Kак я очередной раз лежал в больнице Страница 1 из 15

Как мне и обещал Херр профессор, в начале марта мне выделили место в клинике где собрались внедрять в моё тело инородные объекты. А по своей, уже ставшей рефлекторной привычке, я при выходе из дома засовываю автоматически в карман свою любимую мыльницу-фотоаппарат. Когда у тебя под рукой есть девайс дающий возможность сделать несколько снимков, то начинаешь щёлкать всё подряд. Этот раз оказался не исключением, правда фотки я начал делать только на третий день после операции, поэтому вкратце расскажу всё, что предшествовало тому моменту, когда я снова начал самостоятельно передвигаться в пространстве.

75 фото via barankin1000





1. Как у классика, начинаю репортаж с вешалки)) Это мой отдел в небольшом шкафчике в палате, места маловато, но это и не отель в который заезжаешь с кучей багажа, вполне достаточно для нескольких смен белья и футболок, мыльно-рыльное и есть где пристроить те вещи, в которых ты прибыл с улицы. Бесплатный сейф был приятным сюрпризом. Неопрятно брошенные футболки оправдывают моё состояние, согнуться хотя бы немного я не смогу ещё долго, поэтому снятые с себя вещи прицельно забрасывались на полку.



2. Писать буду обо всём подробно, напишу и о хорошем и о плохом, будет много-много букв.

По-порядку, назначено мне было 6 марта в 8:00 утра явиться прямо в отделение, а операция была назначена на 11 марта. Собрав чемоданчик, немного подразнив Иринку (пусть лучше позлиться, чем переживает, расстраивается), оставив её на хозяйстве с кучей ц.у. был практически вовремя доставлен братом в клинику.

Сначала нужно было обратиться в сервис, это небольшая стойка при входе в отделение, там меня сразу обрадовали тем, что я скорее всего поеду сегодня домой, оказывается это предстационар, то есть меня обследуют сегодня и если у меня нет каких- либо хронических или экспромнтных заболеваний и меня не нужно перед операцией подшаманивать, то я к вечеру поеду домой.Нас таких желающих лечь под нож было несколько человек, всех отправили в специальную комнату ожидания с неудобными стульями и одной, ещё более неудобной лавкой. А потом в течении дня вызывали на различные обследования и заполнение бумаг. Всё это время пришлось либо сидеть на обычном стуле, либо передвигаться с этажа на этаж самостоятельно. Через стенку от «комнаты ожидания» находится «столовая» в которой мы могли себе заваривать чай, кофе, брать из автомата воду с газом и без, подкрепиться джемами, маслом, мёдом с сухариками или хлебцами или яблоками, всё это бесплатно и без ограничений. Когда наступило время обеда для больных в отделении, нам тоже принесли подносы с обедом.

К 16 часам, нас осталось трое, одного мужчину отвели в палату, а через минут 20 провезли мимо нас уже на операцию (счастливчик), кого-то отпустили домой пораньше, кого-то положили в палаты, а мы втроём ожидали последнюю беседу с врачом, до этого у меня лично было уже три разговора с тремя разными врачами. К этому времени мне было уже всё фиолетово, меня можно было резать без наркоза и я бы даже не почувствовал, почти восемь часов жёсткого стула и многочисленного хождения сделали из меня ходячего зомби у которого одна цель, лечь где-нибудь. Просто до этого, те же врачи мне запрещали практически совсем ходить и как можно меньше сидеть, а тут устроили марафон.

Но всё когда-нибудь кончается и меня вызвали на беседу, мне повезло, оставалась ещё одна женщина, которая пыталась улечься на лавку, но ей это не удавалось, слишком узкая лавка была.

Врачи долго меня запугивали последствиями, давали подписывать множество документов с занесёнными в них всевозможными рисками, за которые они не несут ответственности после того как я подпишу эти бумаги. Не подписываешь такие бумаги тебя не оперируют, альтернатива только такая.

Потом дали покрутить в руках те железки, которые собирались в меня внедрять и с радостными криками на последних минутах наших посиделок нашли наконец-то первоисточник всех моих проблем. После чего жизнерадостно заверили, что теперь уж точно это последняя операция на моём позвоночнике, вот здесь они отрежут, тут отшлифуют, посверлят в этом и этом месте, сюда вкрутят, а это уберут и вместо него вставят вот эту деталь. После чего отправили меня домой с наказом вернуться к ним либо в воскресенье 10 марта до 18:00 либо 11 марта но в 6:30 утра, я выбрал первый вариант.

В воскресенье возобновив список ц.у. для Иринки, взяв не распакованный чемодан и ноут, отправился обживать на неизвестный срок казённую кровать. Сроки нахождения в больнице были очень расплывчаты от двух недель до нескольких месяцев, прогнозировать исход операции никто не мог. Из моего общения с местными врачами я уже знал, что они стараются как можно больше негатива вылить на пациента, тогда он становится более управляемый и в случае благополучного исхода очень благодарен, а в случае ошибки или неудачи всегда можно сказать: «Мы же предупреждали!». Такие же мысли высказывали и остальные больные, а женщина которая оставалась после меня в «комнате ожидания» сказала после первой беседы с врачом: «Если бы мне так описали всё, что может со мной произойти раньше, то я бы не приезжала бы сюда, а просто потихоньку умирала бы дома».

В воскресенье вечером отделение выглядело идиллически, практически пустые коридоры, парочка посетителей прогуливающаяся по коридору с больными родственниками, редкие стоны из палат и одинокая медсестра, переходящая из палаты в палату на призывные звонки и зажигающиеся над входом в палату огоньки.

Определили меня в палату под номером 13, предрассудками я не страдаю, даже не обратил бы на это внимание, но соседи мне тут же напомнили, что во многих отелях нет комнат с таким номером.



3. Палата на троих, находится очень удачно в конце коридора, мимо проходит очень мало народа, обход и еда у нас были одними из первых.

Ещё по дороге в палату мне пытались выдать ужин, но я отказался, завтра операция, негоже требуху набивать. В соседях оказались два пенсионера, немец и поляк, они уже готовились к выписке. Вполне приятные дедульки, только жутко храпели по ночам и каждый раз вставая в туалет. включали свет у себя над кроватью и над входной дверью, а так как мне досталась кровать прямо у входа и напротив двери в ванную комнату, то я в те короткие моменты когда удавалось заснуть просыпался от бьющего в глаза света и хлопанья двери.

Утром, как водится, есть не дали, отправили в душ, заставили одеть распашонку которая сзади не застёгивается (помнится в таком Энтони Хопкинс, в одном из фильмов, блистал своей пятой точкой), марлевые трусы и специальные чулки, в чулках нужно было зажигать до самой выписки. Потом дали успокаивающих таблеток и без четверти десять утра повезли на моей же кровати в операционную. В предоперационной подходили по очереди врачи и медсёстры, представлялись по именам и должностям, рассказывали свои обязанности во время операции, я уже немного поплыл, к тому времени был вставлен катетер и мне начали закапывать какой-то раствор. Потом попросили самостоятельно перебраться на операционный стол и как только я на него улёгся — тут же наложили на лицо маску с наркозом, так меня вводили в наркоз впервые, раньше всё через растворы и уколы. По моему я продержался секунд десять, успел только положительно ответить на вопрос: «Вы чувствуете изменения в окружающей обстановке?».

Были ли какие-то сны или бред я не знаю, был сразу переход от маски к трём склонившимся лицам и вопрос: «У вас всё в порядке?». Что вызвало волну безудержного веселья. Я успел ухватить взглядом пучок трубочек от пластиковых пакетов висящих у меня над головой, которые уходили ко мне под одеяло, кучу проводов идущих из под одеяла к каким-то приборам с экраном, на предплечье как раз начала затягиваться манжета автоматического тонометра. По соседству стояло несколько кроватей, на которых в разной степени адекватности лежали пациенты разного пола и возраста с таким же как и меня количеством шлангов и трубочек. А часы на стене показывали 6:15 и я надеялся, что не утра. А ещё и ракурс, с которого я видел склонившихся надо мной врачей. был прямо киноштамповым, немного искажённые лёгкой дымкой лица наклонившиеся над камерой, а звук был вполне обычным.

Заверив, что я герой и могу хоть сейчас домой отправляться. попросил попить, сушняк был как у верблюда-алкоголика, идущего уже пару недель и из жидкостей употребляющего всё это время только водку. В воде отказали — сказали рано, пописать отказали тоже: «У вас катетер, всё само отходит», отходило то оно и само, но позывы были обычными и всё время хотелось сдерживаться.

Попросили меня подвигать ногами, потом руками, все, включая меня, остались довольны, всё функционировало нормально. Потом было полуторачасовое лежание в послеоперационной комнате. Через время я стал чувствовать боль в животе и спине, резали и там и там, а потом и в губах и носу. Губы болят немного до сих пор, сильно были распухшие и кожа с них слезла полностью, так что первые пару дней я не мог себе позволить попить горячего чая, а в носу до самого возвращения в палату торчали надоедливые трубочки с кислородом.

В палату возвращался с настроением дембеля, подходящего к двери своего дома, соседи устроили мне шумную овацию к ним присоединились медсёстры и пару больных находившихся в этот момент в коридоре, только цветов не было.

Поспать мне в эту ночь как-то не удалось. Во-первых, боль, она не смотря на обезболивающие, которые мне капали дополнительно и еще вкалывали каждые пару часов, не желала сдавать позиции и при каждом самом малом движении вгрызалась в меня, особенно в живот. Во-вторых, капельницы, трубочки мешали нормально положить руку. В-третьих, лежал всё время в одном положении, на спине и всё тело жутко затекало, правда примерно в полночь меня попытались повернуть на бок, но я очканул, при первых же движениях скрутила сумасшедшая боль и остался лежать на спине. В-четвёртых, в левой руке торчало пять катетеров и все они были намертво закреплены несколькими слоями лейкопластыря, рука отнялась у меня наверно ещё во время операции и я мечтал чтобы скорее наступило утро, утром обещали все катетеры вынуть и освободить руку (рука отходила ещё два дня). В-пятых, кроме храпящих соседей, каждый час приходила медсестра проверить как я?

В начале восьмого утра в палату вошла новая медсестра с большой тележкой, это был обход, здесь нет обязательного обхода врачами. Ежедневно приходит медсестра, интересуется проблемами, измеряет давление, температуру, раздаёт лекарства на день, делает уколы, меняет повязки, помогает одеться, и делает постоянные пометки в истории болезни, а врач приходит только по необходимости, если видит по записям, что не всё в порядке и в первый день после операции.

Медсестра освободила меня от всех игл, лейкопластырей и к обеду пообещала освободить от катетера в мочевом пузыре, а пока мне ещё нельзя вставать.

Потом пришёл врач который и был главным во время моей операции, сказал, что всё прошло хорошо и им удалось сделать сразу две операции подряд, организм выдержал, иначе пришлось бы через несколько дней делать ещё одну. Теперь я начинён железом и буду звенеть при прохождении контроля в аэропорту, а вот магнитики на меня не прицепишь, металл не магнитный. И вручил мне специальный аусвайс в котором указано, что в меня вмонтировали, в каком количестве и каких размеров, его нужно всегда носить с собой, вдруг что-нибудь случится со мной, врачи должны знать, что у меня имплантанты, а главное показывать перед входом в рамку металлодетектора.

Через пару часов наконец-то вынули последний катетер из мочевого, меня сразу же потянуло пообщаться с фаянсовым другом без посредников, тут выяснилось, что у меня оказывается ещё и из спины торчат две трубочки на конце которых два приличных бутыля. Это называется дренаж и мне нужно с ним ходить три дня, всё это время по трубочкам отсасывалась сукровица, очень неудобная штука. Когда лежишь на спине в местах выхода наружу давит, когда встаёшь нужно в руках тащить бутыли, когда ложишься, то нужно сначала расправить шланги и поставить бутыли по обе стороны кровати и постоянно чувствуешь внутри себя инородные тела, это наверно чисто психологический фактор.

Первый раз подняться очень страшно, я помню как это было после прежних операций, в следующий раз при вставании боль в несколько раз меньше, подымался в несколько приёмов. Сначала подтянуть и поставить ноги на кровать согнув их в коленях, теперь упереться ими и нащупать руками справа стойки кровати, одновременно упираясь ногами и подтягиваясь руками, матерясь и глотая сопли со слезами поворачиваешься на бок, медсестра рядом, но помогает только советами, учиться нужно самому. Полежал, отдохнул, выравнял дыхание, теперь аккуратно спускаю ноги на пол, снова полежал, отдохнул, руками упираюсь в матрац и отталкиваясь от него плавно (это важно) перевожу корпус в вертикальное состояние — сижу!!! Снова перекур, выровнял дыхание, прогнал пелену из глаз, упираешься в край кровати руками и отталкиваясь становишься в полусогнутом состоянии, потом медленно, со всхлипами, распрямляешься. А когда востанавливается дыхание и нормальное сердцебиение, можешь пробовать шагать, главное не торопиться и забыть про нормальные шаги, только мелкие шажочки.

Всё прошло удачно, я самостоятельно сходил в туалет и вернулся в кровать, предстояло лежать до послеобеда, пока не придёт физиотерапевт. В это время выписали соседа немца и другой сосед договорился с санитаром чтобы меня перевезли на освободившееся место у окна, подальше от входа.

На фотографии на первом плане стоит кровать на том месте где я провёл первые две ночи, а моя кровать слева у окна.



4. Пока меня перевозили по палате, во входную дверь ввезли нового соседа. Очередного деда-немца, так что национальный состав не изменился: русский, поляк, немец. Правда новенький производил впечатление совсем потерявшегося в маразме и склерозе. Он о чём-то оживлённо беседовал сам с собой, невпопад отвечал на вопросы персонала или просто игнорировал их. Но как только у него зазвонил телефон, он тут же очень вразумительно стал общаться с телефонным собеседником. Так было всё время пока он пробыл с нами в палате, полная отключка от реальности до тех пор пока не позвонят или не придут родственники или знакомые, а с ними общался как нормальный человек.

Как я уже писал, меня перевезли на «козырное» место у окна, кровать с ноутом на столике и тележкой у ног.

  • 545
  • 12/02/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также