Лидия Романец. За восемь лет в бизнесе маска «безразличия» ко мне приросла. С кровью отрывалась. Страница 1 из 3

Анатолий Голубовский


Лида Романец — актриса Черного Квадрата, бизнесвумен, блондинка с русыми волосами, которая плавает с акулами. В общем, человек-оркестр






-У тебя какая-то тайна, связанная с рождением?
-Как тайна) Одновременно со мной родилась с том же роддоме еще одна девочка. И сестра лет десять периодически нагружала меня, что нас подменили и я чужая. Я пугалась
-Зачем нагружала?
-Детская конкуренция
-Все было настолько серьезно?
-Не так, чтобы серьезно. Она старше меня на три года и особо конкурировать и дружить не получалось — я была для нее мелкой
-Какой Лида была в школе?
-Когда мама перевела меня в класс с углубленным изучением английского (это было в седьмом), передралась за первые полгода со всеми девчонками и пацанами. И не только из своего класса.
-Можно узнать, почему?
-Меня не принимали
-Ну и что? Это ведь не боксерский класс?
-Пытались опускать. Я не поддалась. Ну, а через полгода все пришло в норму. Училась я хорошо, правда, с поведением были проблемы.
-Понятно. Ботаном не была. Ну, и кем ты была в школьной иерархии, после того, как тебя приняли?
-Блатно-красивая королева
-Сильно гнобила подданных?
-Я никого не гнобила!!!
-Ну, не знаю. Обычно школьные королевы относятся к большинству высокомерно-снисходительно и гнобят ботанов и прочих задротов. А тем более, еще и «блатная»
-Ты неправильно понимаешь этот статус. Королева — она справедливая. У нас была веселая компания девочек из нашей школы и крутые ребята из школы №1. Ребята были лучшие — веселые, умные, сильные. Многие завидовали нашей компании. Когда одноклассники подходили с жалобой, что их обижают, я им помогала.





-Первый мужчина состоялся там же, в школе?
-Нет. На первом курсе универа. Это была большая любовь. Мы встречались четыре года
-Что тебе дал университет?
-Школу выживания…
-Минуточку. Поподробнее
-Я поступила в Львовский универ. Когда закончила первый курс, папа ушел из семьи. А универ международных отношений — это крутые мажоры. Папа ушел и забыл о нас. Или забил. Тут все и началось. Меня больше парило то, что буду есть сама и чем кормить кота, чем факт, что Богдан Хмельницкий не подписал какое-то соглашение.
Любовь, конечно, скрашивала положение. Было весело. Я ездила «зайцем» в троллейбусе в туфлях за $900. Мой парень дарил шикарную дорогую одежду, но у него не укладывалось в голове, что у меня нет денег на жизнь
-А намекнуть?
-Я поступала по-другому. Когда совсем поджимало, делала распродажу
-Практично. Что еще, кроме школы выживания, дал универ?
-У меня остались друзья, которых я могу назвать таковыми и сейчас. Три языка — немецкий, английский, польский
-И после универа...
-После универа, когда отец даже не поздравил меня с красным дипломом, а денег не было совсем, позвонила сестре, которая на тот момент была на заработках в Германии. Сестра посоветовала ехать в Киев. Ее подруга Ульяна могла помочь на первых порах. Я собрала небольшую торбынку, мама выдала мне 200 гривен, и я поехала в Киев. Сняла комнату на Троещине за 125. До первой зарплаты осталось 75.
-Первое место работы?
-Сначала меня нигде не хотели брать, потому, что я очень плохо говорила по-русски. Была на пятнадцати собеседованиях. Везде одно и то же: рассказываю на щирій українській, что знаю в совершенстве английский, хорошо — немецкий, польский — вообще как второй родной, «возьмииитее меня». Везде один ответ — мы не сможем понимать друг друга, вы не говорите по-русски. Было дико обидно. А потом устроилась. Работала юристом. Зарабатывала 100 долларов в месяц. И то ладно. Но я умею общаться и договариваться. Шеф это отметил и через год отправил меня на повышение в компанию, которая занималась нефтегазовыми поставками, где я была единственным юристом. За первые полгода я прошла там такую школу «прикладного» бизнеса, что удивить меня сейчас какими-то бизнес-вопросами сложно.
-Как перешла к мебельному делу?
-Когда работала в нефтегазовой компании, познакомилась с одним из клиентов, который занимался украинской мебелью. Он мне предложил создать компанию. А я, хотя к тому времени выигрывала для компании суды на миллионы, в личных отношениях была совершенно наивной. Подумала: «Ой! Добрый человек предлагает мне совместное дело!» Позвонила сестре, у которой на тот момент начались отношения с ее будущим мужем, очень состоятельным человеком. Попросила 20 тысяч евро на открытие дела.
Открыли мы шикарный офис на Леси Украинки, оформили несколько крупных заказов. Мелькнула мысль: «Господи! Неужели я в 23 года стану богатым человеком?!» А когда заказы пошли потоком, компаньон сказал, что нечего, дескать, на мелочи размениваться, давай создадим ООО. Я была за. Но оказалось, что он хотел не только вести со мной дела, но и сделать меня любовницей. Я послала его. Некоторое время мы еще работали вместе, но, поскольку человек он сильно пьющий, нам пришлось расстаться и в делах. Произошло это в 2006. И по 2008 была сплошная сказка. Помню первые крупные для меня деньги. На руках после сделки — тысяч пятнадцать долларов. Стало страшно — синдром бедности. Звоню сестре: «Что делать?» — «Давай, Лида, за пять секунд ты должна решить, чего хочешь. И это будет самое правильное» — «Я… я… хочу пояс»
Хватаю такси, лечу в Караван. Покупаю кожаный пояс от Армани за 400. А потом захотела к поясу сумку, туфли, платье… В общем, в 15000 поместилась)))


  • 2782
  • 12/12/2014


Поделись



Подпишись



Смотрите также