Новый взгляд на гастарбайтеров Страница 1 из 2

Гастарбайтеры… Понаехали тут… Кто-то относится к ним позитивно, но большинство — негативно… С другой стороны — а вы бы, дорогие мои поэты-литераторы, стали бы работать на стройке чернорабочими за копейки? Нет, конечно. И дворы бы мести не стали. А вот он стал, хотя и с высшим образовнием. Ну, не ценит государство своих просветителей.
А слабо вам стать членом-корреспондентом Академии русской словесности и изящных искусств им. Державина? Слабооо… А вот ему вдруг повезло…

Таджик Хасан Холов, месивший бетон на питерских стройках, стал сенсацией в мире русской словесности. Кроме того, он награжден медалью Достоевского «За красоту, гуманизм, справедливость». Член-корреспондент избирается в состав Академии за выдающиеся успехи в развитии словесности и искусств и утверждается общим собранием. Впоследствии может быть избран академиком.

О нам наш сказ. Будет 5 фото и буквы. via mr7.ru

В 80-х Хасан Холов закончил в Душанбе Институт русского языка и литературы, преподавал в школе, писал стихи, кое-что издавал. Десять лет назад покинул семью и родину, пополнив армию гастарбайтеров в Петербурге. Попал на стройку чернорабочим. За несколько лет поднялся до учетчика. «Я повидал много таджиков, азербайджанцев, белорусов, украинцев, – будущий академик русской словесности изъясняется с сильным акцентом, — Жили все вместе, нам отвели место на стройке. Я себе устроил уголок, чтобы писать стихи».
Гастарбайтеров Хасан считает настоящими героями современности, образцами самопожертвования.







«Однажды на стройке я видел, как старый таджик плачет. Я подошел: «Зачем плачешь? Нехорошо, когда старый человек плачет!». «Только что поговорил с внучкой, — отвечает он мне, — Сердце рвется на части, как бы я хотел сейчас сесть за достархан в кругу своей семьи!». Но старик тот не мог уехать домой – начальники уже много месяцев не выплачивали ему зарплату, а копейки, которые он получал, отправлял домой», — Хасан вспоминает годы на стройке, неожиданно переходя на былинный слог.





Сегодня на нем черный костюм с белой рубашкой, начищенные туфли, на груди – медаль. Вид у 52-летнего поэта несколько смущенный.
Таким – смущенным — его увидели в литературном поэтическом объединении «Огни гавани», на еженедельном собрании в Центральной районной библиотеке им. М.В. Ломоносова. Их компания, будто чудом сохранившаяся с 60-х – восторженные поэтессы за сорок, трогательно бородатые прозаики — взяли Холова под свое крыло.
«Это мы содействовали тому, чтобы в Академии русской словесности Хасанчику дали членство», — гордится Дина Панасенкова, руководитель ЛитО. – Перевели его стихи, издали книжечку. Он ее отослал в Таджикистан каждому родственнику, во все аулы».
На книжице с ультимативным названием «Если ты любишь…» — одуванчики. На третьей странице пояснение – «Перевод с таджикского Светланы Лазутиной».
Это, мягко говоря, преувеличение.
«Никто из нас не знает таджикского, просто Хасанчик хочет распространять свое творчество в русскоязычной среде. Он писал свои стихи на плохом русском, а мы их литературно обрабатывали. Это, кстати, трудно — надо не только мысль передать, но и восточный колорит не растерять», — литератор Ольга Сафарова тоже стала «переводчиком» Холова.
«Иногда Хасанчик не знал, как на русском звучит слово. Тогда он его рисовал. – говорит она, — Например, написал «лампа», но чувствовал, что там должно быть что-то другое. Нарисовал, и я поняла, что нужное слово – «светильник»!».



  • 444
  • 23/02/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое