+10702.74
Рейтинг
29237.12
Сила

Anatoliy

Безумие

Поделиться



Мамай



Безумие твое на дне реки,
за городом, недалеко от устья,
там, где не ставят сети рыбаки,
где прогнили мостки на старых брусьях,
где время не проходит, вопреки
обычному укладу, но течет
по кругу, превращается в воронку,
где, если тихо чертыхнуться, черт
откликнется у берега негромко…
Еще бы… У чертей в чести почет.
… Безумие покоится на дне,
как некий клад эпохи позабытой,
сумевший, впрочем, отразиться в дне
сегодняшнем, как срез иного быта,
как блики солнца на сырой стене,
как нежные красавицы Дега,
изъеденные временем на крошки…
Так жизнь была, казалось, дорога,
но вот уже и сад, конец дорожки,
за изгородью белые снега…
… Безумие под толщею воды,
под сброшенными шкурами твоими,
тревожно, как предчувствие беды…
Безумие всегда имеет имя,
но на устах нетающие льды,
и растопить их, унести мостки
потоком слов не смог бы и Везувий…
… Предпочитая крупные мазки
как оберег от будущих безумий,
ты сглатываешь приступы тоски.

Подруге

Поделиться



Anshe



Она сумеет разрезать ножом туманы,
добавив света.
Оденет душу в пальто с карманом,
из нитей ветра,
и вроде душа прикрыта от глаз, и не раздета,
и нет больше подлости, зависти и обманов…
А ей бы туда, где цветут каштаны…

Полей черноту засеет живым-зеленым,-
словами сказки,
в пожухлую радугу окрыленно
добавит краски.
Она из тех, кто с других не срывает личины, маски,
обходит молчаньем, осенью сушит листья клёна…
А ей бы туда, где цветут лимоны…

Невольно кто-то подарит букеты боли,
не зная даже…
Она в привычности меланхолий
ему не скажет…
И гуща серости опрокинется на пейзажи,
а ливни будут смывать угрюмость её раздолий…
А ей бы туда где цветы магнолий…

Боюсь

Поделиться



Инна Яровая



«Боюсь, меня не примут в школу клоунов…»
Константин Арбенин

Боюсь, что клоунесс ряды заполнены,
И шапито свернуло балаганчик.
А зрители, собою все довольные,
Хоть выводы отнюдь не однозначны.

Боюсь, на поезд в лето бронь закончена,
И рифмы разлетелись точно бабочки…
А горизонт отмечен жирным прочерком,
Созвездиям и тем давно до лампочки.

Боюсь, что one way ticket синим инеем
Давно покрыт, и все пути заметены.
Кафешантаны только с твоим именем,
Попробуй в них остаться незамеченной…

Боюсь, твое вино из одуванчиков
Навечно послевкусием останется…
А ты, увы — моим всегдашним мальчиком,
Недостижимым… все на той же станции.

Замерзаю

Поделиться



Уляна Задарма



...і проїхався небом
на сірому віслюкові
перемерзлий… намоклий…
застуджений сірий День
понад містом, де тісно
сплелися вірШІ і колії…
І — так хрипко заводила
втома своїх пісень

за копійку… за гривеньку
в мокрому капелюсі
серед сірих калюж,
що не мають ніколи
дна…
… де- простим олівцем…
на коробці з якогось пупса
розмокав під дощем
телефонного номер пульса
і чиєсь"… подзвони…
замерзаю… Твоя Весна."

Тридцать пять. Пошла сдаваться

Поделиться



Анатолий Голубовский



Рвет декабрь шаблоны в клочья, льет дождем без остановки.
Ей приснилась этой ночью двадцать первая уловка
Мама пишет, что сестричка родила уже второго.
Очень милая привычка — поднимать две темы снова

Раз — про мужа, два — про внуков. Нет, не поздно. Да, неплохо.
Мне с ним скучно до икоты. Хорошо, пускай дуреха.
Косячок забить сейчас бы, где-то в нычке оставалось
Как живут другие бабы? Научите бить на жалость…

Ну, а если, просто сдуру, взять — прикинуть «претендентов»?
Мрачный Влад, женатый Юра. Игореша — без комментов.
Стас — веселый, с торсом бога, но по сути — в поле ветер
Миша — в койке, как в берлоге. В смысле, дрыхнет. Даже летом

Хлипкий Марк. Его б хотелось зарыдать и взять на руки
Сашка… да!!.. но эта прелесть не звонит уж месяц, сука.
Остается только этот… Как хоть звать его-то, кстати?
Дятел, блин… долбил все лето. В октябре дошло к кровати…

Помусолить календарик. Маме в личку отписаться
«Не забудь меня меня поздравить. Тридцать пять. Пошла сдаваться»

ХВАТАЕТ ЛИ МНЕ...

Поделиться



Тим Скоренко



Хватает ли мне тишины?
Молчания в трубке, шуршанья,
Касания рук на прощанье,
Последних морозов весны,
Улыбки на тонких губах,
Зрачков с чуть заметной смешинкой,
Волос распушённого шика,
Хватает ли? — это мольба.

Хватает ли мне темноты,
Округлой и мягкой наощупь,
Такой — выражаясь чуть проще, —
В которой присутствуешь ты,
В которой присутствуем мы,
Сливаясь в одно Междуречье
На ночь, как на целую вечность
В потоках струящейся тьмы.

Хватает ли мне волшебства,
Когда эти строки ложатся,
Упорно пытаются сжаться
В простые скупые слова…
…Я полон твоей тишиной,
Твоей темнотой и свободой,
Колдунья прекрасного рода,
Почаще встречайся со мной…

Your text to link...

Аэроснежность

Поделиться



Инна Яровая



Трасса закрыта, метель, запредельной морозности минус,
Белый дракон – отпечаток от схода вчерашних лавин.
Время не то чтоб в нуле, но завязло и остановилось…
И с интервалом в четыре часа воротилось на круги свои.

Кошка свернулась калачиком, даже будильник,
Что на бессмертье заведен, тихонько и мирно дремал…
Я перелистывала паблисити раскрученных фильмов,
Снег на январском ветру свой балет до утра рисовал.

Солнце холодное как отпечаток неона…
А за окном, словно в латы закован, бродяга Иртыш…
Мы, суть иконки экранов охрипших от крика смартфонов,
Полночь давно уж минула, а ты до сих пор всё не спишь.

Месяц полночный пин-понгом словесным захвачен,
Так увлечён, что порой забывает светить.
Скоро уж три… только мы не умеем иначе.
Быть иль не быть? Наш талончик посадочный – быть.

А за бортом у любви, как всегда, правит бал непогода,
Хоть турбулентность – всего лишь соседние области сред.
Ты – перелётный мой птах, у какого появишься входа
Даже не знаю. По краю рулёжной дорожки пусть – свет…

...главное об одном...

Поделиться



Anshe



И сколько бы ты городов ни помнил по именам,
по лицам, по рыжим веснушкам, по узким трассам,
по ярким витринам, рождественским огонькам,
по низким балконам, по старых времён террасам,
по запрятанным в облако профилям небоскребов…
Возвращайся домой, из жарких ли стран, иль больших сугробов,
возвращайся туда где счастье в счастье по мелочам …
К самым близким — к нам,
мы всегда без сомнений ждем…

Здесь, быть может скучен и ожидаем, вид за родным окном,
как в кормушке, на яблоне старой ест крошки синичка,
но мы смотрим на эту синичку с тобой вдвоем,
за улыбчивом кофе, за руки держась по привычке.
Как алеет край тучи за ветками спящей вишни,
видишь? Нет… И не должен, ты просто другой, и это лишнее…
Не беда, что по-разному думаем,- главное об одном…
О любви, в которой живем,
и о жизни, которую любим….

Секрет

Поделиться



Уляна Задарма



… Дозвольте на вухо…
Лиш вам… По секрету…
Ви тільки нікому про це не кажіть…
нехай пропонують корону… карету…
хоч пів-королівства — будь-ласка, мовчіть!

І навіть якщо вам
підсунуть принцесу
у сукні, панчохах і білій фаті,
і песика в стадії сильного стресу,
бо вставили зубки йому золоті…

Коня у попоні,
Слона на газоні,
і білий, немов молоко, лімузин…
Дозвольте на вухо… Лиш так,
щоб нікому…
ніде -нічичирк… щоб ніхто… Ні один!

Мовчіть, наче риба
в льодах Антарктиди:
нікому… Лиш Вам… щоб хто інший
не взнав,
що я закохався
без тями у Ліду…
...і вже на асфальті про це
написав…

А щоб здогадалась,
кого їй шукати,
під білими буквами«Ліда, ай лав!»
адресу, мобільний,
і розмір зарплати
червоною фарбою
чітко додав…

Зависнув в пустоте соблазна

Поделиться



Феликс Комаров



Зависнув в пустоте соблазна,
Не зная да, не зная нет…
БезОбразность не безобразность,
Отсутствие вопроса — не ответ.

Нельзя ответить, указать, направить,
На то что есть ответом на ответ.
Лишь бесконечным смехом жизнь прославить,
Отпраздновав великолепный бред.

Но что есть бред, когда в святой горячке,
Над каждым словом воспаряет дух.
И никогда он не парил иначе,
Не создавая, одного и двух.