Первый ночной таран (7 фотографий) Страница 1 из 2

Воздушный таран как боевой приём был впервые изобретен и применен русскими. 8 сентября (26 августа по старому стилю) 1914 года около городка Жолква наш знаменитые лётчик Пётр Николаевич Нестеров совершил первый в мире воздушный таран, протаранив австрийский «Альбатрос». Первый в мире ночной таран был осуществлен также русским летчиком Евгением Степановым, который 28 октября 1937 года в Испании в небе над Барселоной на самолете И-15 сбил при помощи таранного удара итальянский бомбардировщик «Савойя-Маркетти» S.M.81.

Четыре года спустя в ходе Великой Отечественной войны в битве за Москву подвиг Степанова повторил младший лейтенант Виктор Талалихин.



В ночь на 7 августа 1941 года расстреляв весь свой боезапас, раненый в руку, летчик-истребитель таранил немецкий бомбардировщик. Виктору повезло: его И-16 (о нём – ТуТ), отрубивший винтом хвостовое оперение Hе-111, стал падать, но лётчик смог выпрыгнуть из падающего самолета и приземлиться на парашюте. Талалихина подобрали местные жители, оказали первую помощь и помогли добраться до своей части.



О подвиге летчика стало известно буквально в тот же день 7 августа, а на следующий день Виктору было присвоено звание Героя Советского Союза.



«В ночь на 7 августа, когда фашистские бомбардировщики пытались прорваться к Москве, я по приказу командования поднялся в воздух на своем истребителе. Зайдя со стороны луны, я стал выискивать самолеты противника и на высоте 4800 метров увидел „хейкель-111“. Он летел надо мною и направлялся к Москве. Я зашел ему в хвост и атаковал. Мне удалось подбить правый мотор бомбардировщика. Враг резко развернулся, изменил курс и со снижением полетел обратно…

Вместе с противником я снизился до высоты примерно 2500 метров. И тут у меня кончились боеприпасы… Оставалось одно — таранить. „Если я погибну, так один, — подумал я, — а фашистов в бомбардировщике четверо“.
Решив винтом обрубить противнику хвост, я стал вплотную подбираться к нему. Вот нас разделяют каких-нибудь девять-десять метров. Я вижу бронированное брюхо вражеского самолета...»



Лейтенант был опытным лётчиком. Но подавить стрелка в хвосте «Хейнкеля» не сумел. В запале боя лейтенант не помнил, что главное не любой ценой сбить бомбардировщик, а не дать ему выполнить задание и вернуться живым, сохранив свою машину.

Зато он был бесстрашен и полон решимости победить: «В это время враг пустил очередь из крупнокалиберного пулемета. Обожгло правую руку. Сразу дал газ и уже не винтом, а сразу всей своей машиной протаранил противника. Раздался страшный треск. Мой „ястребок“ перевернулся вверх колесами. Надо было поскорее выбрасываться с парашютом».
Талалихину повезло — ночные прыжки опасны. Он угодил прямо в реку Северку. Люди увидели летящего парашютиста и подоспели ему на помощь, не дав запутаться в стропах и утотнуть…

  • 416
  • 03/07/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое