Как Питер Тиль отличает безумно крутой стартап от безумного

Недавно в Сан-Франциско состоялось одно из самых престижных мероприятий для разработчиков стартапов — TechCrunch Disrupt SF. Обозреватель TechCrunch в ходе конференции побеседовал с Питером Тилем — знаменитым венчурным инвестором, сооснователем PayPal и первым внешним инвестором Facebook. Он и его партнеры запускали и финансировали многие успешные стартапы последнего десятилетия: в их числе LinkedIn, Yelp, SpaceX, Friendster, Quora и Geni. Видеозапись интервью с Питером Тилем можно посмотреть на YouTube, а мы в Alconost Translations перевели эту беседу на русский — на радость всем стартаперам, айтишникам и не только.



Как оценивать идеи и стартапы

— Вы много говорили о том, что нужно выбирать идеи и проекты, которые обычному человеку могут показаться безумными. Ведь ординарные, «нормальные» идеи кто-то уже наверняка реализовал. Как вы отличаете просто безумный проект от безумно крутого проекта, у которого есть все шансы на успех?

— Изучая идею или проект, надо попытаться понять их реальную ценность и заглянуть в самую суть. Например, оценить, работоспособна ли технология, при каких условиях она будет работать. Кроме этого стоит расспросить основателей об их общей истории: работали ли они раньше вместе, не бросят ли они свой проект при появлении первых же трудностей? Всегда нужно фокусироваться на сущности проекта: легких путей здесь нет.

— Пытаетесь ли вы избежать предвзятости, оценивая, какая идея в перспективе может сработать, а какая — нет?

— Да, всегда есть соблазн обойтись упрощенными критериями, и мы [венчурные инвесторы, — прим. перев.] как никто другой грешим этим. Но я думаю, стоит всегда стараться найти изюминку, не пытаясь немедленно сказать «да» или «нет»; действительно вникать в суть каждый раз и сохранять непредвзятость.

— Когда вам встречается идея, которая заставляет вас задаться вопросом, действительно ли она сработает, — какие вопросы вы задаете предпринимателям, делающим презентацию? Например, вопросы об их философии, их долгосрочном видении, о вероятности успеха?

— Я оцениваю три ключевых компонента: команда, технология и бизнес-стратегия. Все эти компоненты должны быть одинаково полноценны. Поэтому, когда я вижу, что люди делают акцент, например, на технологии, я скорее захочу поговорить с ними о команде и о бизнес-стратегии. То есть, перехожу к темам, о которых сами предприниматели не хотят много говорить.

Благотворительность: помогать тем, кому мало кто помогает

— Хочу немного расспросить вас о вашей философии и о философии «нуворишей», пришедшей из мира технологий. Как вы думаете, различаются ли системы ценностей у тех, кто хорошо заработал на технологиях, и у тех, кто зарабатывает на бизнесе, далеком от технологий?

— Обобщать всегда сложно. Но я думаю, это достаточно разные вещи: когда ты заработал на компьютерах или, скажем, на добыче ресурсов в Конго или на чем-то подобном. Безусловно, я немного предвзят, но я в это действительно верю.

Что касается моей философии — я думаю, что такой концепт, как благотворительность, заслуживает переосмысления. Я всегда люблю задавать неудобные вопросы; если в бизнесе это: «Какие великие компании никто не основывает?», то в благотворительности такой вопрос звучал бы примерно так: «Какие добрые дела никто не хочет поддерживать?». И еще один вопрос, который я всегда люблю задавать: «Почему это благое дело непопулярно?». Я не хочу выделять средства на добрые дела, пользующиеся популярностью: мне кажется, они и так хорошо финансируются. На мой взгляд, непопулярные добрые дела заслуживают того, чтобы получать больше.

Большой куш и вселенская несправедливость

— У того, кто наживает целое состояние за пять лет, может возникнуть чувство, что заработанные деньги на самом деле ему не принадлежат, что он получил их по чистой случайности. А вот у того, кто последовательно и целенаправленно строил карьеру, работая каждый день на протяжении 20 лет, будет уверенность в том, что все, к чему он пришел в итоге, действительно принадлежит ему. Не замечали ли вы, что людям кажется, будто они на самом деле не имеют прав на деньги, заработанные в IT, и им лучше эти деньги кому-то подарить? Какова философия этих людей, делающих большие пожертвования на благотворительность?

— Ну, я думаю, в большинстве своем они просто хотят вернуть что-то обществу. Не уверен, что они думают о том, заслужили ли они все свое состояние или только часть его.

На самом деле, что необычно в IT-индустрии Кремниевой долины — так это то, что большинство изобретений приносят хотя бы какую-то выгоду своим создателям. Ведь история инноваций — это в большинстве своем истории о людях, которым их собственные изобретения ничего не приносят. Например, братья Райт изобрели самолет, но богатыми не стали. Еще можно вспомнить знаменитое противостояние Эдисона и Теслы: говорят, Тесла был великим изобретателем и всё делал правильно, но Эдисон каким-то образом вытеснил Теслу… Как видите, обычно большинство изобретений в общем-то ничего не приносят своим авторам.

Чтобы заработать деньги, нужно сделать две вещи. Первое: создать нечто ценное для мира. Второе: обернуть часть созданной ценности в свою пользу. И как раз второе люди часто проваливают полностью. Я думаю, Кремниевая долина особенна тем, что здесь есть обширный класс инноваторов, способных извлечь выгоду из изобретенной ими ценности.

— То есть, сейчас у нас есть предприниматели, разбогатевшие на том, в чем нуждается весь мир, и надеющиеся на то, что они могут принести миру пользу?

— Да, и я всегда говорю, что делать мир лучше нужно не из-за потребности в статусе или уважении. В благотворительной деятельности нужно быть таким же отважным, как в основании бизнеса.

— Что ж, будьте отважными и делайте пожертвования!

Источник: habrahabr.ru/company/alconost/blog/237975/
  • 791
  • 25/09/2014


Поделись



Подпишись



Смотрите также