Снова про мигалку

Взгляд на актуальную тему под другим ракурсом. Не скажу, что соглассен с автором, но было интересно.







Недавно я проявил политическую близорукость и спросил у жены, что означают белые ленточки на некоторых машинах. Жена пояснила: Соловьев по «Серебряному дождю» призывает не пропускать машины с мигалками, добиваться их отмены, и считает, что это «мы освободили Щербинского».

Тут-то мне и вспомнились эти машины, поскольку на первую из них я обратил внимание сначала не из-за ленточки, а из-за того, что она нагло ехала по трамвайным путям. В принципе на этом реплику можно было бы и закончить, поскольку мораль уже ясна, но я довольно хорошо знаком с этим типажом и хотел бы поделиться наблюдениями.

Я хорошо знаю этого борца за справедливость. Этого страшно самоуверенного в себе 40-летнего мужика на пятилетнем «Фольксвагене». Главная его черта – он знает ответы на все вопросы. Он активно смотрит политические программы по телевизору, читает «МК» и имеет свое суждение обо всем. Он знает, почему арестовали Ходорковского — «точно» знает, и почему Буш нападет/ не нападет на Иран. Знает, кто будет преемником и что надо делать со стабфондом.

Главная идея этого борца – кругом все козлы. Он начинал бизнес, не преуспел и теперь говорит, что из-за коррупции. Сейчас он — слегка приворовывающий менеджер в небольшой фирме, продолжающий активно обличать коррупцию. Кстати, сейчас он обсуждает коррупцию в армии — обсудит и пойдет к знакомому военкома отмазывать своего сына от армии за три косаря. Сын не поступил в институт по причине собственной необразованности и тоже говорит всем, что без блата поступить никуда нельзя. Его вообще-то пытались устроить в вуз, но «не нашли концов».

На дороге мужик борется за справедливость. Как правило, она заключается в том, чтобы обхамить блондинистую девку на «Мерседесе»-купе и успеть смыться, пока не приехал заступник. Можно выйти разобраться с мужиком, предварительно посмотрев, не болтаются ли под зеркалом боксерские перчатки (один раз для него это плохо кончилось). Сам он себе такие уже повесил для верности. Стоит ли говорить, что борец сам нарушает правила и активно предлагает решать вопрос на месте гаишнику. С ленточкой он чувствует себя силой и хочет, чтобы чиновники его боялись.

В целом, вот он — электорат Владимира Соловьева, неразличимо схожий, кстати, с электоратом Рогозина. Узнаете?

Теперь, если серьезно, я хотел бы обозвать Соловьева идиотом. Он активизирует этот слой, подменив прошлый пафос «Дождя» по воспитанию протестантской этики на иждивенчество спроса с других. Каждый, кто действительно обращает внимание на утренних спешащих нарушителей, знает, что они делятся на четыре, примерно равные, группы:

1. Подмосковные сержанты на «восьмерках». Их коллеги отпускают.
2. Опытные нарушители (они же борцы), которые выезжают на встречку сразу за постом ГАИ и знают, что до следующего можно метров 500 пропилить непойманным. Главное их самооправдание – я за равенство возможностей.
3. Служебные машины силовых структур.
4. Машины с федеральными номерами. Из них львиную долю составляют машины рядовых депутатов и членов Совета Федерации, которым служебные не положены, но положены федеральные номера, которые они могут вешать на свои машины. Отсюда — миф о том, что все чиновники ездят на «мерседесах».

То есть, вообще-то Соловьев должен призывать граждан к тому, чтобы начать с себя. Само число служебных машин с федеральными номерами в Москве невелико. Кстати, останавливать их ГАИ не имеет права, кроме как при особых обстоятельствах, а фиксировать нарушение и передавать на их автобазу должно (апелляции к опыту Голландии или Дании, где министров и королев штрафуют за нарушение, прошу не предлагать в силу несравнимости стран).

Напоследок скажу, что не то чтобы согласен с замгенпрокурора Колесниковым, который считает отмену приговора несправедливой, но и не согласен с тем, как дело теперь развернулось. Во-первых, «Единая Россия» проявила явный популизм в попытке оседлать тему, что негоже для партии, претендующей на консерватизм. Во-вторых, обращу внимание только на формальное обстоятельства дела Щербинского – «народный герой» совершал маневр, своей левой водительской дверью подставляясь под тяжелый «Мерседес». Он или не заметил или «не имел возможности заметить». Если бы водитель губернатора просто бы врубился бы в него, а не уходил от столкновения, то в «Мерседесе» бы все остались живы, а Щербинского не было бы в живых точно. Так что молиться ему надо за упокой души водителя и губернатора в любом случае, потому что выбор, кому жить, был сделан в его пользу, но не им.

Впрочем, для Соловьева и его поклонников это слишком сложно. Гораздо проще призывать нас не пропускать машины с мигалками и выражать гражданский протест.

Отсюда
  • 636
  • 18/05/2013


Поделись



Подпишись



Смотрите также