Жизнь после 50 лет и старше Страница 1 из 4

Вот смотрите, есть такая женщина – Хедда Болгар. Она очень успешный психоаналитик, принимает около 25 пациентов в неделю, пишет книжки, занимается йогой, живет одна и не скучает, проводит ужины для психоаналитического сообщества города Лос-Анджелеса, где и живет.

Она, в общем, такая классическая американская бизнесвумен. За единственным исключением – ей 103 года! Она получила диплом психоаналитика в 1934 году. Чуть ли не от Юнга. Получается, когда она была в моем нынешнем возрасте, она прожила лишь половину своей жизни. Это означает, что период ее самореализации и расцвета длится не 30 лет, как принято считать у нас в обществе, – он огромный!

Я снимал Хедду, она рассказывала что-то, шутила, у нее фантастический ум, мы часа четыре общались. Она кокетничала – это в свои-то 103 года. «Хедда, – говорю, – какими оздоровительными практиками вы занимаетесь?» И тут она отвечает: «Вы знаете, Владимир, последние 80 лет я мало занимаюсь спортом». Тут я окончательно понял, что ключ к здоровью в этом возрасте не только в физических упражнениях, как принято считать.
8 картинок и текст





Окончательно я уверился, что секрет может быть не только в здоровом образе жизни, после знакомства с Бастером Мартином. Он каждый день выпивал по несколько кружек пива и выкуривал пару десятков сигарет.

Вот и на съемку Бастер приехал со своим любимым черным пивом, с долькой апельсина и немедленно попытался соблазнить мою ассистентку, прямо с места. Бастеру, когда мы познакомились, было 104 года.

В 101 год Бастер Мартин пробежал 40-километровый марафон, пританцовывая и выпивая вместо воды пиво.

02.



Жак Фреско сделал научное открытие мирового масштаба в 75 лет: обнаружил в организме конкретные механизмы саморазрушения ДНК, то есть заложенную в каждую клетку программу старения, смерти, тяжелых болезней.

, конечно, к Жаку приехал. И у меня было часа три, чтобы его разговорить и найти что-то, что его идентифицирует, для съемки. Спрашиваю: «Жак, что вы любите?» – «Я очень люблю слушать музыку и играть на скрипке». Я говорю: «Очень здорово, давайте поставим ваши любимые пластинки». Он говорит: «Вы знаете, их долго искать, они где-то на чердаке…» Я говорю: «Хорошо, давайте вы сыграете на скрипке?» Он уходит надолго, наконец возвращается с грязным футляром, достает из него совершенно пыльную скрипку и начинает издавать с ее помощью жутчайшие звуки. Я понимаю, что это не то. Мы выходим на улицу, я вижу ржавую газонокосилку, спрашиваю: может быть, Жак любит косить траву? Жак уверяет, что и близко к ней не подходит. Вижу кучу футбольных мячей, штук сорок, спрашиваю, играет ли он в футбол. Жак отвечает, что это внуки. Вижу гамак – Жак говорит, что и его не любит. И вдруг предлагает заехать к нему в офис. Я нехотя соглашаюсь, не понимая, что там может быть интересного.

Мы приезжаем в Принстонский университет, в кабинет Жака, и я вижу компьютеры, книги, фотографии, горы бумаг и понимаю, что вся жизнь Жака проходит здесь, в этой комнате. И сам Жак в офисе преображается и становится похож на такого немного безумного ученого. Я не выдерживаю и спрашиваю, что нужно, чтобы в 84, а Жаку именно столько лет, поддерживать мозг в таком великолепном состоянии. Жак на секунду задумывается: «Да я ничего специального не делаю. Я просто им пользуюсь». Нельзя перестать жить только потому, что вы постарели. Можно постареть потому, что вы перестали жить.

03.

  • 516
  • 04/07/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое