15 месяцев комы после пластической операции Страница 1 из 5

О печальной истории Ольги Сукоры в Беларуси узнали спустя несколько дней после того, как стало известно о гибели Юлии Кубаревой в результате пластической операции в «Экомедсервисе». Операцию по изменению прикуса 32-летней Ольге сделали в государственной клинической больнице Минска еще в октябре 2012 года. 6 мая 2013 года этот случай подробно обсуждался на ток-шоу «Открытый формат» телеканала ОНТ. Уже 15 месяцев девушка находится в коме. Почему это произошло? Родители девушки ищут ответ до сих пор. СК свой ответ уже дал: причина комы не установлена, но в действиях врачей состава преступления нет.

Будет 13 фоток + текст. Источник.







Врачи публично обещали, что девушку «пока выписывать никто не будет», что ей организуют должный уход. Но уже через месяц после передачи Ольгу выписали домой. Она по-прежнему в коме, вот уже 15 месяцев. За ней присматривает 72-летняя мать, которая теряет силы с каждым днем. «Обещали нам все на свете, а после передачи даже в отделение неврологии не хотели брать, говорили, что дочери уже ничего не поможет», — рассказывает мама Ольги Любовь Даниловна, сквозь слезы и шепотом добавляя, что после такого отношения уже сама думала «что-нибудь с собой сделать».

Операцию Ольге делали на таком же аппарате, что и погибшей Юлии Кубаревой. Что еще установило следствие?
Операцию Ольге Сукоре сделали еще 10 октября 2012 года — в Минской областной детской клинической больнице. Девушка хотела успеть сделать ее к предстоящей через полгода свадьбе. Операцию делали под наркозом, из которого Ольга так и не вышла — впала в кому. До сих пор врачи оценивают ее состояние как вегетативное. Сначала она лежала в той же больнице, где ей делали операцию, после ее перевели во взрослую клиническую: сначала в реанимацию, затем — в отделение неврологии. С 12 июля 2013 года Ольга дома.

Вопросом «что произошло?» родственники уже 33-летней девушки задаются до сих пор. Окончательный диагноз — острая постгипоксическая энцефалопатия тяжелой степени. Причина – неизвестна. Следствие длилось почти 8 месяцев, и в результате было установлено, что никаких противопоказаний к операции у Ольги не было. Раньше девушку уже вводили в наркоз – сначала при удалении аппендицита, затем — грыжи. Выходила из наркоза она всегда без проблем.





Из заключения судмедэкспертов следует, что с 12.20 по 12.35, то есть в течение 15 минут после операции, у Ольги наступила клиническая смерть. Установлено, что «за пациенткой Сукорой в послеоперационном периоде отсутствовало должное наблюдение, что не позволило своевременно выявить начало развития у последней гипоксии. Медпомощь оказана лишь по факту ее обнаружения в палате с признаками клинической смерти. <…> Вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей и нарушения требований должностной инструкции <...> врачом анестезиологом-реаниматологом Гриб допущены дефекты в лечении Сукоры. Однако данные нарушения в причинной связи с развитием острой гипоксической энцефалопатии головного мозга после перенесенной операции не состоят». Острая гипоксия «является следствием нахождения пациентки в условиях выраженного и внезапно возникшего недостатка поступления кислорода, является осложнением раннего послеоперационного периода», сказано в документах.

Вместе с тем экспертные комиссии, работавшие над заключениями, отмечают, что «поскольку за пациенткой в период времени с 12.20 по 12.35 отсутствовал непосредственный врачебный контроль, достоверно установить, в какой момент и по какой причине наступила гипоксия, не представляется возможным». Невозможно именно потому, что «в меддокументации нет данных о ее состоянии, показателях дыхания и сердечной деятельности (за этот период)».

А вот как объясняется отсутствие возле Ольги анестезиолога: «Поскольку врач Гриб в момент возникновения у Сукоры гипоксии находилась в другом помещении (операционной), недостатки в работе данного медработника не состоят в прямой причинной связи с развитием у пациентки острой гипоксической энцефалопатии головного мозга в послеоперационном периоде». В возбуждении уголовного дела против анестезиолога и других врачей отказано. «Реанимационные мероприятия Сукоре проведены незамедлительно после установления состояния клинической смерти в 12.35 и выполнены в полном объеме, при этом достигнут положительный результат – восстановлена сердечная деятельность и налажена искусственная вентиляция легких», — также говорится в выводах следствия.

Отмечается, что каких-либо других нарушений, кроме как допущенных врачом анестезиологом-реаниматологом, нет. Состав преступления в действиях ее и других врачей также отсутствует.


  • 704
  • 05/02/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также