Как Чарльз Дарвин способствовал развитию теории о существовании инопланетян Страница 1 из 3







В XIX-м столетии всё ещё пытались оставаться в рамках теории эволюции, когда группа учёных решила повысить ставки и объявила, что Вселенная изобилует и «неземной» жизнью: они заявили, что эволюция происходит на бесчисленных планетах, и Земля — лишь один крошечный оплот этого процесса. «Разве не очевидно, что этот мир был помещён в систему планет без какого-либо знака отличия, и что он не лучше приспособлен, чем другие, чтобы быть уникальным местом — колыбелью жизни и разума?», — спрашивал знаменитый французский астроном Камиль Фламмарион.





Споры о «множестве миров» разворачивались в течение всего XIX-го века в книгах и статьях, написанных научными светилами, воображение которых подогревалось взаимосвязью нескольких недавних открытий. Было известно, что наша солнечная система самостоятельно вращалась в пределах Млечного пути вместе с другими звездами, которые, как считалось, также были окружены планетами. Огромные расстояния между звёздами давали понять, что Вселенная, если и не бесконечна, всё же очень велика.

Французский астроном Пьер-Симон Лаплас разработал достоверную (хотя, в конечном счёте, некорректную) модель формирования планетарных систем, которые, как он считал, возникли из-за центробежных сил сжатия вращающихся туманностей. Тем временем, геологи начали измерять возраст Земли миллионами, а не тысячами лет, и даже до опубликования дарвиновского «Происхождения видов» многие натуралисты были согласны с основными принципами развития: жизнь изменяется со временем и приспосабливается к окружающей среде.







Защитники гипотезы «множества миров — «плюралисты» (от англ. plural — множественный, многочисленный) — увидели в этих открытиях свидетельство непрерывного процесса творения, вследствие которого постоянно появляются новые планеты, способные служить вместилищем жизни.





«Плюралисты» заявили, что ничто в этой теории не противоречит религиозному учению: создание, сказали они, было не прямым действием Бога, а последствием законов природы, утверждённых Богом, которые не требовали Его постоянного вмешательства. «Закономерно спросить, если Он, как оказывается, хотел использовать простейшие организмы в качестве основы для производства более сложных, включая даже нас, как мы, Его скромные создания, можем придираться?» — писал Роберт Чемберс, шотландский геолог и естествоиспытатель, в своём спорном, но очень популярном труде «Признаки естественной истории создания» 1844-го года.

Кроме того, Чемберс считал, что ни одна часть Вселенной не может быть свободна от законов гравитации — это также является основанием полагать, что все миры подчинены законам эволюции жизни:

«Явление подчинения каждого уголка Вселенной физическим законам (законам природы) — это мощный аргумент „за“ существование аналогичных органических механизмов».

Скептики, однако, подвергли сомнению идею зарождения жизни на планетах, вращающихся вне «умеренной орбиты» Земли, находящейся ни слишком близко, ни слишком далеко от Солнца: если только один мир в нашей Солнечной системе может породить жизнь, как кто-то может убедительно доказывать её существование во всём космосе?



  • 424
  • 09/09/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое