Что мы видим и чему мы верим



Вот так живешь себе, живешь, и не подозреваешь, кто делит с тобой дом, быт, жизнь. Не знаю, может быть бельгиец Ян думал не совсем так или совсем уж другие мысли пришли ему в голову, когда он после девятнадцати лет брак вдруг узнал, что его любимая жена Моника не всегда была женщиной.
В свое время ради этого брака ему пришлось пройти через правовые сложности бракоразводного процесса с предыдущей женой, уладить проблемы с миграционной службой (Моника родом С Индонезии). Служба миграции, кстати, таки заподозрила, что со свидетельством о рождении что-то не так. И вот такой финал.
Причем, что характерно, догадаться-то можно было гораздо раньше. Если было бы желание. Но, как и большинство мужчин, Ян верил в то, во что ему хотелось верить. Что было привычно и удобно. И только события последнего времени, когда благоверная перестала быть такой уж благоверной и пустилась во все тяжкие, как-то постепенно привели к развязке. Нет, не то чтобы кто-то из новых кавалеров стукнул несчастному о каких-то несоответствиях или отклонениях. Но просто так уж получилось.
Узнав от приехавших родственников Моники, что та в детстве была мальчиком, Ян пришел в ужас.
О правовой стороне события упоминать как-то не особо хочется. Понятно, здесь мнения будут несколько различными у каждой из сторон и кому чего причитается решит суд.
Я о другом. Как мы умеем не видеть очевидного, когда не хотим этого видеть. Вот просто в упор не замечаем, и хоть убивай. Будьте внимательны, господа.
  • 786
  • 27/11/2012

Не забудьте подписаться!

Категории