Реквием по подводному флоту Страница 1 из 2

будет 4 фото и текст.

Жители Гремихи, утратив местный патриотизм, говорят, что Сталинград в 1942-м был краше их ныне пришедшего в запустение города. Между тем, всего 20 лет назад при одном упоминании о Гремихе у Пентагона тряслись поджилки. Военно-морская база со времен царя стояла в удобном месте — с моря ее закрывали острова, а подводная лодка через 15 минут после выхода из дока погружалась в воду. Единственная база на Севере, которая имела прямой выход в океан. После холодной войны американцы пуще всего хотели, чтобы Гремиха была разоружена и добились своего.

20 лет назад в Гремихе было 40 атомных подлодок и 30 тыс. населения. Сейчас — 1,3 тыс. человек и ни одной лодки. Целые кварталы стоят пустыми, окна многоэтажных домов зияют пустыми глазницами, как после нейтронной бомбы. Проблемы Гремихи усугубляются тем, что сюда не проложена железная дорога и нет автомобильных дорог. 400 км от Мурманска морем, 15 часов, на единственном теплоходе, раз в неделю. Трудно вообразить из Москвы, что в европейской России есть такие отрезанные от цивилизации города.





— Если бы Сталин прожил еще 10 лет, он бы точно протянул в Гремиху железную дорогу, — говорит капитан второго ранга Вячеслав Марченко. — А сейчас у нас из всех достижений цивилизации только «Единая Россия» живет. Пекарню закрыли, аптека на ладан дышит. Город, который имеет стратегическое значение для России, умирает. Каждый метр стоит миллионы. Я как бывший политработник такой политики не понимаю.

Иоканьга, Гремиха, Мурманск-140, Островной — за 400 лет город перебрал море названий. При царе из каторжной тюрьмы никто не убегал: вокруг тундра, при коммунистах матросы от дедовщины тоже не бегали — до людей не дойдешь. Климат ужасный, антигуманный — дождь, острый и ледяной, хлещет по несколько раз в день.

Ветер валит с ног, и можно увидеть, как по открытому пространству идет сильный человек, наклонившись под углом в 40 градусов к планете Земля. Несмотря на Север, собак почти не видно — из-за штормов эти места с давних времен зовут «Страной летающих собак». Ученые считают, что климатический казус мог возникнуть из того, что около мыса Святой Нос сходятся и закипают в борьбе подводных течений Баренцево и Белое моря. По легенде здесь погиб отец Михайло Ломоносова, а в начале прошлого столетия была выброшена на берег одна из первых русских подводных лодок.

Гремиха никогда не была дырой. На этих берегах с инспекцией бывал премьер Витте, здесь жил создатель письменности лопарей-саами заслуженный учитель Георгий Друженьков, которого посылали на съезд учителей в Москву. Но в этом году школу, в которой работал первый учитель-лопарь и которая стоит прямо за спиной гипсового Ленина, закрыли — и, наверное, навсегда.



Единственное предприятие, за счет которого живет некогда громкая Гремиха, занимается захоронением радиоактивных отходов, которых на русском Севере больше, чем удобрений на пашне. По иронии судьбы занимаются радиоактивными отходами экс-моряки, которые ходили на атомных подводных лодках и загрязняли окружающую среду. Экология для них вроде профессионального покаяния. Во главе предприятия СевРАО — бывший заместитель командующего Северным флотом вице-адмирал Валерий Пантелеев.

— В Германии бычок из машины выбросить нельзя, — говорит старый морской волк, а ныне эколог. — А мы девственный Север загадили, реакторы и целые подлодки топили в океане. Я к политике отношусь настороженно, но целиком согласен с президентом России, когда он ставит задачу вернуть природе красоту. Когда ходил по морям, не представлял, насколько это трудное дело.

Только что в Гремихе прошла уникальная, не знающая аналогов в мировой практике выгрузка ядерного реактора из корпуса подводной лодки для дальнейшего захоронения и утилизации. Сначала реактор готовили к затоплению в пучинах океана, но это опасно, и через сотню лет, когда коррозия неминуемо съела бы корпус, случился бы подводный Чернобыль. Уникальность операции в том, что никогда еще из лодки не извлекался реактор целиком, что потребовало ювелирных манипуляций с устройством, в котором шипели радиацией 170 кг сверхактивного урана.

— Хиросима — это 7 кг, считайте, сколько у нас бомб, если ошибемся, — с упоением командира, который поднимает бойцов в рискованную, но надежно рассчитанную атаку рассуждает вице-адмирал Пантелеев. — Это 24 Хиросимы! Если стоять рядом с реактором, за час получишь двойную годовую дозу, но все рассчитано до мелких мелочей. В 2010 году мы идеально провели похожую, но попроще, операцию и получили 25 государственных наград, которые я считаю боевыми.

История подводной лодки, которая простилась с реактором в Гремихе, уникальна. По натовской классификации это атомная лодка «Альфа», которая обладала фантастической маневренностью, уходила от торпед со скоростью 43 узла и за 45 секунд разворачивалась на 180 градусов. «Альфа» попала в книгу рекордов Гиннесса.

  • 405
  • 04/07/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое