Мой ребёнок - Индиго - 4

В гостиной, куда я поспешил за женой-2, было людно и накурено. Кроме нас, Буратино и Чебурашки с Мальчиком-с-пальчик на диване сидела презанятная парочка. Очень маленький мужчинка с бородкой и нескромных размеров женщина с выражением брезгливости на лице. Лицо явно принадлежало жительнице западной Европы.

Прикрыв дверь, дабы не разбудить Светку, я всмотрелся в незнакомца и поперхнулся. Это был Карлсон. В лиловом костюме с искрой, коротко подстриженный, с бородкой а-ля Че Гевара и с сигарой, толщиной в светкину руку.

— Ты наверняка многое хочешь нам рассказать? — убедительно спросил я этого рыжего пижона. Он обидел Светку и я имел на него большой и острый зуб, — кто это? — я кивнул на массивную фемину, — И где тебя носило?

— Виноват, виноват, виноват, — заелозил Карлсон, — но тут вот, что получилось… Я же всё-таки мужчина в полном расцвете сил… И вот, — он кивнул на спутницу, — прошу любить и жаловать, моя незабвенная, — Карлсон выдержал паузу, — Фреккен Бокк.

Тётка, услышав своё имя, усилено закивала. По-русски она явно не понимала ни бельмеса.

— Откуда же ты её взял? — воскликнула жена-2, — Светка никогда её не любила! — И я её понимаю, — абсолютно некстати влез Буратино, — это какой-то шведский внедорожник, а не женщина.

— Я её выдумал, — скромно сознался «мужчина в расцвете сил», — представлял, как Светка, и у меня получилось. Вам нравится? — тут Карлсон, видимо от смущения, дыхнул на бриллиант размером с горошину, украшавший его мизинец и деловито потёр его о пиджак. В верхнем кармашке пиджака алел кончик платочка — под цвет галстука.

Тогда я ещё не догадывался, какой ящик Пандоры открыл этот пропеллер с чуваком на конце.

— Эхх… люблю Бокк, особенно когда у неё такая Фреккен, — опять подал голос Буратино, разводя руки широко в стороны. Хамло он и есть хамло.
— Да что ты понимаешь, полено носатое, — обиделся Карлсон, — женщина должна быть корпулентна, — и он тоже сделал руками жест, каким обычно показывают женщин с сильно выдающимися частями.

— Ну и ну, — произнесла жена-1 язвительно, — и где же это вы теперь жить будете, здесь вам уже не тут, — по-армейский логично заметила она.
— Гов… простой вопрос, — ответил Карлсон, — у меня вилла… — Он скромно потупился, — Я когда выдумывал мою девочку, так уж сразу придумал её с приданным.

Этот гад оказался довольно умным, никогда бы не подумал. Значит, не вся переработанная глюкоза шла ему в мотор, оставалось и на голову. Ай, маладца.

— Дак, я вообще только к Светке залетел, привет там, сказать, подарочков вот тут… — он небрежно толкнул ножкой в лакированном ботинке внушительный мешок.
— Ой, милый, милый Карслон, — жена-1 и жена-2 сменили гнев на милость при упоминании подарков, но, забегая вперёд скажу, что им ничего не обломилось — летун был привязан только к Светке.

Как исключение, я разрешил этой паре остаться на ночь. Всю ночь они развлекали нас пыхтением, громким шёпотом и таинственным приглушённым тарахтением пропеллера.

Утром, получив мешок с подарками и взяв с Карлсона обещание пригласить её в гости, Светка ускакала с женой-2 в школу, жена-1 отправилась на работу, а я вышел на улицу проводить молодожёнов до такси.

Карлсон весь светился любовью к новобрачной, которая, тяжело ступая массивными шведскими ногами, несла пухлый саквояж. Когда миссис Фреккен Бокк застёгивала его дома мне почудилось, что внутри сверкнули голенища высоких кожаных сапог или козырёк фуражки с высокой тульей, а может это была ручка хлыста, но вполне возможно я просто не выспался.

На прощание, в порыве дружбы, Карслон взлетел на уровень моего уха и приватно сообщил мне, что я не представляю, как его заводит миссис.

— Ты даже не представляешь, — интимно доложил мне этот жиголо, — она проворачивает мой винт ПРОТИВ часовой стрелки… — и победоносно посмотрел на меня сверху вниз. Эх, ну почему у меня нет пропеллера, я бы оценил…

Когда я выходил из лифта на своём этаже, то услышал, как из моей квартиры доносится разухабистая мелодия, исполняемая на гармошке. Предчувствуя недоброе, я распахнул дверь…

За столом, вернее на столе, сидел Чебурашка, а ко мне спиной сидел некто полуголый и зелёный. Он-то и играл на гармошке.

— Эй… вы там… — не очень уверенно начал я.

Чебурашка спрыгнул на пол и засеменил ко мне. Взявшись лапкой за мою штанину, он заглянул мне в лицо и спросил в своей обычной мягкой манере, — Ты ведь не сердишься, а я по нему очень скучал… Очень…

Гармошка смолкла. Новенький обернулся и я понял, что моё представление о крокодиле Гене по мультфильму не совсем точно. В жизни это был худой и сутулый зверь грязно зелёного цвета с вытянутой вперёд пастью. Скорее он походил на какое-то вымершее в палеолите земноводное. К тому же он был волосат.

Впрочем волосатый крокодил отлично вписывался в мой домашний паноптикум, так что его густую седую поросль на груди и кустистые брови я отметил как-то мельком. Поправив шляпу с узкими полями, Гена встал и застенчиво изобразил дипломатический поклон. Гармошку он поставил на пол и задвинул ногой под стол. Как оказалось впоследствии, это был интеллигентный и вежливый, но очень недалёкий крокодил.

— Так, вот в общем и да, — глубокомысленно сказало земноводное с целью заполнить неловкую паузу, — не сыграть ли вам «Амурские волны»?
— Да, валяй, — я уже не имел сил сопротивляться действительности, открыл холодильник и достал новую бутылку «Смирнофф», — будешь? — кивнул я зелёному на бутылку. По тому, как Гена глотнул, я понял — будет.

Тем, кто обратил внимание, что в этой истории большинство персонажей пьющие и пьющие с удовольствием, поясню — здесь нет ни одного выдуманного мною факта — я лишь отражаю нашу реальность.

Когда жена-2 вернулась домой со Светланкой, то застала своего мужа пьяным в обществе незнакомого крокодила, тоже не вполне адекватного и пытающегося играть вальс «Амурские волны». Волны получались неубедительные, так рябь-с, а не волны. На середине кухни, содравший с себя памперсы Чебурашка, исполнял кан-кан.

Увидев женщину с ребёнком, Гена резко сдвинул меха гармошки и прищемил ими себе волосы на груди.
— ЫЫЫ, бля, — вырвалось у него.
— Мама, он сказал плохое слово, — голосом прокурора заметила Светка, а глаза у неё так и стрельнули — она была большая любительница показывать на чужие промахи. Но жена-2 это вам не жена-1 — она посоветовала дочери не обращать внимание на то, что скажет первый попавшийся нетрезвый крокодил.

Светка вскарабкалась на стул напротив Гены.

— Ген, а ты в Африке был? — спросил любознательный ребёнок.
— Дык, ёшкин кот, только вчера оттуда, — в доказательство Гена перебрал клавиши гармошки и надтреснуто пропел — «Не нужен мне берег туре-е-е-е-цкий, и Африка нам не нужна»… Потом на излёте мелодии он так лихо заглотил следующую стопку, что я засомневался, найдёт ли он вообще Африку на карте. Мне стопроцентно было ясно — это наш, отечественного производства, крокодил.

— Гена, а жена у тебя есть? — Светкины вопросы всегда лежали намного шире границ моей фантазии.
— Так пока нет, — крокодил машинально погладил Чебурашку, — но вот обзаведусь хозяйством где нибудь в пустынном месте… Заведу женщину пострашнее… — мечтательно протянул Гена.
— А чего пострашнее? — удивилась жена-2.
— Так я же крокодил! А у нас, у крокодилов, свои вкусы и привязанности. Ну, давайте за страшных женщин, — он поднял рюмку и, не дожидаясь, опрокинул её внутрь.

— Ой, посмотрите на Чебурашку, — вдруг завопила Светка, показывая пальцем куда-то за холодильник.

С нашим Чебурашкой было нехорошо. Он, несчастным маленьким комочком, сидел в уголке кухни и тошнил. Несмотря на сугубо апельсиновую диету, он натошнил целую лужу чего-то ядовито рыжего. Но это полбеды. Самое пикантное состояло в том, что у него облетели уши; прямо осенний тополь. Отдельные волосинки, впрочем как и целые клочки шерсти, мирно плавали рядом.

— Извините, — пролепетал несчастный голоухий Чебурашка, — у меня аллергия на водку…
— Эк, тебя, — сочувственно крякнул Гена, — не наша порода, — объяснил он нам, пытаясь сфокусировать взгляд на входной двери, что открылась и явила нам явление жены-1.

Жена-1 обвела нас взглядом. По одному и пристально. Потом снова посмотрела на крокодила. По её глазам я понял — Годзилла вышла на охоту против Кинг-Конга.

Но Гена тоже был, как оказалось, не промах.
Мгновенно оценив ситуацию как опасную для жизни, ибо в борьбе жены-1 с крокодилом, только полный мудак мог поставить на крокодила, он шевельнул бровями и сказал мягким баритоном:
— Мадам, разрешите подписать вас на одну из самых современных услуг телефона, какая у вас модель?
Жена-1 была настолько обескуражена, что молча вынула тлефон и показала Гене издали.
— Ага, ясно, — швельнул ещё раз бровями Гена, — поднесите теперь его к уху.
Жена-1 покладисто выполнила и это.
— Голосовая активизация при слове «хочу», — голосом фокусника объявил Гена, и тут же из трубки вытянулся маленький, но живой розовый язычок и стал лизать внутреннюю поверхность уха жены-1.
— Ах, какая прелесть, — умилилась та, — ладно, крокодил, вы можете остаться…
Довольная она поскакала в комнату переодеваться.
— Эй, ты не сказал как его выключить, — напомнил я Гене.
— Пусть сначала подобреет, — проворчал тот.

Из прихожей раздался звонок, но, расслабившись в приятной компании, я утратил чувство опасности. Ничего не подозревая, я открыл дверь…

— О, бабушка приехала, — завопила Светка, кидаясь к тёще.
Я стоял молчалив. Сложив руки на груди. Я гордо смотрел в глаза неприятелю, как ацтек, которому должны были вырвать сердце.
— Здравствуйте, Антонина Борисовна, — вежливо дыхнул я в сторону.
— Здраствуй, здраствуй, хер мордастый, — явно читалось в глазах женщины, но вслух она бросила лишь «Здравствуй», воспитание не позволило ей высказать подуманное.

Я сделал глазами Светке.

— Бабушка, там мы костюмы клеим с ребятами из школы… так ты проходи, я сейчас приду, — скзала Светка, а я кинулся в спальню и предупредил жену-2: Тёща не была посвящена в претурбации со своей дочерью.

Светка утащила бабушку в свою комнату хвастаться карлсоновыми подарками, а я вернулся в кухню. Там уже отсвечивал полированной башкой Буратино.
Этот кадр не отстал от остальных — под ручку с ним вышагивала красивая девочка. По-видимому Мальвина была успешно вызванна из небытия.

— Молодец, Бурик, — похвалил его я, — правильно сориентировался…
— Да ты глянь, — хвастался Буратино (в девичестве Пиноккио), — она ж из пластилина!
— Ну и что? А ты из дерева, — не понял крокодил Гена, — а он, — кивок в сторону заснувшего Чебурашки, — из… а интересно, из чего сделан Чебурашка…
— Да, при чём тут он, — не дав разговору перетечь в обсуждение чебурашкиной темы, эгоистично воскликнул Буратино, — я каждый день могу её лепить разной! Во!

Буратино подошёл сзади к своей подруге и тут же слепил её по-другому. Она стала меньше ростом, но зато намного круглее в определённом месте.

— Или так, — наш деревянный друг подбежал к Мальвине спереди.

— Да, — крокодил снял шляпу и начал ей обмахиваться, — впечатляет… Ну за пластилин, идущий нашим женщинам на жопы, — но выпить Гена не успел: в детской что-то упало, послышался смех, стук, потом запричитала тёща.

Я отправился на разведку.

В детской… прямо на полу сидела Антонина Борисовна и во все глаза глядела на мальчика светкиного возраста, приплясывающего в центре комнаты. Он был светловолос, зеленоглаз и чем-то до боли мил и дорог.

— Папа, это я, папа, — завопил мальчишка и бросился ко мне, — да я это, Света!!!
— Света?! — я чуть не уселся рядом с тёщей, — как это получилось?
— Да я тут распаковала кубики, что мне утром подарили и построила из них радугу, — пацан указал рукой на арку, построенную в углу, — а ты ведь знаешь — кто пройдёт под радугой тот станет наоборот. Я прошла-ла-ла-ла… — запрыгала Светка (или Светк?) на одной ножке.

— Ой, батюшки светы, — подала голос бабушка, — разве такое уже возможно?
— А вы попробуйте, — чёрт дёрнул меня за язык. Старушка встала на четвереньки и, кряхтя, пролезла под аркой.

Предо мной стоял бодрый и полностью ошалевшей дедок в женской одежде.

— А-а-а-а-а!!! — заголосил заполошно дедок и в комнату ворвалась жена-1.

— Что это? Кто это? — не предвещавшим ничего хорошего голосом начала жена-1. Светка пацаном прыгала на диване.

— Я спрашиваю, что этот извращенец делает в моём доме? — грозно наступала жена-1.

Тут из окошка кукольного домика, стоявшего на полке, выглянул Мальчик-с-пальчик. Из соседнего же окошечка выглянула прехорошенькая девочка таких же размеров. Наверно, он всегда мечтал о Дюймовочке… это ещё предстояло выяснить…

— Ох хо хо, — по-стариковски вздохнул маленький негодник, — в этом доме есть где уединиться джентльмену с дамой?

© LiveWrong

Источник: http://
  • 253
  • 16/11/2014


Поделись



Подпишись



Смотрите также