Цитаты Броуди Страница 1 из 3

Он может сыграть любого персонажа, его талант и яркая внешность способствуют этому с огромной силой. Многие считают Эдриана Броуди малопривлекательным мужчиной, исходя из стандартных понятий о мужской красоте, но также как и у Венсана Касселя у этого актёра есть чему поучиться более симпатичным коллегам. Его грустные глаза и пронзительный взгляд, его плавные движения и эмоциональную наполненность каждого сценарного слова оценили не только в Америке и Франции, вручив Эдриану «Оскар» и, соответственно, «Сезар» за роль в фильме «Пианист», но и в других странах, где его знают, как талантливейшего из актёров. Фильмы с его участием практически всегда окупаются, ведь посмотреть на игру этого 39-летнего американца всегда интересно. Броуди признаётся, что всегда берётся за роли, бросающие ему вызов, и именно поэтому он снялся в таких картинах как «Пиджак», «Эксперимент» и «Джалло». Эдриан работает по системе Станиславского, что русские актёры должны взять на заметку. Хоть они и русские, но работать по этому методу совершенно не умеют…

В детстве я был бешеным, непослушным и все время врал. Наверное, поэтому я и стал актером. Другого объяснения у меня нет.




Кстати, что до личной жизни, то на этом фронте у Эдриана также нет проблем. Ему приписывали множество романов, например, с Кирой Найтли и Холли Берри, но серьёзные отношения актёра связывали только с нынешней супругой Криса Хемсворта Эльзой Патаки. Девушка даже была помолвлена с Эдрианом, но всё-таки предпочла Броуди молодого и красивого австралийца. Но Эдриан сейчас не так уж расстроен, т.к. его отношения с Ларой Лейто в самом разгаре (недавно папарацци удалось сделать несколько пикантных снимков, один из которых найдёте в посте).

Люди мало знают меня, они знают лишь мои работы.
Быть звездой не так круто, но некоторые преимущества все же есть. Например, вас не могут вырезать из фильма при монтаже.
Знаменитым меня сделал Оскар, а не 17 лет работы в кино. Но Оскар не меняет вашу жизнь. Он лишь меняет людей и жизнь вокруг. Просто после этого вы уже не в силах оставаться прежним, потому что вокруг вас поменялось все.


Прежде чем стать актером я был простым парнем из рабочего квартала в Квинсе (один из пяти районов Нью-Йорка). По большому счету, если отбросить некоторые несущественные мелочи, им я и остался.
Когда мне вручали Оскара за «Пианиста», я был на другом конце света — мы как раз снимали «Кинг-Конга» в Новой Зеландии. Одним словом, где-то там, за океаном, мне вручали Оскара, а я валялся на гостиничной кровати голым и жрал гамбургер. По-моему, это один из лучших способов получить награду.
Я не люблю Голливуд. Все, что вы там слышите — это: «Ой, а что вы предпочитаете в одежде? Ой, как вы замечательно выглядите! Ой, а знаете такого-то? Раньше был красавец, а теперь не лицо, а какой-то анус».


Мне нравится хранить тайны. До тех пор пока это не причиняет кому-то неудобства, это забавно.
Скажу по секрету: Шон Пенн может вести себя как настоящий ублюдок, если ему не нравится, как вы работаете.
Мне нравится работать с Полански. Он чертов гений. Все, чем он обладает, идет из его личного опыта. Иногда мне кажется, он что-то вроде сверхчеловека — потому, что вынести столько, сколько вынес он, под силу не каждому. И он готов ко всему. Я помню эпизод на съемках «Пианиста». Мне нужно было выпрыгнуть в окно. Внизу быт страховочный мат. Я замешкался: «Черт, а кто-нибудь уже пробовал прыгать в это окно?» Все помотали головами. «Что, никто не прыгал?» — переспросил я. И тут Полански взял и сиганул в окно. Уже снизу он крикнул: «Ну вот, кто-то попробовал. Теперь твоя очередь!» И я прыгнул. Помню, я здорово долбанулся лицом и ободрал ребра. А Полански хоть бы что. Даже штаны не помял.


Я часто думаю о том, что когда-нибудь я покажу «Кинг-Конга» своим внукам. Наверное, я скажу им: «Смотрите, каким я был крутым! Смотрите, каким крутым был ваш дед, когда бежал через джунгли». А внуки, небось, скажут: «Да ну, фуфло какое-то».
Самые удивительные путешествия — это те, которые вы совершаете не как турист.
После съемок «Поезда на Дарджлинг», которые проходили в Индии, я стал иначе относиться к коровам. Наверное, сотню раз я был свидетелем следующей картины: поезд ни с того ни с сего останавливался, мы все вываливались смотреть, что произошло и видели на путях корову. Эти коровы были особенно упрямы и никак не хотели сходить с путей. А индусы не особо хотели их беспокоить. И тогда мы говорили этим коровам: «Пшла, пшла!» И коровы почему-то слушались нас.
  • 983
  • 17/12/2013


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое