Маленький

Фао Ли был малышом. В том смысле, что его максимальный рост в полном расцвете сил составил меньше полутора метров, а фигура была как у двенадцатилетнего мальчишки.
Когда Фао Ли было восемь, отец потрепал его по голове, мать обняла на прощание. Они собрались, хмурые, торжественные – отец даже сбрил традиционную косу в знак поддержки восстания — и уехали в Учан, делать революцию вместе с другими.
Их казнили на площади вместе с остальными заговорщиками через пару дней.
Маленький Фао беззвучно плакал, уткнувшись в пропахшую овчиной и табаком куртку деда, а тот гладил малыша по голове и успокаивал:
— Вылей слезы, Фао Ли, поплачь. Ведь после этого ты станешь настоящим мужчиной, вместо своего отца. А, когда мой дух разделится с телом, ты станешь хозяином и будешь не только слушаться свою старшую сестренку и помогать ей во всем, но и приглядывать за ней.
Кстати, старшая сестра Фао, Минг Ю, была старше его на целых пять лет. Она была красивой девочкой и уже через год должна была выйти замуж за Фунг Тяо, сына соседа, зажиточного крестьянина, торговавшего рисом и свежими овощами с магазинами в городе.
Однажды Фао Ли по детской непосредственности проболтался за столом, что Минг Ю вечером гуляла с Фунг Тяо. Дедушка доел свою пищу, а потом увел Минг Ю в комнату и очень на нее ругался.
С тех пор сестра затаила на брата обиду и, при любом случае, пыталась его толкнуть, ущипнуть, стукнуть или передразнить.
Фао не понимал в чем дело и расстраивался.
Однажды сестра проходила мимо него, наступила ему на ногу и толкнула его в сторону, отчего Фао растянулся на земле.
Это увидел дедушка, взял Минг Ю за плечо и увел на рисовую плантацию, сказав ей, что та сможет вернуться только когда семь женщин скажут ему, что она прилежно работала. Потому что в прилежности выполнения тяжелой работы – прощение и дисциплина.
Потом она вернулась, попросила у Фао Ли прощения и больше над ним не издевалась. А дедушка курил тоненькую трубку и усмехался в усы, щурясь на ярком солнце.
Впрочем, Фао Ли хватало издевательств и без нее. Местные мальчишки постоянно молотили и дразнили Фао из-за его маленького роста и узких плеч.
И вот, однажды, когда малыш обиженно сопел, вытирая слезы и спрятавшись за хижиной, его нашел дедушка. Он расспросил Фао, потом взял за руку, и они поехали в город к Мастеру Тяну.
Фао было и страшно и интересно одновременно, ведь Мастер Тян был известнейшим учителем гунфу, искусства, которое принес в Китай великий Дамо. Мастер Тян не брал в школу кого попало, поэтому Фао боялся, что тот просто посмеется над ростом и телосложением мальчика и выгонит их с дедушкой вон.
Однако, Мастер, хмурясь и пряча хитрую улыбку в густые, длинные седые усы, обошел Фао Ли со всех сторон, пощупал узловатыми, желтыми от табака пальцами тонкие плечи мальчика и вдруг резко крикнул на него:
— Хат!
Фао Ли отскочил от старца в сторону, опасливо косясь на него, а тот лишь засмеялся сухим смехом и сказал дедушке:
— Ли Сяо, молодец, что ты привел сюда этого мальчика! В нем есть Сила и Дух, возможно, он станет достойным Чуан Жень, которому я смогу передать свое гунфу. Видишь: когда я напал на него, он не спрятал руками голову и не свалился на циновку, а отскочил от меня, готовый к поединку! Малыш, теперь ты Кай Шань, «Открывающий Дверь Горы», и я научу тебя всему, если ты станешь прилежным и терпеливым.
Так Фао Ли начал постигать основы гунфу.
Однажды, когда они с дедушкой возвращались домой после визита к Мастеру Тяну, Фао, щурясь, поднял голову вверх и вдруг заверещал:
— Дедушка! Дедушка, смотри! Что это там в небе!? Что за диковинная птица!?
Старик посмотрел в небо и улыбнулся.
— Фао Ли, это не птица, это воздушный шар. Видишь, под его куполом висит корзина, а в ней – люди. Они поднимают шар в небо и летают на нем как птицы.
— Как высоко… — Зачарованно пробормотал Фао, во все глаза глядя на шар.
Вечером Фао Ли долго не мог заснуть. Он ворочался с боку на бок, представляя, как он полетит на воздушном шаре, и все, кто его обижал за маленький рост, будут смотреть на него, задрав головы, и он больше не будет казаться им маленьким слабым мальчишкой.
Как же они делают так, чтобы шар взмывал вверх? Вот бы узнать…
На занятия к Мастеру Тяну вместе с Фао Ли ходил молодой крепкий парень, Жи Цунь. Он хорошо относился к маленькому мальчику, хвалил его успехи, когда не видел мастер, а однажды, когда дедушка задерживался чтоб забрать Фао, даже угостил того несколькими затяжками табака.
Фао Ли решился рассказать Жи Цуню о своей мечте. Тот в ответ рассмеялся.
— А ты не боишься, Фао Ли, что выпадешь вниз когда шар поднимется? Ведь, чтоб он взмыл в воздух, его надо толкать и бить бамбуковой палкой. Ему это очень не нравится, и он может сбросить тебя!
Фао испуганно уставился на парня, а тот, видя искреннее удивление малыша, расхохотался.
— Фао Ли, если ты хочешь прокатиться на воздушном шаре, то нет ничего проще! Мои друзья из города владеют воздушным шаром. Когда придет твой уважаемый дедушка, я поговорю с ним, и, если он тебя отпустит со мной, то они тебя покатают по моей просьбе.
Фао Ли не верил своему счастью. Дедушка расспросил Жи Цуня обо всем поподробнее и сказал:
— Что ж, Фао, если ты желаешь подняться в небеса, то я не буду тебя держать. Смотри только, чтобы твоя душа не осталась там, наверху.
— Так это и есть тот уважаемый Фао Ли, о котором ты нам говорил, Жи Цунь? – Смеясь, спросили молодые парни, к которым мальчика привел его друг, — Ну что ж, смельчак, полезай в корзину, если не боишься.
Превозмогая дрожь в коленках, Фао залез в кабину и примостился на дерюжном мешке с песком.
Парни надули шар раскаленным воздухом и он, нехотя поднявшись, взмыл ввысь.
Фао Ли, открыв рот, смотрел как быстро отдалялась от него земля. Маленький город, маленькие деревья, маленькие рисовые поля, на которых как муравьи копошились малюсенькие рабочие… Фао чувствовал себя огромным великаном!
И душа осталась наверху. Фао Ли навсегда заболел полетами.
Он усердно учился гунфу, постигал земные науки, не отказывался от любой работы, чтобы собрать деньги и к пятнадцати годам вместе с еще одним другом Жи Цуня смог купить все необходимое, чтобы построить свой воздушный шар.
Они открыли на окраине города свой аэроклуб и зарабатывали тем, что катали по небу всех желающих и смотрели, как те радуются, глядя вниз.
Тем летом было особенно жарко. Фао Ли с приятелем спрятались в тени дерева, к которому привязывали шар. Иногда они лениво вставали, чтобы облиться водой из ближайшего колодца.
— Все, Фао, я больше не могу. Пойду я посижу в тени в каком-нибудь кафе, поем, а заодно и тебе принесу перекусить, — устало сказал напарник.
— Давай, все равно в такую жару вряд ли кто придет кататься. – Ответил парень, обмахиваясь снятой рубахой.
Он взял тряпку, чтобы вычистить механизм газовой горелки, и залез в кабину, когда увидел, что к нему бегом приближаются со стороны города два странных человека. Один из них прихрамывал, второй держался за руку, на которой пятном расползалась кровь.
Лица их были злы и сосредоточены.
— Эй ты, карлик, а ну-ка запускай свой шар, да побыстрее – мы торопимся, — хрипло прокричал один из бегунов, второй же, практически не притормаживая, влетел в корзину и растянулся на полу, тяжело дыша.
— Как скажете, господа, — поклонился странным незнакомцам Фао, хоть его и покоробило обращение, зажег горелку и принялся наполнять шар горячим воздухом.
— Скорее же ты, ротозей! Или тебя подогнать ножом!? – Закричал второй, отдышавшись.
Наконец, шар взмыл в воздух, и тут Фао увидел, как с той же стороны к ним приближается группа вооруженных солдат. Один из них заметил воздушный шар, указал на него остальным и стал махать ему рукой, чтобы тот спускался. Фао Ли хотел было уменьшить подачу воздуха, но один из грозных пассажиров приставил к его шее нож.
— Попробуй только спуститься, малявка! Я только что вот этим ножом вырезал две семьи и четырех солдафонов и не остановлюсь, если мне придется пустить кровь и тебе! А ну, веди шар за рощу!
Фао Ли повиновался. Он направил шар на юг, в сторону широкой полосы деревьев.
Повернувшись к убийцам спиной, Фао Ли смотрел вниз и никогда еще воздух не казался ему таким чистым и свежим, а мир таким прекрасным: даже бурые посевы риса были каким-то особенно яркими в лучах палящего солнца.
— Я не малявка.
— Что ты сказал? – зарычали в один голос пассажиры.
— Я не малявка. Меня зовут Фао Ли. И я дарю людям радость и свободу полета птиц, а вы подарили им смерть и оскверняете мой воздушный шар своим пребыванием в нем. Вы плохие, никчемные люди, и хотя дедушка говорил, что нельзя забирать у людей жизнь, потому что не мы ее даем, я забираю у вас ваши жизни.
С этими словами Фао Ли ловко сбил вскинувшихся было преступников с ног, схватил нож одного из них и, размахнувшись, полоснул по канатам, которые соединяли корзину с куполом.
Боли не было. Было яркое лазурное небо и запах теплой зеленой травы. Фао Ли слышал, что к нему приближаются голоса, увидел над собой встревоженное лицо одного из солдат, но все это было как сквозь пелену.
Фао слабо улыбнулся подоспевшим военным, и из его рта ручьем хлынула кровь, протекая сквозь поломанные зубы.
Напарник Фао Ли отыскал сдувшийся купол, вновь прикрепил его к кабине и заправил горелку по максимуму. Дедушка аккуратно подхватил легкое как пушинка тело внука и отнес в корзину. Потом они перерезали веревку и шар медленно поплыл в небо.
— Фао Ли, всю жизнь ты был мал ростом, но велик духом. Так отправляйся в свой последний полет с гордо поднятой головой, ибо ты был выше многих из нас. – сказал дедушка.
Два силуэта еще долго смотрели вслед плывущему все выше в облака воздушному шару, а потом повернулись и, не говоря друг другу ни слова, разошлись в разные стороны.

©yan4ello ну, поехали!
приятного прочтения!





Источник: www.yaplakal.com/
  • 313
  • 04/07/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое