗы Киева”, внимательно изучил кто и что предлагает. И так получалось, что самое интересное из всего — режиссура в Университете Карпенко-Карого…

-Секундочку. Я думал, что ты — питерский…


-Родился в Питере, но вырос и жил здесь, в Киеве

-А сколько было лет, когда перебрались?


-Год…

-Но все равно можно сказать “Мы, питерские”?))


-Конечно))

-Итак, примерно 10-й — 11-й класс… А до этого вопрос профессиональной специализации тебя вообще не волновал?


-Вообще, я думаю, что более-менее точно определится, кем ты хочешь стать, можно в предпоследнем-последнем классе. А до этого очень часты метания в крайности…

-Ээээ… есть люди, которые рождаются взрослыми и уже в 10-11 лет точно знают кем хотят стать…


-Ну, иногда бывает. Но в основном происходит примерно так:
5 класс — хочу быть пожарным
8 класс — хочу быть врачом
11 класс — хе, ну и придумывал же я… юрист — и точка.
И вот то, что приходит к выпускному классу, уже можно воспринимать всерьез… Но может статься, что после окончания ВУЗа человек вдруг осознает: не то. Нужно менять профессию… У меня, к счастью, этого не произошло, я не разочаровался в режиссуре. Уверен — это мое. И хочу этим заниматься

-Замечетельно… Но вернемся: ты изучил справочник, понял, что единственное, что тебя привлекает — “режиссура и телережиссура в Университете Карпенко-Карого”. Почему именно в этом универе?


-Во-первых, у нас в стране это самый сильный ВУЗ. Так было и до сих пор есть. Во-вторых, в 95-м, когда я поступал, режиссура кино и ТВ была только там. В КНУКИ эта специальность появилась намного позже, так что особо и вариантов-то не было. Сейчас выбор появился, но Карпенко по-прежнему — это знак качества

-И вот пришло студенчество. Насколько Александр Онуфриев был добропорядочным студентом? Не появлялись ли мысли свалить?


-Таких мыслей не было. Но в моей ситуации был один нюанс: я поступил сразу после школы, и был единственным таким на курсе, в отличие от остальных, прошедших определенную жизненную школу. И мне было сложно придумывать идеи для фильмов и этюдов. Каждый раз это была мука мученическая…

-Может, просто не хватало объема личности?


-Может быть. Просто не созрел еще на тот момент. А вот уже после окончания универа я стал ловить кайф от придумывания. Вот учился бы лет 5 назад — было бы вообще супер. А тогда — повторюсь — все рождалось в жутких муках. Но спасибо Николаю Ивановичу Мерзликину, мастеру моего курса, за то, что поверил в меня и в итоге дал ту профессию, которая действительно является “моей”

-”Поверил” — были какие-то сомнения относительно твоей персоны?


-Вроде были. Я уж не уточнял впоследствии, какие именно, но конкуренция на место была приличная, так что наверняка имелись другие варианты. Но взяли в итоге меня…

-Универ прошел на одном дыхании или были подводные камни?


-Я рос постепенно. Первый-второй курс были тяжелыми, больше в психологическом плане, мне нужно было повзрослеть. К третьему курсу это случилось, и я стал получать удовольствие от процесса. Начал чувствовать себя комфортно, уверенно

-А можно сказать, что было какое-то переломное, знаковое событие или все происходило плавно и постепенно?


-Переломное событие состоялось в конце второго курса, когда я отрастил бороду. У меня с детства была психологическая проблема — обидчивость с долгоиграющими последствиями. Я мог обидеться — и неделю быть не в настроении. И это было моей “визитной карточкой” — и в школе, и даже в универе. Но в конце второго курса пришло понимание: если я с не решу этот вопрос, мне будет в жизни крайне тяжело, поскольку вряд ли найдется много желающих общаться со мной…

-Вот так в 19 примерно лет к тебе пришло осознание серьезного пункта, к которому многие и вовсе не приходят?


-Так ситуация-то была аховая: со мной реально не хотели общаться. Когда у человека сегодня прекрасное настроение, а завтра — “не подходи ко мне, я обиделся”, и такие качели в режиме “сутки через сутки”, кто ж такое выдержит? Поэтому были проблемы и с девушками, и с друзьями. Огляделся я по сторонам и понял: “Саня, надо шото срочно менять…” И решил, что для того, чтобы измениться внутренне, нужно начать с изменения внешнего. И вот, отрастил я бороду и, повторяя мысленно “надо менять, менять, менять”, за третий курс таки изменился…Я вообще уверен, что любое внешнее изменение ведет к внутреннему: надев фрак, ты не сможешь вести себя, как гопник, надев шорты и растянутую майку — вряд ли ощутишь себя джентльменом

-Стало быть, опираясь на бороду, как на фундамент, ты сумел измениться внутренне. И это совпало с моментом, когда тебе стало легче и интереснее учиться…


-Я думаю, что второе стало следствием того, что я сумел произвести изменения. У меня ведь были проблемы в общении и с преподавателями…

-Да и в целом в этой индустрии с подобным характером делать нечего…


-Ну, может, и есть чего. Но КИНО — это, прежде всего, сфера межличностных отношений. И если Вася, к примеру, талантлив, но как человек — говно, ему будет сложно добиться успеха в этой сфере. В идеале, конечно, ты и талантлив, и приятен в общении




-А Эдвард Нортон?


-Лично не знаком, но… гениям прощают многое. Пушкин, по отзывам современников, был малоприятной личностью, добивавшей окружающих своими эпиграммами. Но он — Пушкин

-Разумеется. Гениальному говнюку всегда простят то, чего не простят добропорядочному гражданину, у которого в добродетелях главный пункт “я никогда не опаздываю”


-Ну, а чего ты добьешься без актерского либо режиссерского таланта, будь ты хоть трижды интеллигентен?

-То есть, мир развивается в направлении гениальных говнюков?


-Ну, гениальных людей не так уж много…

-Ладно, талантливых говнюков…


-А талантливые люди нечасто бывают говном. Вот этот “недобор до планки гениальности” они заполняют интеллигентностью и доброжелательностью. Я бы даже сказал, что талантливому человеку полезно быть таким. Я уж точно не гений, никаких сомнений

-Ты к этому выводу сам пришел или?


-Мне кажется, гений — это тот, которому легко дается. К примеру — Моцарт. А тому же Сальери нужно пахать, и Моцарт, творящий мелодию по щелчку, его просто бесит.

-А как ты относишься к тезису, что гениальность — это 1% таланта, а остальное — упорный труд?


-Не. Гениальность — это легкость. Поэтому, думаю, гениальные люди очень часто расслабляются. Легко дается, не особо ценится, им скучно… А вот талант — да. Есть какой-то задаток, который нужно развивать

-Как обстояли дела со стимулирующими средствами в период обучения?


-У меня — никак. Алкоголь, наркотики, табак меня не интересовали, а на курсе… Ну, наркоты точно не было, остальное — в разумных пределах. Совершенно непьющие студенты — нонсенс…

-С кем-то дружил в универе?


-К окончанию были хорошие отношения со многими сокурсниками, а еще был друг с организации и производства фильмов. С ним мы сошлись на почве музыки. Он прекрасно играл на гитаре, а я на 4-5 курсе вдруг начал писать песни. Мы с ним организовали группу “Майбутні фахівці”, было у нас почти полтора десятка песен в репертуаре…

-Так на альбом хватает…


-Ну, на один — да. Но, поскольку я человек не гениальный, а просто талантливый, на этот один альбом меня и хватило. А потом — как отрезало. Сейчас вроде и хочется, и есть, о чем, но как-то не идет…)А тогда некоторые песни стали хитами. В нашей среде

-А может, просто нужно было попробовать, чтобы понять — это здорово, но не совсем мое? Не то, что хочется делать больше всего…


-Я рассматриваю это как дополнительные функции. Основная: я — режиссер. А остальное — актер, песенник — вспомогательное. Талантливый человек талантлив во многом.

-Насколько легко ты влился в телеиндустрию?


-Работать на ТВ я стал, еще будучи студентом. Была такая программа “Ситуация” — криминальные новости за день. Я в ней был ассистентом режиссера. После окончания универа продолжил трудиться на ТВ — вторым режиссером, старшим, в новостийных и шоу-программах. Случалось и режиссером записи, имел опыт прямых эфиров. Телик я прошел от и до, знаю все жанры не понаслышке. Но ТВ никогда не было “моим”, потому что это — большой конвейер. Интересно делать первый выпуск, когда это творчество. А дальше рутина и закручивание гаек. Меняются лица, сюжеты, информация. Но по сути — остается то же самое

-А для тебя принципиально важно, чтобы тебя захватывал сам процесс?


-Иначе мне становится скучно



-Пропадает вызов твоему профессионализму?


-Просто становится скучно. Я, к примеру, не смог бы работать на заводе, когда надо изо дня в день делать одно и то же. Я бы задохнулся. Поэтому и ушел с ТВ, хотя в определенный момент там было очень комфортно. Работа неделя через неделю, приличная зарплата… Но я не получал от этого удовольствия. А когда ушел — фактически в никуда — да, это было стремно, но это нужно было сделать

-А что ты подразумеваешь под “в никуда”?


-Я не уходил на какую-то конкретную работу. Просто уходил, потому что “наелся”

-Ушел, и?


-Стал искать варианты, чтобы заниматься тем, чем хотел — снимать игровое кино

-Базу не подготовил


-А вот не получается у меня как-то готовить базу. В какой-то момент чаша переполняется, бежит через край. И надо все резко менять, чтобы тебя не залило окончательно. С телеком получилось, что я ушел, не имея четкого понимания — куда конкретно. Просто понимал, что хочу заниматься другим. Фильмы, сериалы — не важно. Главное — чтобы не документалистика, а игровое кино

-Как быстро случился первый проект и что это было?


-Для начала я столкнуться с проблемой — отсутствие портфолио. Все продакшены (а их было на тот момент намного меньше) интересовались этим пунктом, а у меня, как выяснилось, представить было особо нечего. Ну, снял еще в универе пару работ. Одна — слишком аматорская, несовершенная технически, хотя сама идея была хороша. Вторая на более серьезном уровне, но была снята на кинопленку и у меня не было возможности оцифровать. Нужно было что-то решать вопрос, и я снял короткий метр.

-На свои деньги?


-Да. Договорился с друзьями, снял. Получилось говно…

-Как она называлась?


-Не скажу. Иногда пересматриваю — стыдно. Но крайне редко бывает, чтобы задуманное получилось с первого раза. Всегда нужно набить шишки. Ну, и лучше набивать их за свои деньги, чем когда кто-то заплатит, а я сделаю каку. Так что все пошло по плану. После этого я снял вторую короткометражку — “Реалити”, уже на более высоком уровне.Об этом фильме говорить не стыдно, он получил несколько призов на международных фестивалях. Так у меня появилось, что предъявить в портфолио. После этого со со мной начали общаться совершенно по-другому

Продолжение следует...
  • 209
  • 29/08/2018


Поделись



Подпишись



Смотрите также