10 лет дефолту в России: "черный вторник" может повториться?




В нынешнем году Россия встречает 10-летие знаменитого дефолта 1998г., когда отказ государства исполнять обязательства по своим облигациям привел к драматическим событиям во всей экономике, как то девальвация национальной валюты, резкий рост цен и столь же стремительное падение уровня жизни. Крах крупных банков заставил население надолго потерять доверие к банковской системе, как и к финансовому рынку вообще. Тогда россияне приучились использовать иностранную валюту (главным образом, доллар) как средство сбережения. До сих пор, встречаясь с людьми, близкими к финансовому рынку, обыватели спрашивают: «А что будет с курсом доллара?».

Российский кризис был предопределен целым рядом факторов. Одним из них был экономический кризис, разразившийся в 1997-1998гг. в Юго-восточной Азии и распространившийся по всему миру. Одним из следствий кризиса было резкое падение цен на нефть, что явилось ключевым фактором для экономики России. Если в 1997г. средняя мировая цена на нефть составляла 18,4 долл. за баррель, то в декабре 1998г. она снизилась до уровня 9,6 долл., который являлся на тот момент самым низким за последние 25 лет.

В этих условиях Россия обладала значительным внешним долгом и небольшими запасами золотовалютных резервов. Тогдашний президент Борис Ельцин, видимо, понимая неизбежность кризиса, назначает 24 апреля 1998г. на пост премьера молодого чиновника из министерства топлива и энергетики Сергея Кириенко. Практически сразу после того, как 17 августа 1998г. правительство вынуждено было объявить дефолт, С.Кириенко был отправлен в отставку.

Уже в мае цена барреля нефти упала до 8 долл. за баррель (средняя за 1998г. составляла 12 долл.).

Для покрытия бюджетных расходов, в том числе выплаты госдолга, Россия активно осуществляла заимствования. Основными инструментами займов были государственные краткосрочные облигации (ГКО), облигации федерального займа (ОФЗ) (применялись в меньшей степени), еврооблигации, выпускаемые как Российской Федерацией, так и региональными и муниципальными властями, а также стабилизационные кредиты Международного валютного фонда (МВФ). Механизм привлечения заимствований на короткий срок по весьма привлекательным ставкам был создан предшественником С.Кириенко на посту премьера Виктором Черномырдиным. Погашение долга по ГКО осуществлялось за счет новых заимствований.

Дефицит финансовых ресурсов в стране был столь острым, что государству приходилось размещать годовые ГКО под более 100% годовых. Причем с ростом опасений, что у Минфина может не оказаться средств на погашение своих обязательств, спекулянты требовали еще больший уровень доходности в качестве премии за риск.

Министром финансов на тот момент был Михаил Задорнов, ныне занимающий пост председателя правления розничного подразделения группы ВТБ — банка ВТБ24. Вопросы госзаимствований, в том числе привлечением средств на рынке ГКО курировала в Минфине Белла Златкис, ныне работающая в Сбербанке на посту зампреда правления. Как М.Задорнов, так и Б.Златкис передали через свои пресс-службы, что отказываются от комментариев по любым вопросам, связанным с кризисом 1998г.

Нынешний глава Минфина Алексей Кудрин, работавший в 1998г. в должности первого замминистра финансов, частично возлагает вину за кризис на Международный валютный фонд (МВФ), который на тот момент отказался предоставить России стабилизационный кредит на 20 млрд долл.

«Если бы МВФ увеличил наш резерв миллиардов на 10 или 20, тогда этого обвала могло и не произойти. МВФ же сказал: получите 11 миллиардов, но только частями — сейчас 4,8, а если будете себя хорошо вести, тогда в течение года может быть еще получите. Все аналитики за неделю посчитали, что нам этого будет недостаточно. ЦБ получил эти средства, вышел на рынок и продал эту валюту», — сказал министр. «Я считаю, что МВФ виновен частично, — отметил он, — если уж вы приехали помогать, то тогда помогайте, чтобы предотвратить кризис. Критический запас должен был быть достаточным».

Основным переговорщиком с международными финансовыми организациями в 1998г. был Александр Лившиц, тогда работавший заместителем руководителя администрации президента (ныне — директор по международным проектам компании «Русский Алюминий»). На следующий день после дефолта — 18 августа 1998г., он подал в отставку, поскольку считал себя отчасти ответственным за кризис. А.Лившиц стал единственным высокопоставленным чиновником, покинувшим свой пост самостоятельно.

Последствия кризиса в виде взаимных неплатежей банков и иных организаций пришлось решать Центральному банку РФ. Николай Егоров, в настоящее время возглавляющий «Национальный депозитарный центр», а тогда — зампред ЦБ, принимал в этом непосредственное участие. По его словам, платежная система страны по состоянию на 19 августа 1998г. «впала в кому в связи с неплатежеспособностью крупных банков». «В ходе преодоления кризиса неплатежей было использовано технологическое нововведение, связанное с проведением многостороннего клиринга в рамках платежной системы Центробанка, что явилось уникальным опытом в международной практике», — отмечает он.

Н.Егоров особо отметил роль в преодолении кризиса первого зампреда ЦБ РФ Андрея Козлова, трагически погибшего в сентябре 2006г. Во время кризиса А.Козлов отвечал за большинство операционных процессов в Центробанке.

Главой Центробанка в кризисный год был Сергей Дубинин. Он был освобожден от занимаемой должности сразу после начала кризиса. До последнего времени С.Дубинин работал финансовым директором РАО ЕЭС России. После ликвидации энергохолдинга 1 июля 2008г. он не сообщал о своем новом месте работы.

Вывод средств иностранными инвесторами, которые задавали тон на российском рынке, практически привел к коллапсу тогда еще только встающий на ноги российский рынок акций. Индекс РТС в октябре 1998г. упал до 38,53 пункта. В том же году биржа РТС внедрила систему расчетов «поставка против платежа». Нынешний председатель правления Фондовой биржи РТС Роман Горюнов отмечает: «Конечно, кризис оказал серьезное влияние на развитие всего фондового рынка. Он значительно изменил конфигурацию сил, позиций участников рынка, повлиял на технологии торговли. Например, технология со 100% депонированием активов появилась в России в результате кризиса 1998г. Практически нигде в мире такой технология не используется именно потому, что нашим западным коллегами ситуация 1998г. представляется невозможной». Р.Горюнов считает, что подобный опыт и умение выживать в кризисных ситуациях «делает наш рынок более закаленным и сильным». На тот момент президентом РТС был Дмитрий Пономарев.

Впрочем, в юбилей дефолта также звучат и мнения, согласно которым кризис не преодолен, пока не наказаны чиновники, ответственные за те события. В частности, так считает зампред правления одной из старейших саморегулируемых организаций фондового рынка — ПАРТАД Петр Лансков. «Мне кажется, что уроки из событий 1998г. не извлечены, — сказал он, отметив, что люди, ответственные за дефолт никак не были наказаны». «Ситуация, при которой итоги дефолта не подведены на персональном уровне, стимулирует новое поколение чиновников совершать такие же глупости и подлости, как и те, которые строили пирамиду ГКО», — сказал он.

Есть и более оптимистичные точки зрения. Такие идеи, как создание накопительных фондов, накопление золотовалютных резервов, освобождение от «нефтегазовой зависимости» путем диверсификации, теперь доминируют в российской экономике благодаря кризису 1998г. Президент Ассоциации российских банков (Ассоциации «Россия»), депутат Госдумы Анатолий Аксаков считает, что в результате мер, принятых финансовыми властями страны, нет причин для того, чтобы ожидать нечто похожее на кризис десятилетней давности.

«Подушка безопасности создана, пришло время диверсифицировать экономику, монетизировать экономику и сделать так, чтобы экономика была более защищена от внешних шоков, например, от падений цен на нефть», — считает А.Аксаков. Он также отметил, что если российская экономика будет монетизирована как, например, в Китае, США, то движение капитала никто не будет замечать, потому что объемы денежной массы всегда будут достаточны.

А.Аксаков подчеркнул, что золотовалютные резервы России достигли почти 600 млрд долл., Стабфонд — около 200 млрд руб. Кроме того, есть экономический рост и профицитный бюджет.

Глава Минфина А.Кудрин заверяет, что извлек должные выводы из дефолта. «Инвестиционный рейтинг был восстановлен полностью, когда я стал министром финансов, и мы стали создавать резервы, чтобы иметь запас прочности. Я такие уроки помню», — сказал он.

Министр признался, что создание «запаса прочности» стало одной из основных задач для страховки от падения цены на нефть. «Теперь Россия привыкает к высоким ценам на нефть и постепенно сокращает свой запас прочности, увеличивая расходы. Но с другой стороны и золотовалютные резервы достаточны. Чистый отток в объеме 20 млрд долларов за первый квартал 2008 года никто не заметил», — отмечает А.Кудрин. Он подчеркнул, что международные эксперты присваивают российским банкам высокие рейтинги как раз в период мировых финансовых кризисов.
  • 485
  • 16/05/2013

Смотрите также

Категории