Новые дальнобойщики Страница 1 из 4

Москва, Урал, Сибирь и другие независимые государства глазами дальнобойщиков нового типа

Для рядового водителя на трассе фура — она и есть фура: что там в ней и кто там в ней — вопросы из разряда «почему деревья качаются». А между тем в кабинах большегрузных машин сегодня происходят весьма любопытные для социолога вещи. Во время кризиса профессия дальнобойщика претерпела серьезный апгрейд: в нее устремились тысячи бывших бизнесменов, офисных работников, врачей, учителей и даже милиционеров, неся с собой новые порядки, традиции, менталитет. Лицо дальнобойщика стало заметно умнее, а взгляд на окружающий мир — намного глубже. Корреспондент «РР» проехал пол-России, пересаживаясь из фуры в фуру, чтобы понять этих людей и страну, по которой они ездят.

Буквы + 14 фот Владимир Антипин



Чикагский профсоюз

— Здорово, дружище! Это Руслан из сопровождения. Какие у тебя там проблемы? Черная «тойота» пасет? Не заметил, сколько там их внутри? Нет? Ладно, сейчас подъеду.

Бывший именитый боксер Руслан Омаров в челябинском клубе дальнобойщиков «Братишка» числится скромным экспедитором. Его работа — сопровождение грузовых автомобилей по Челябинску, единственному городу в стране, в который дальнобойщики без охраны стараются не заезжать.

— У нас в городе есть и серьезные организованные «бригады», но грабят в основном мелкие группы негодяев. Могут встретить водителя и на въезде, и на выезде, и даже прямо в центре, — Руслан уверенно ведет по челябинским улицам видавшую виды «девятку», полученную давным-давно в качестве приза за очередную победу на ринге. — Сейчас посмотрим, что там за тонированная «тойота» объявилась.

Но повстречаться с живыми автограбителями на этот раз не удается — завидев машину Руслана, водитель иномарки резко дает по газам и исчезает в лабиринтах гаражей, чуть не раздавив мирно шагающих вдоль дороги расконвоированных зэков: дальнобойщик Дмитрий Наговицын из Удмуртии, которому потребовались услуги сопровождения, разгружался рядом с одной из зон, их в черте города несколько.

— Полтора часа меня пасли, — объясняет он. — Мне сейчас до выезда из города спокойно добраться бы. Дальше уж я сам.

— Работаю я «на барина». За рулем три года. Дома мать с отцом и братья с сестрами — четыре штуки. Всех надо кормить, — рассказывает мне Дмитрий, пока Руслан едет впереди, показывая клиенту дорогу. — Хотя родители деньги, которые я им даю, пропивают. Сам я не пью. Вообще. Мороженое больше люблю. Могу ящик съесть.



«Барином» или «папиком» наемные дальнобойщики называют владельца автотранспортной фирмы. Тех, кто ездит на собственных фурах, считают счастливчиками: мечта каждого дальнобойщика — рано или поздно стать как максимум «барином» или как минимум хозяином хотя бы одной машины.

— Летом было хорошо, — продолжает Дмитрий. — Сено к вам в Россию возили. Там же все сгорело, скот кормить нечем. Что-то более или менее уродилось только у нас. Неплохие деньги подняли тогда.

«К вам в Россию» — это не оговорка. Для людей «за большим рулем», которые на дороге проводят большую часть жизни, страна уже давно поделена на отдельные государства: Москву, национальные республики, Севера, Дальний Восток… Поначалу это ощущение полураспада несколько коробит, но это постепенно проходит: слишком много встречаешь доказательств того, что дальнобойщики правы.

Услуги клуба «Братишка» по сопровождению стоят 399 рублей. Это самая низкая цена в городе. На выезде Руслан протягивает Дмитрию визитку и специальную клубную наклейку, гласящую, что ее обладатель находится под защитой. Местные бандиты делают примерно то же самое, только их услуги обходятся в несколько раз дороже и вместо наклейки — простой листок бумаги с непонятными каракулями. Причем никаких гарантий обладатель «малявы» не получает, так как на территории «работает» огромное количество не связанных друг с другом «бригад». Это особенность Челябинска. Здесь нет единоначалия ни в официальных структурах власти, ни тем более в криминальных.

— Я без оружия езжу. У клуба уже сильная репутация, и с нами предпочитают не связываться. — Мы беседуем с Русланом в одном из придорожных кафе на трассе Москва — Челябинск. Рядом с заведением огромный плакат с надписью «Вооруженное сопровождение по городу». — График у нас ненормированный, заявка может поступить в любое время. Хотя постоянные члены клуба стараются предупреждать о своем появлении заранее. Все. Заканчиваем с кофе. Пора ехать. Надо клиента с Татарии проводить до места разгрузки.



Клиент остановился в тридцати километрах от города. Дальше ехать в одиночку не рискнул, предпочел подождать, пока освободится Руслан.

Вечером встречаемся с президентом клуба дальнобойщиков «Братишка» Кириллом Карташковым. Это колоритный рыжий здоровяк в красном спортивном костюме. Ездит президент на тонированном «хаммере» с перевернутыми номерами.

— Это я, — говорит, — на спор номера не переворачиваю. Много народу уже ставки делали, что гаишники заставят номера перевесить. Пока все спорщики проигрывают.

Местные журналисты организацию Карташкова называют «чикагским профсоюзом». Он на сравнение с американскими гангстерами не обижается. «Братишка» — структура действительно серьезная. Только официально ее членами являются 10 300 дальнобойщиков, это почти пятая часть всех водителей грузовиков стране. Филиалы организации действуют в нескольких регионах России и странах СНГ. Есть свои стоянки, кафе, ремонтные мастерские. Ежемесячный взнос каждого дальнобойщика — тысяча рублей. В общем, своеобразная общефедеральная «крыша»: заплатил — и едешь куда хочешь.

Клуб берет на себя еще и функции арбитража: пару раз он объявлял бойкот транспортным фирмам, которые кидали водителей. Явление это распространенное: можно перевезти товар, а денег за это так и не получить. Организации, попавшие под бойкот, понесли серьезные убытки.

— Мы не профсоюз, — объясняет Карташков, глотая очередной пельмень с медвежатиной, их в кафе приготовили специально для него. — Мы не зарабатываем на членских взносах. Если честно, основной наш заработок идет с того, что члены клуба обслуживаются в дружественных нам автосервисах, останавливаются на наших стоянках, едят в наших кафе, ночуют в нужных гостиницах. А чтобы они это делали постоянно, мы должны обеспечивать их безопасность. Если бандиты всех сгонят с трассы, если коммерсанты будут кидать водителей, то кто будет работать на трассе?

— А милиция не может обеспечить безопасность на дорогах?

  • 626
  • 28/04/2014


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое