Как Чарльз Дарвин способствовал развитию теории о существовании инопланетян Страница 2 из 3





Шотландский математик Джеймс Митчелл предположил, что спутники отдаленных, холодных планет могли действовать как зеркала, захватывающие и отражающие солнечные лучи на поверхность. С тех пор количество открываемых спутников у различных планет, казалось, увеличивалось прямо пропорционально их расстоянию от Солнца, и он увидел в этом свидетельство «Божественного Провидения».





Томас Коллинс Саймон, английский писатель и учёный, утверждал, что лучи солнца не рассеиваются, поскольку проходят через пустое пространство — вакуум. Все планеты, заключил он, получают одно и то же количество света и тепла, температура на поверхности планет обуславливается составом и плотностью атмосфер. А английский астроном Ричард Проктор (автор одной из самых ранних карт Марса, 1867-го года) предполагал, что большим планетам, вроде Юпитера, нужно много времени, чтобы остыть после их огненного, расплавленного состояния при «рождении», отдавая собственное тепло для достижения стабильных условий зарождения жизни.

Все эти идеи «Бога из Машины», уверенность в «стороннем вмешательстве», непоколебимая вера «плюралистов» в существование обитаемых миров происходит, прежде всего, из их наблюдения разнообразия земной жизни и её возможности приспосабливаться даже к крайне неблагоприятным условиям. «Если бы мы могли судить о цели, к которой (согласно нашим представлениям) стремится всё, происходящее вокруг нас, наша Земля могла бы научить нас рассматривать поддержание жизни как величайшее стремление природы», — отметил Проктор. Вторя ему, Фламмарион писал что «нет в мире ни одного уголка, который мог бы считаться совершенно безжизненным».

Спутник Земли, тем не менее, всё ещё представлял собой загадку: его доскональное изучение телескопом не оставило места сомнениям — на Луне нет жизни, хотя она существует в той же умеренной зоне, что и Земля. Так где же все?





Ричард Проктор отвечал на это просто — если жизнь имеет начало, она также должна иметь и конец, поскольку энергии приспособления природы есть предел. Жизнь не могла пустить на Земле корни, пока планета не прошла через жаркий начальный период своего образования, и она в конечном счете закончится на Земле, поскольку наша планета находится в периоде «истощения», наше Солнце сжимается и остывает: период, в течение которого может зародиться жизнь, короток по сравнению с продолжительностью существования планеты. На Луне, считал он, тоже была жизнь, однако этот период она давно прошла. Также учёный доказывал: «На Марсе был мир, похожий на наш собственный, с различными формами жизни. Конечно, эти формы приспосабливались по мере изменения условий их обитания, эволюционируя, либо упрощаясь, регрессируя, когда условия были благоприятны или наоборот, возможно даже, развиваясь в формы, подобные человеческому виду, обладающие способностью рассуждать. Однако даже поверхностное рассмотрение вопроса показывает: скорее всего, Марс давно преодолел стадию существования жизни».





Проктор представлял себе Вселенную, в которой планеты проходили долгие периоды подготовки к появлению на них жизни, в то время как другие планеты умирали. Он полагал, что Юпитер обладает теми же особенностями, что и Земля в ранний период своего развития, и, по всей вероятности, он — самый подходящий претендент на зарождение жизни: «Мы видим, что поверхность Юпитера целиком покрыта толстым слоем облаков, и происходят изменения, которые подразумевают наличие бурной деятельности (иначе говоря, сильного нагрева) по всей его территории. Мы видим, что условия на нём приближаются к земным в те времена, когда большая её часть была парообразной… Следом, несомненно, наступит период (намного более продолжительный, чем аналогичный отрезок истории Земли), в течение которого Юпитер, в свою очередь, будет местом зарождения и пребывания жизни».





Наверное, самым весомым аргументом «плюралистов» — или, по крайней мере, вызывающим настоящую «теологическую грусть» у их критиков — был вопрос: если нет никакой другой жизни во всей Вселенной, то зачем Бог создал так много звезд и планет? По этому поводу Митчелл писал: «Действительно, можно ли полагать, что все эти сферы, такие многочисленные, столь огромные, так широко рассеянные в безграничном пространстве, должны были быть созданы лишь ради нашей Земли, что едва ли больше песчинки по сравнению с ними? Эту идею нельзя принять, ведь она абсурдна. Если они созданы не ради нас, нет оснований сомневаться, что Создатель ничего не делает напрасно, и природа полна его добродетели, так что они были созданы только ради их собственных обитателей».

Фламмарион, в свою очередь, призывал человечество взять себя в руки: «Мало оснований считать и воодушевляться мыслью, что Вселенная создана специально для нас, бедных существ, затерянных в ней, и что если мы сойдём со сцены, этот мир превратится в свалку неодушевлённой материи, лишённую света!»



  • 424
  • 09/09/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое