+10702.74
Рейтинг
29237.12
Сила

Anatoliy

...главное об одном...

Поделиться



Anshe



И сколько бы ты городов ни помнил по именам,
по лицам, по рыжим веснушкам, по узким трассам,
по ярким витринам, рождественским огонькам,
по низким балконам, по старых времён террасам,
по запрятанным в облако профилям небоскребов…
Возвращайся домой, из жарких ли стран, иль больших сугробов,
возвращайся туда где счастье в счастье по мелочам …
К самым близким — к нам,
мы всегда без сомнений ждем…

Здесь, быть может скучен и ожидаем, вид за родным окном,
как в кормушке, на яблоне старой ест крошки синичка,
но мы смотрим на эту синичку с тобой вдвоем,
за улыбчивом кофе, за руки держась по привычке.
Как алеет край тучи за ветками спящей вишни,
видишь? Нет… И не должен, ты просто другой, и это лишнее…
Не беда, что по-разному думаем,- главное об одном…
О любви, в которой живем,
и о жизни, которую любим….

Секрет

Поделиться



Уляна Задарма



… Дозвольте на вухо…
Лиш вам… По секрету…
Ви тільки нікому про це не кажіть…
нехай пропонують корону… карету…
хоч пів-королівства — будь-ласка, мовчіть!

І навіть якщо вам
підсунуть принцесу
у сукні, панчохах і білій фаті,
і песика в стадії сильного стресу,
бо вставили зубки йому золоті…

Коня у попоні,
Слона на газоні,
і білий, немов молоко, лімузин…
Дозвольте на вухо… Лиш так,
щоб нікому…
ніде -нічичирк… щоб ніхто… Ні один!

Мовчіть, наче риба
в льодах Антарктиди:
нікому… Лиш Вам… щоб хто інший
не взнав,
що я закохався
без тями у Ліду…
...і вже на асфальті про це
написав…

А щоб здогадалась,
кого їй шукати,
під білими буквами«Ліда, ай лав!»
адресу, мобільний,
і розмір зарплати
червоною фарбою
чітко додав…

Зависнув в пустоте соблазна

Поделиться



Феликс Комаров



Зависнув в пустоте соблазна,
Не зная да, не зная нет…
БезОбразность не безобразность,
Отсутствие вопроса — не ответ.

Нельзя ответить, указать, направить,
На то что есть ответом на ответ.
Лишь бесконечным смехом жизнь прославить,
Отпраздновав великолепный бред.

Но что есть бред, когда в святой горячке,
Над каждым словом воспаряет дух.
И никогда он не парил иначе,
Не создавая, одного и двух.

Тянется век

Поделиться



Anshe



Если грустится, значит пора к тебе,
Я собираю сумку- и в турпоход.
Жди меня где-то возле термальных вод,
Или соленых озер и уставших рек.
Тянется век
Лжеобязательств, каверзных несвобод,
Давит в затылок пепельный небосвод,
Дерзко толкает на этот шальной побег
В счастья отсек.

Жди у подножья сладко уснувших гор,
Я прошепчу у сомкнутых дрёмой век:
“Эй просыпайся, самый мой человек…”
Время пришло испытывать соль озер,
Дуть на костер,
Радовать взгляды, хвороста слушать треск,
Запоминать по звездам немым ночлег,
Слушать с вершины птичьих созвучий хор…
Время наш вор…

…Гравием фразы больно летят в глаза,
Солнце бледнеет, море дрожит стеклом,
Краски зари трепещут в окне огнем…
Я привыкаю и отбиваю залп,
Но мой рюкзак
Порван и пуст, и вывернут кверху дном,
Стало золой то, что звалось стихом…
…Я не приеду, в пламени мой вокзал.
Снова гроза…

Укутавшись в зимний вечер

Поделиться



Инна Яровая



Укутавшись в зимний вечер, дымком согревая пальцы,
Мы слушаем эту вьюгу, её колдовскую песнь.
Развенчан мир и разложен, растянута жизнь на пяльцах,
Слова несказанно нежные – кому-то благая весть.

А нам заменяют нежность сияния гор молчащих,
Иллюзия – многолюдность с рассеянной пестротой…
Картонные серые крыши извечно глаза таращат,
И прикрывают небо наивностью городской.

В преддверии то ли снега, а то ли попытки чуда
Украшен ярчайшим ценником бесцельно-бесценный миг.
Читаю стихи чуть слышно… а прозу читать не буду,
Что толку в грядущих жизнях, которые ты постиг.

Карліта Африкан (… від 0 до 199…)

Поделиться



Уляна Задарма



… на острові далекому,
на острові незнаному,
між пальмами й бананами
росте собі тюльпан…
Він — вигляду величного
і кольору незвичного.
А в тім тюльпані мешкає
КАРЛІТА АФРИКАН…

З розпущеними косами
п"є молоко кокосове,
танцює румбу босою
і стукає в там-там,
де юний і забрьоханий,
стотонний і закоханий,
захоплено порохкує
сеньйор Гіпопотам…

танцює тарарамисто,
жирафо-зебро-плямисто
бо в світі найвродливіша — КАРЛІТА АФРИКАН!

… тому пробачте, Наточка,
двійнята — Галя й Гапочка
і дитсадочка «Ясочка»
веселий колектив…
Так долею судилося — щоніч КАРЛІТА снилася,
коли я — весь у крапочку — вітрянкою хворів…

І так мені невесело…
Бо тут би -яхту з веслами…
( не коника з колесами…
… не в смужечку — диван...)
Десь там — за океанами
чека мене з бананами
в помешканні тюльпановім
КАРЛІТА АФРИКАН!

чека мене… чека мене
з солодкими бананами
найкраща в світі мавпочка — КАРЛІТА АФРИКАН!

Нет ни надежд, ни сожалений...

Поделиться



Феликс Комаров



Нет ни надежд, ни сожалений,
Во всем сияет благодать,
Дороге светлых искуплений,
Мне нечего уже отдать.
Жизнь завершает половину,
И каплей падает в ручей,
Дорога в небо будет длиной…
Она ничья и он ничей.
За небом новая дорога,
Прозрачны горы и моря,
И смотрит нежно, ясно, строго
В саму себя, душа моя.

Будет все, как ты хочешь. Почти. Государства, царицы...

Поделиться



Анатолий Голубовский



Извини, дорогая, Аврелия все рассказала.
Да, конечно же, Клодий — паяц, до которого дело
может быть у кухарки. Помпея, но ты же ведь знала
чьею стала женою. Так что ж, мне теперь очумело

распинаться пред чернью, что все замечательно-гладко?
Я понтифик и претор. Скажи, как плебеев построю,
если в доме своем не смогу навести я порядка?
Никаких подозрений, никто не помянет былое.

Просто нам нужно двигаться дальше. Вчера на сеансе
Это Красс подсказал. Без него бы и трети не смог я.
Бог пиара, финансов. И в целом — практически бог. Да,
фишку рубит в политике, знает такие нюансы.

Чтоб правителем стать, за которого Риму не стыдно,
летом двину в Иберию…
Слушай-ка, Юлий, заткнись.
Не взирая на пол, перетрахал пол-Рима. Обидно
слушать, милый, такое. А впрочем, как знаешь — катись

Будет все, как ты хочешь. Почти. Государства, царицы
восхитительно павшие в пояс. Еще — будет март.
Зал Сената напротив театра Помпея. И лица,
на которых под маской учтивости — волчий азарт…

РИМСКОМУ ИМПЕРАТОРУ

Поделиться



Тим Скоренко



Не смей, император, любить тишину и спокойствие,
Ты должен восславить свой век серенадой сражений,
Подмяв под себя закалённых гоплитов полозьями
Далёкие страны. Ты должен в них видеть мишени

Для копий и стрел, для бессчётных финтов ниже пояса,
И нет никого, перед кем ты обязан склониться,
От северных стран до столичного псевдоспокойствия.
Тебя обожает империя, отцеубийца.

И выйдя на бис на арену, цветами покрытую,
Взмахни, император, мечом и изящным движением
Пронзи обнажённое горло лежащему бритту и,
Внимая толпе, прокричи о его поражении.

Дорожную грязь твои воины в Африках нюхали,
Ловили обрывки свободы в литой дисциплине,
А ты обесчестил их женщин и сделал их шлюхами,
На каждом углу продавая изящество линий.

И вроде в роду твоём были герои великие,
Поднявшие Рим на вершину всего мирозданья —
Прозванье твоё нарицательным станет, Калигула,
Не в силу того, что ты Рим восхвалял неустанно,

А в силу того, что низверг ты в бездонные пропасти
Величие самой прекрасной в Европе столицы.
Ты бог, вероятно. Но в этом ни славы, ни гордости,
Лишь тяжесть на плечи усталые, отцеубийца.

Your text to link...

Эоны фейерверками сгорают..

Поделиться



Феликс Комаров



Эоны фейерверками сгорают,
Бросая отблеск на лицо богинь.
Они ещё своей судьбы не знают.
Бичи потерь не оросили спин.

Они кружатся, в звездный свет одеты.
Одним движеньем создают миры.
И развернув галактики-конфеты,
Не верят в окончание игры.

Для времени и боги формы плоти,
Их пожирает вечное ничто.
Вселенная повисла в гардеробе,
Как молью битое пальто.

Истлеет мир богини, боги…
До дыр протёрты миражи.
И повторится вновь в итоге,
Прекрасной песней вечной лжи.

Мы голос в ней неистовый и страстный.
И пусть наш век минута на часах,
У смертных есть единственное счастье,
Жить, не взирая, на забвенья страх.