Большой театр после недавней реконструкции Страница 2 из 4



Элементы декора облупились всего за один год?





Старинную люстру тоже в прямом смысле подменили.
Утащили на время ремонта, а потом так и не вернули.
Впрочем, не досчитались старожилы и дверей из цельного дерева: они заменены современной подделкой.
Из лож исчезли антикварные стулья, на которых сиживали еще цари и генсеки.
Канула в неизвестность знаменитая картинная галерея Большого театра. Казалось бы, это все детали.
Но ведь именно они и создают атмосферу, в них как раз и кроется суть!
Кроме того, я подозреваю, что антиквариат стоит немалых денег.





Гримерки артистов просто поражают. Дешевая мебель и леопардовые занавески «удачно оттеняют» новый интерьер.
Эта тесная бойница безжалостно бьет по эмоциям артиста каждый раз, когда он забегает сюда переодеться или перевести дух.
От себя добавлю, что недавно брала интервью у Николая Цискаридзе для «Татлера», и он пожаловался мне на
отсутствие окон в гримерках. Артистам объясняли, что уличный свет мешает накладывать грим. Но такое утверждение
выдает полную некомпетентность тех, кто занимался реконструкцией: грим артистам Большого накладывают
в специальном цехе, гримерки тут совершенно ни при чем.

А ведь люди искусства – они как дети.
И даже такие мелочи, как безвкусные драпировки, могут существенно притупить их эстетическое восприятие.
Особенно берет за душу история об удивительной вазе в виде хрустального павлина с серебряным хвостом.
В буфете в нее складывали конфеты. Павлин тоже пал жертвой реконструкции.
Но в данной ситуации жалко не только птичку!
Закулисная часть театра отремонтирована так, что на репетиции легко можно заработать себе производственную травму.
Если раньше в репетиционных залах был постелен паркет, то после «восстановления» мы видим здесь скользкий линолеум.
Балерины постоянно падают. А новые потолки?
Они настолько низкие, что невозможно нормально подбросить напарницу в воздух: того и гляди больно ударится головой.
И такие случаи уже были.
К слову сказать, помещения в здании распределены нерационально:
например, сцена находится на втором этаже, но женский кордебалет базируется на седьмом.
В лифтах во время спектакля ездить запрещается.
В итоге «маленьким лебедям» приходится порхать по лестничным пролетам.
И генерального директора Анатолия Иксанова не волнует, что кто-то из них может
споткнуться и сломать себе не только ногу, но и всю жизнь.



  • 1178
  • 28/04/2013


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое