Интервью основателя компании с оценкой 2'000'000'000$. Степан Пачиков о своём неудачном опыте в хай-тек бизнесе: «Не суй взнос не в своё дело» Страница 1 из 2






AmBAR и SiliconNews.ru взяли интервью у основателя компании Evernote (а также легендарных ParaGraph и Parascript), оценка которой уже превысила 2 млрд. долларов. Очень интересный человек с интересной историей, у которого есть чему поучиться. Эксклюзивное интервью, где, помимо прочих фактов, Степан Пачиков впервые делится своими неудачами в бизнесе

Степан Пачиков: русский новатор, сооснователь компаний ParaGraph Intl., Parascript, Evernote, которые внесли большой вклад в развитие распознавания рукописного текста и технологии VRML (язык моделирования виртуальной реальности, стандартизированный формат файлов для демонстрации трёхмерной интерактивной векторной графики, чаще всего используемый в WWW). Первый бизнесмен СССР, чья фирма (ParaGraph) получила контракт с Apple.

Иван Цыбаев: Поговорим сначала о Кремниевой Долине. У вас есть замечательная вдохновляющая статья «Кремниевая Лихорадка» от 95-го года в "Огоньке". Как она была написана? Под каким впечатлением? Что-то произошло? Какой-то этап в знакомстве с Долиной?


Степан Пачиков: Долину я знаю с июня 90 года, когда первый раз туда приехал, затем в 91 году мы начали сотрудничать с Apple, открыли офис ParaGraph в Купертино, рядом с ними (это было одним из условий контракта) – и дюжина ключевых разработчиков распознавания рукописного текста переехала в Долину… Они [Apple] очень сильно переживали по поводу проекта. Старались быть в курсе всех деталей, но не говорили нам для чего им нужен распознаватель рукописного текста. И это была одна из фундаментальных ошибок Apple — мы работали вслепую, только по спецификациям, это неправильно, потому что, когда занимаешься искусственным интеллектом, есть масса нюансов, которые имеют большое значение, и знание того, что распознавание будет делаться наладонным устройством, модифицирует способ разработки алгоритма и влияет на разработку.




Я стал проводить больше времени в Долине, поэтому в 92-м перевез туда жену и детей. Саше было 12, Ксюше — 8. В Москве я конечно проводил много времени, но примерно столько же в долине и столько же в разъездах.
В то время я стал вести еженедельную колонку «Глядя из Калифорнии» в журнале «Компьтерпресс» Статья для «Огонька» – это было мое понимание того, что представляет собой Долина на тот момент. Мне эта статья снова пришла в голову, когда стали организовывать «Сколково», и когда попытались объявить «Сколково» Кремниевой Долиной — Медведев продолжает её называть Силиконовой.

ИЦ: Как со временем менялось отношение к Долине?

СП: Вы знаете, Долина – всегда была моим любимым местом, и я особенно любил 280-ю дорогу, и всегда о ней рассказывал и возил гостей в аэропорт по ней. Отношение к Долине, как к еще одной родине. Возникли правда и претензии некоторые к долине в конце прошлого века. Мне казалось, что при таком количестве денег и капитала, и при таком количестве интересных, интеллигентных и образованных людей, учебных заведений, культурная жизнь в Долине могла бы быть более интенсивной: театры, консерватории и прочие музеи. И мне казалось несправедливым, что тут такая концентрация умных, образованных и богатых людей, и такая низкая интенсивность культурной жизни. Но сейчас ситуация меняется, я слышу от своих друзей и знакомых, что, в общем, все меняется в лучшую сторону, но, опять же, все крутится вокруг Сан-Франциско. Я не считаю Сан-Франциско частью Кремниевой Долины. Сан-Франциско – это отдельное большое явление. Хотя, наверное, теперь и SF можно включить в Долину. Отношения к Долине у меня, в основном, хорошее. Но желания переезжать в Долину из Нью-Йорка– нет.

ИЦ: Итак, у вас претензии с культурной точки зрения, я сам жил в Нью-Йорке, и понимаю, что в Нью-Йорке культурная жизнь более насыщенная. Расскажите подробнее, почему переехали в Нью-Йорк из Долины. Что повлияло на переезд?

СП: Есть 2 причины. Первая — довольно смешная. В 97 году Silicon Graphics купил мою первую фирму ParaGraph, и, так получилось, что я заработал какое то количество денег — больше того, что привык тратить и в попытке научиться тратить деньги на игрушки я увлекся Hi-End аппаратурой (ламповые усилители, электростатические спикеры и прочее), это все очень дорогое удовольствие, десятки тысяч долларов. Так получилось, что до этой поры я не был фанатом оперного искусства, но, поскольку у нас была очень хорошая аппаратура и очень хороший, замечательный транспорт для лазерных дисков, моя жена стала покупать оперы на лазерных дисках, и так мы начали слушать оперы и прочую классику и довольно быстро влюбились в оперное искусство и стали смотреть вокруг. Начали ездить в оперные театры, в Сан-Франциско, в Сиэтл, нам очень понравился Нью-Йорк и его опера, и я полушутя сказал жене, в 2000 году, что вместо того, чтобы постоянно летать в Нью Йорк, давай туда переедем. И, довольно быстро, мы это сделали. Купили квартиру в 15 минутах ходьбы от Метрополитен Оперы, в западной части Манхэттена. В общем, мы просто влюбились в город, когда стали постоянно летать на оперные представления. Так что причиной нашего переезда в нью йорк стал проигрыватель для лазерных видеодисков.


  • 1930
  • 21/11/2013


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое