Репортаж о жизни на краю земли Страница 1 из 6

Корреспондент “МК” узнал, как живут в XXI веке аборигены Севера — ненцы-оленеводы.

Этот регион не зря назвали “краем земли”. Она здесь действительно заканчивается, по крайней мере в понимании жителей Центральной России. В ресторанах Салехарда строители могут позволить себе свиную рульку за 1200 рублей, а всего в 400 километрах от города, в тундре, кочующие ненцы до сих пор пьют кровь северных оленей. Здесь даже в столице региона Интернет работает с перебоями, зато уже никого не удивляет спутниковая тарелка, установленная на “крыше” чума. В больницах самое современное оборудование, а в стойбищах до сих пор можно встретить детей, в свидетельстве о рождении у которых записано: “Ярсалинская тундра”.







Здесь зона нежелательного проживания для человека: затяжные северные ночи и сводящее с ума солнце полярным днем. Но для живущих по законам предков ненцев нет более желанной земли: “Без тундры и оленей мы никто”. Когда-то они, независимые, свободолюбивые, бегали по тундре от советской власти. Теперь — все больше зависят от российской.





Трасса в пригороде Салехарда. За поворотом свет автомобильных фар выхватывает из бесконечных снежных дюн по обочине дороги оленью упряжку. Рядом исступленно машет руками маленький чум. Тормозим. Чум подбегает, протягивает нам для приветствия руку: “Толян”.

“Не проводите, сколько по пути? А то без фар нас не видно. Задавить могут!”

Водитель, которого встреча с голосующим на трассе аборигеном особо не удивляет, не прочь организовать “световой” кортеж. В ответ Толян вытаскивает из-за пазухи малицы — национальной ненецкой одежды из оленьих шкур — коммуникатор. Не просто мобильник, а такой, какому бы и в столице позавидовали. “Дай телефон запишу. Вдруг оленина понадобится? А я раз в месяц в поселке бываю. Позвоню”.

Регион контрастов. Край земли…





Дом на полозьях

— Это хорошо, что фельдшер из фактории точные координаты стойбища назвал. А иногда вызов поступает напрямую от кочующих ненцев: река такая-то, среднее течение. И выглядывай этот чум в иллюминатор. — О полетах в тундру доктор Андрей Иванов рассказывает, будто об обычных выездах на “скорой”. В принципе так оно и есть: вызовов в тундру у санитарной авиации Ямала за год набегает до тысячи.





В стойбище, что в сотне километров от поселка Яр-Сале, мы летим забрать 11-месячного малыша, у которого уже несколько дней температура под сорок. А заодно доставить в Салехард двух ненок на сносях.

В тундре акушер Андрей Иванов — личность известная. Едва ли не в каждом чуме можно услышать: “Красный доктор жене жизнь спас”.

— Это я года три назад куртку купил горнолыжную красного цвета, — смеется Андрей Иванов. — Теплая оказалась, вот я в ней на вызовы и летал. Она уже давно износилась, а прозвище “красный доктор” все кочует от стойбища к стойбищу…

В “вертушке” доктор Иванов знакомит нас с тундровым этикетом.



  • 555
  • 04/03/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое