Как создавался мультфильм Страница 1 из 3

«Врунгелю» — 35 лет. Когда в 1979 году состоялась премьера первого советского мультипликационного сериала — во дворах не было ни одного ребенка. Они буквально прилипали на 10 минут к телевизору. И так было каждый день, пока не показали все 13 серий мульта. В общей сложности двухчасовая авантюрная ганста-вояж-история «Приключения капитана Врунгеля» Давида Черкасского сделала настоящий прорыв в мультипликации.

8 фото.





Анимационная картина создана в технике перекладки, но там есть и рисованная мультипликация. Причем, когда объект движется на зрителя или от него, это имитация киносъемки. Впервые появилось совмещение мультипликации и кино: в одной из серий использованы кадры из «Соляриса» Тарковского. Картина напичкана авангардными приемами, что не помешало ей стать мегапопулярной у разновозрастной аудитории. Выражение «победа — беда» определяет нашу историю, а фразы персонажей из мультфильма — сразу ушли в народ:
«Ма бене»;

«Постоянно пьем чинзано, Постоянно сыто-пьяно, o yes!»;

«По-моему, дело табак! — Совершенно справедливо. Закуривай, ребята!»;

«Руки вверх. Ваша песенка спета!»;

«Да я вас измочалю, сотру в порошок, поджарю на медленном огне. Впрочем, я придумаю для вас кое-что похуже. Я вышвырну вас, и вам снова придется стать честными людьми!»;

«Пусть меня ждут в пирамиде Хеопса, у восьмой мумии, третий коридор налево»;

«Я там и тут — куда пошлют. А посылают часто»

Давид Черкасский рассказал, как не мог найти «мясистый» голос для Врунгеля,
почему танцевал голым на столе, где взял своих бандитов и почему цензура пропустила мафию

— После премьеры мульта я, как и все дети тогда, бросился читать книгу, но не нашел там и следа детектива с кражей Венеры.

— Рассказываю. На «Киевнаучфильм» писатель Иван Воробьев прислал сценарий по мотивам «Приключений капитана Врунгеля» Некрасова — это было просто увлекательное путешествие. Но не хватало конфликта. И я придумал кражу статуи Венеры, поэтому возник Шеф. Потом — гангстеры и агент Ноль Ноль Икс. Саму книжку с потрясающими рисунками Константина Ротова я читал до войны. Художника посадили, книжка исчезла. Когда она вновь появилась — там не было ротовских гениальных иллюстраций.



— Вам цензура спокойно разрешила ввести в действие членов мафии?

— В мультипликации все разрешалось. Киев — периферия. В Москве, правда, за этим зорко следили.

— А почему вообще мульты стала в Киеве делать студия документальных фильмов?

— До войны на «Киевнаучфильме» был цех мультипликации. Для меня главные учителя — это Дисней и Дежкин. Как последний работал, я видел на «Союзмультфильме», куда был послан в командировку. Дежкин смотрел своим единственным глазом — и быстро редактировал, выбрасывая лишние рисунки. Я работал инженером, закончив КИСИ, но неплохо рисовал. Меня отобрали на студию. Куда потом пришли мои друзья: Володя Дахно, Алла Грачева, Марик Драйцун. Когда «Союзмультфильм» стал терять лицо, наша студия, напротив, набирала обороты. Позднее, правда, они снова поднялись: Юрий Норштейн, Эдуард Назаров. У нас несколько другая культура — мы пьем сок Киева. Мы не лучше, не хуже, мы — другие.

Добавлено в [mergetime]1390931234[/mergetime]
— У вас были проблемы с озвучкой?

— Да, но только с капитаном Врунгелем. Были закончены три серии, а я все не мог найти такой мясистый голос. Я приглашал Олега Анофриева, Григория Гая из театра Товстоногова. Тот сказал: «У меня маленькая проблема — я плохо слышу музыку». Я не понял, насколько. А в мультфильме 19 песен. Одну песню Гай записывал целый день! У него не оказалось слуха. Но когда приехал Зиновий Ефимович Гердт — все зазвучало. Все было плоско, и вдруг — красота. Ведь мультипликация это — голос, рисунок, движение и музыка. Гениальные люди просты, очаровательны и живут где-то там (Давид Янович показал вверх. — Авт.). Мы поднимаемся к ним! У Гердта столько нюансов в одной фразе! Мы гуляли здесь пять-шесть дней, выпивали. Он был настолько умен, что своим умом даже унижал окружающих, при этом ничего особенного не делая.

— А как появился Фарада, озвучивший Джулико Бандитто? Откуда вы взяли образы гангстеров?

— Я с Сеней был знаком по студии «Наш дом» Марка Розовского. Это — уровень! Другой источник вдохновения — вестерны с Гарри Купером, которые я смотрел в клубе в Ирпене. Ну не зря же Юрий Норштейн говорил: «Красть надо умело».

  • 385
  • 03/07/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое