Насим Таллеб: Большой войны не миновать Страница 1 из 3

Caмым важным для понимания будущего событием 2016-го года, на мой взгляд, стали не нашумевшие избрание Трампа и Брекзит, а мало кем замеченный Нобелевский симпозиум, где Нассим Талеб опроверг теорию о спаде насилия в мире, а заодно математически обосновал страшный вывод  — большой войны с десятками миллионов жертв не миновать.

По иронии судьбы, точка в многолетней «интеллектуальной войне» ученых о перспективах войн реальных была поставлена на симпозиуме Нобелевского комитета мира.

История этой «интеллектуальной войны» интересна и захватывающа, как триллер. Чтобы понять ее истоки, струи и течения, нужно знать, что ей предшествовало и что стало ее катализатором.







В. В. Верещагин “Апофеоз войны”

Все началось почти 20 лет назад, когда понятие сингулярности приобрело хронологические очертания в связи с публикацией независимых расчётов ученых из разных стран, объединивших в одну прогрессию эволюционный и исторический процесс.

Результаты расчетов показали, что к середине ХХI века эволюция человечества и его история, в их общепринятом понимании, могут одновременно закончиться.

Три сценария сингулярности

Hезависимые расчеты троих ученых из Австралии, России и США, показали, что сокращавшиеся периоды между глобальными фазовыми переходами в истории биосферы и антропосферы образуют геометрическую прогрессию, знаменатель которой примерно равен основанию натуральных логарифмов.

Экстраполировав гиперболическую кривую в будущее, все три автора в конце прошлого века пришли к выводу: около середины XXI века гипербола превращается в вертикаль.







Масштабная инвариантность распределения биосферных фазовых переходов во времени (А.Д.Панов/Сингулярная точка истории, 2005)

Этот результат, обозначенный в международной литературе как Вертикаль Снукса-Панова, должен означать, что скорость эволюционных изменений устремляется к бесконечности, а интервалы между фазовыми переходами — к нулю.

В соответствии с данной теорией, 

в середине XXI века человечество ожидает новый фазовый переход, который переведет человечество на иную фазу развития.

 

О причинах этого фазового перехода нет единого мнения. Но есть три гипотезы.

— Одни называют в качестве такой причины технологическую сингулярность — гипотетический момент, по прошествии которого технический прогресс станет настолько быстрым и сложным, что окажется недоступным пониманию, предположительно следующий после создания искусственного интеллекта и самовоспроизводящихся машин, интеграции человека с вычислительными машинами, либо значительного скачкообразного увеличения возможностей человеческого мозга за счёт биотехнологий.

— Другие считают наиболее вероятной причиной цивилизационного фазового перехода глобальный военный конфликт, который либо уничтожит человечество, либо отбросить его в доисторические времена. Говоря словами Эйнштейна, — «я не знаю, каким оружием будет вестись Третья мировая война, но в Четвёртой будут использоваться камни».

— Третьи считают наиболее вероятным сочетание обоих вышеназванных факторов — технологического прогресса и войны, обобщая их в единое понятие — «знания массового поражения» (Knowledge-enabled Mass Destruction).

Тем не менее, в независимости от причин фазового перехода человечества, математически существуют лишь три сценария дальнейшего хода событий по трем возможным аттракторам.

N.B. Любая нелинейная система стремятся к некоторым устойчивым конечным состояниям — аттракторам, к одному из которых система, рано или поздно приходит (хотя далеко не всегда можно предсказать — к какому именно, когда и каким именно путем она его достигнет).

1. Сценарий 1й  —  падение кривой развития вниз. Такое движение в сторону простого аттрактора — саморазрушение цивилизации, начало «нисходящей ветви» истории с перспективой более или менее болезненной деградации антропо- и биосферы к состоянию термодинамического равновесия (тепловая смерть). Этот вариант, скорее всего, — результат глобальной войны.

2. Сценарий 2й  —  горизонтальный странный аттрактор (горизонтальное движение вбок) предполагает включение каких-то механизмов стабилизации на длительную перспективу. В некотором смысле это тоже «конец истории», так как, перестав прогрессивно развиваться, носитель интеллекта ограничивает способность управления масштабными процессами и становится заложником естественных тенденций старения биоты, Земли, Солнца и т.д. И этот вариант также похож на результат глобальной войны.

3. Наконец 3й сценарий  —  вертикальный странный аттрактор означал бы беспрецедентно крутой виток по вектору «удаления от естества», скорее всего, в результате наступления вышеописанной Технологической сингулярности.

Второй и третий сценарии оприходовали кинодеятели, литераторы и наиболее осторожные из визионеров.

— 3й сценарий стал любимым сюжетом Голивуда (Терминатор, Матрица и т.д.) и технологических ньюсмейкеров, визионеров-алармистов (Ник Бостром, Стивен Хокинг, Илон Маск и др.).

— 2й сценарий, в виде экстраполяции сегодняшнего общества потребления в мир, так и не нашедший противоядия от кошмаров консюмеризма, потребления и праздности, — стал основой многих литературных антиутопий, начиная с первого (и самого удачного) его описания в романе Аркадия и Бориса Стругацких «Хищные вещи века».

— А вот с 1-ым апокалиптическим сценарием, самым по человечески очевидным и страшным, все сложилось непросто. Ведь он портил карты и бизнесу, и политикам, лишая человечество мотивации покупать все новые и новые вещи, вкладывать средства в ценные бумаги и голосовать за все тех же и тех же политиков. Кто же станет это делать в преддверии грядущего апокалипсиса?

Чтобы вывести этот сценарий возможного будущего человечества из области массовых представлений, был использован испытанный прием из практики пропагандистов и лесных пожарных — пустить встречный огонь (идею, концепцию). Таким встречным огнем стала концепция неуклонного сокращения войн и насилия в мире (называемая также концепция долгого мира).

Добрые ангелы долгого мира

Oсновным проводником концепции долгого мира стал Стивен Пинкер (Steven Pinker) — американский когнитивный психолог, профессор Гарвардского университета, написавший на эту тему мировой бестселлер — «The Better Angels of Our Nature. The Decline of Violence in History and Its Causes» («Добрые ангелы нашей природы. Уменьшение насилия в истории и его причины»).

В своей книге Пинкер пришел к заключению:

новые нормы общежития, установленные государствами, постепенно изменили саму человеческую психологию, которая стала учитывать интересы и нужды других людей.

 

Распространение грамотности, демократии и развитие наднациональных институтов, по Пинкеру, сыграло важную роль в процессе цивилизации. Сделала доброе дело и коммерция, требуя терпимости и ‘’обращая врагов в покупателей’’.

Демографические тенденции, в частности, привели к сокращению числа молодежи в общей численности населения, что уменьшило армию людей, склонных к насилию. Технологии, начиная с атомной бомбы и кончая телевидением и интернетом, также ослабили стимулы для начала крупномасштабной войны.

И наконец, по заключению Пинкера, лидеры сверхдержав проделали отличную работу в целях прекращения гонки вооружений и завершения холодной войны. А идеологии, так сильно способствовавшие расширению насилия в 20-м столетии (фашизм и коммунизм), были решительно разгромлены.


  • 128
  • 16/01/2017


Поделись



Подпишись



Смотрите также