Сергей Анчуткин: "Я думаю, мир устроен по-разному" Страница 1 из 3

Анатолий Голубовский
Сергей Анчуткин — актер театра «Черный Квадрат», тренер, инструктор. И просто море обаяния






-Расскажи, как тебя занесло в Киев

-На тот момент мы жили в Николаеве. В одиннадцатом классе у одной девушки были в отношении меня серьезные намерения. А у меня — нет. Я до сих пор считаю это одной из важнейших причин моего переезда в Киев. Приехал, поступил в КПИ. Тогда большинство бывших одноклассников училось в местных институтах или ПТУ, а я — ишь ты — подишь ты, поступил в столичный ВУЗ!
-Что интересного можешь рассказать о жизни в Николаеве?

-Учился в школе, участвовал в самоуправлении
-Это что?

-В десятом классе ко мне подошел друг. Предложил участие в его проекте. Друг этот был на тот момент одним из самых видных школьных активистов Николаева. И он создал проект по объединению всех школ города в единую сеть самоуправления. Что-то вроде парламента для школ. Первое собрание. Кроме нас было человек пять. Я совершенно не понимал, о чем они говорили, но, когда дошла очередь, принял участие в обсуждении. И через полчаса выяснилось, что я теперь один из глав. Полгода не мог прийти в себя, поскольку совершенно не представлял, что такое ученическое самоуправление.
Но как-то выгребли, провели несколько общегородских собраний, у меня собрался штаб около сорока человек. Мы пытались делать газету, ездили по школам и интернатам со всякими программами, помогали игрушками детским домам.
-То есть, можно сказать, что у тебя есть серьезный опыт руководящей работы?

-Это была довольно веселая работа. Штаб периодически собирался, и за пару дней мне нужно было всех предупредить, что есть важный вопрос для обсуждения. Я обзванивал тех, с кем мне было интересно общаться. Это было человек двадцать. Человек пятнадцать приходило. Мы мило общались пару часов на разнообразные темы и иногда придумывали какой-нибудь проект. Вот такая руководящая работа
-Интерес к работе с детьми — с того времени?

-Нет, наверное. Интерес к тому, как ведет себя ребенок дошкольного возраста, как с ним общаться и наблюдать за этим, появился лет в 14. Как только решил проблему ревности к младшей сестре, так и понял, насколько интересно наблюдать за маленькими детьми. С тех пор хожу к друзьям, у которых есть дети, ради детей.



-В семье был старшим?
-Да
-Ну, а каким образом пришел в ЧК?
-Это очень забавная история
-Да она у подавляющего большинства забавная и запутанная
-Мы с девушкой хотели пойти в театр и долго выбирали, в какой. В классический не хотелось — уже были и обошлось без особых восторгов. В результате список сократился до «Колеса», «Даха» и «Черного Квадрата». У ЧК была какая-то странная вещь под названием «Мафия» с припиской «экспериментальная площадка». Вот на «экспериментальная» мы и купились с потрохами. В тот вечер зажигал Курилко. Мы ржали полтора часа. Пошли и в следующее воскресенье. Снова был Курилко. Полтора часа здорового смеха. В результате сложилась картинка, что ЧК — это очень весело. Ходили полгода, пока не закончился сезон. А потом, когда начался новый, читаем анонс, а там написано «поступление». В голове мысль, что это какой-то новый спектакль. Ну, а что — «плоты» видел, «мафию» тоже. Нужно посмотреть.
Пришли — сидит народ. Но не просто ожидают, как перед спектаклем, а нервничают. Спрашиваю у сильно длинноволосого парниши, который что-то отчаянно бубнит себе под нос (потом я понял, что он заучивал анекдот), что здесь происходит. И узнаю, что собственно, происходит экзамен в студию ЧК. Первая мысль: «Ну и нафиг я пришел?» До этого момента я никогда не задумывался об актерстве. Мне нравилось писать стихи, рисовать.
Тут в коридор выходит девушка, говорит, что для поступающих вход бесплатный, для остальных — 20 гривен. Это решило вопрос. А что я, лох, платить?
Зашли, посмотрели. Почему бы и не попробовать? Вышел. И понял, что те люди, которые нервничали в коридоре, в общем-то правы. Поступление — довольно страшное мероприятие.
Где-то на середине то ли стиха, то ли истории Неелов меня остановил и сказал, что я очень милый, но театру нужны актеры, а не милые. Порекомендовал подготовиться и прийти через неделю. Я подготовился и пришел Потом еще раз пришел. Потом меня определили в группу к Мише Кострову. До первого занятия я даже не подозревал, чем мы будем заниматься.
-Как думаешь, почему так? Анатолий Николаевич молодежь обычно берет в свою группу
-Думаю, был недостаточно ярок
-И как тебе у Миши?
-Сначала было немножко обидно. Но на первом же занятии понял, что все к лучшему. Оказалось, что Костров преподает те вещи, которыми я интересуюсь с 9 лет. А его стиль преподавания как нельзя лучше пришелся ко мне.
Потом полтора года я не слишком сверкал. В основном, втыкал. Было страшно выходить на площадку. Но первое занятие запомнил. И свои мысли по поводу, куда заводит цепочка случайных событий.
-Твоя девушка поступила?
-Нет. Она срезалась на том же, что и я, но больше не поступала.
-Подробней по поводу страха площадки
-Я выполнял все групповые упражнения, я их записывал, они мне очень нравились. Но, как только Миша или Неелов говорили: «А теперь сценические упражнения. Кто первый?», я понимал, что не хочу быть первым. И вторым тоже не хочу. Сидел и думал: «ну вот, сейчас еще один, и я пойду». Так прошел год.
-То есть, самое тяжелое для тебя было — преодоление этого страха?
-Да
-Разбирался в первопричинах?
-Знаешь, когда Костров или Николаич отлучались с занятий — я спокойно выходил на площадку. Так что, подозреваю, что мой страх — следствие того, что я люблю, чтобы меня хвалили. У меня с детства масса действий была направлена на поддержание позитивной оценки извне. Такая вот мания. И в преодолении именно этого косяка Мишина заслуга, пожалуй, большая, чем моя. Он применил гениальный ход: начал давать мне негативную оценку до того, как я выходил на площадку. То есть, если я не шел, он выдавал мне такую оценку, что хуже уже быть не могло. И я выходил.


  • 1993
  • 28/10/2014


Поделись



Подпишись



Смотрите также