Сербский рецепт против кризиса Страница 1 из 3







Радэ Любоевич, сербский «предприниматель года» по версии Ernst&Young — один из лучших в Восточной Европе экспертов по антикризисному предпринимательству. Свой бизнес он начинал в ситуации, напоминающей текущую обстановку в России, — в условиях международного эмбарго, боевых действий и коллапса всей экономики. Европейский корреспондент «СБ» Андрей Скрипкин встретился с г-ном Любоевичем в поисках проверенной антикризисной бизнес-стратегии.

Как вы начали заниматься бизнесом?

Свой бизнес я начал в девяностых годах. Тогда структура государства менялась и появилась возможность заниматься частным бизнесом. Это выражалось как в организации собственных частных компаний, так и в приватизации государственных предприятий. Тогда всем приходилось искать свой путь в новой системе.

У меня было много опыта в разных областях торговли, и в 1990-х я решил накопленные за десятилетия знания использовать, чтобы построить свой бизнес. Тогда я приватизировал государственную компанию, которая еще с 1960-х годов занималась ручным производством шерстяной одежды. В компании была настроена модель кооперации с местными жителями. Такое сотрудничество позволяло неплохо зарабатывать местному населению, при этом работая на дому. В молодости я работал в этой компании и знал нюансы организации рабочего процесса. Это и стало, пожалуй, ключевым фактором, почему во время приватизации я решил взять в свои руки управление этим предприятием. Мне хотелось, чтобы компания осталась на плаву, чтобы люди не потеряли рабочие места, чтобы по-прежнему во всем мире знали об одежде ручного производства из Сирогойно.

Вместе с этим я хотел расширить сферу деятельности предприятия. Моя идея заключалась в том, чтобы расширить ассортимент продукции другими традиционными товарами из западной Сербии — фруктами. Концепция оставалась той же, люди не должны были ходить на работу на фабрику. Они работают у себя на ферме, на своих полях и выращивают ягоды и фрукты, которые поставляют нам, а мы их замораживаем, высушиваем и экспортируем в страны Запада.

Сейчас наша компания сотрудничает с 3500 фермерами, а на заводе по заморозке и сушке работает около 1200 человек.







Радэ Любоевич

Переход от шерсти к фруктам выглядит довольно неожиданно, что вас к этому подтолкнуло?

Было два фактора: первый — это уже имеющийся опыт работы с местным населением, а второй — это тот опыт, который я получил, работая в государственной экспортной компании Югославии. Там я занимался как раз налаживанием контактов по экспортным поставкам замороженных фруктов. У меня были контакты с покупателями и с производителями.

Как выстроен процесс работы с фермерами? Вы изначально заказываете какой-то конкретный объем продукции или выкупаете всю продукцию, которую фермеру удалось вырастить?

Вероятно, самое важное в нашем сотрудничестве — это поддержка. Мы пытаемся оказывать поддержку нашим фермерам на протяжении всего года. У нас есть команда советников по аграрным вопросам, которые консультируют фермеров. Эксперты советуют, что лучше всего выращивать — сливы, клубнику, малину или что-то другое — с учетом региона, в котором находится ферма. В течение всего года эксперты оказывают поддержку по всем вопросам, в том числе стараются обезопасить фермеров и в материально-техническом плане: в случае если нашему фермеру требуется какое-то оборудование, мы предоставляем все необходимое, а фермер, в свою очередь, рассчитывается с нами уже при сдаче урожая.

Кроме того, мы регулярно проводим образовательные семинары. Темы занятий охватывают абсолютно разные проблемы в области культивирования фруктов. Занятия проводят как наши эксперты, так и приглашенные гости из различных университетов и институтов. Наши аграрии могут получить советы по любому вопросу, с которым они столкнулись в процессе работы.

Как только фермер привозит на нашу фабрику свой урожай, ягоды и фрукты сразу отправляются на заморозку. Все остальное — сортировка, разделение фруктов на те, что будут высушены, и те, что будут заморожены, — осуществляется после. Что еще немаловажно, с нашими фермерами мы расплачиваемся сразу. Мы выкупаем весь урожай. Конечно, мы прогнозируем объемы поставок, зная площадь полей и урожайность в регионе, но фактический объем всякий раз меняется в зависимости от погоды.

В период работы на югославскую государственную экспортную компанию у вас была налаженная жизнь в Германии. Почему вы решили вернуться в Сербию? Обычно людей из восточноевропейских стран, у которых есть возможность эмигрировать на Запад, соблазняет более высокий уровень жизни там.

Мне очень грустно, когда люди покидают родные места и постепенно города и села приходят в упадок. Конечно, это типично для Сербии, России, Болгарии. Но я всегда считал, что это плохо. В моем видении связи с родным местом очень важны. Очень важно, где ты родился и где ты свой, именно там, как мне кажется, ты можешь быть наиболее продуктивным. Ведь дома ты владеешь все теми же навыками, что и в любом другом месте, но у тебя есть нечто еще, специфичное только для этого места. Для меня это было всегда очень важным.


  • 148
  • 20/09/2016


Поделись



Подпишись



Смотрите также