Не ври глазам своим! Страница 1 из 4

Представление о правдивости фоторепортажа сильно преувеличено, а деление на документальную и постановочную, репортажную и художественную фотографию весьма условно. При этом речь идет не обязательно о грубых фальсификациях, речь о степени нашего доверия фотоизображениям, а также о том, что грань между реальностью и вымыслом в репортажной фотографии гораздо тоньше, чем мы привыкли думать. Для создания удачного кадра фотограф пользуется такими же приемами, как и, например, автор литературного текста: придумывает сюжет и типажи, редактирует полученный материал, создает эффектный заголовок. После него могут поработать редактор, который поставит фотографию в нужный контекст, и цензор, который уберет с нее лишние детали и персонажей. Все это в порядке вещей. Есть и крайние случаи: репортажный кадр на поверку оказывается целиком постановочным или взятым из художественного фильма. А снимок, ставший символом одного времени, может быть сделан совершенно в другое. Не говоря уже о том, что многих печальных событий могло не произойти, не случись рядом фотограф. Вот несколько примеров.

Смерть конфедерата





150 лет назад появление фотографии, как чуть позже кинематографа, вызвало прилив небывалого энтузиазма. Впервые с помощью технических средств удалось запечатлеть мир таким, какой он есть! Особенно впечатляли снимки, сделанные во время Гражданской войны в США. Журналисты восторгались тем, как авторы впервые «донесли до нас трагедию войны», а не только ее парадную сторону, практически «положив тела погибших с обеих сторон солдат у самых наших дверей» (многие из тех фотографий и сейчас кажутся слишком натуралистичными). Американец шотландского происхождения Александр Гарднер основал фотоагентство, а после войны опубликовал двухтомник своих и чужих военных фотографий, ставший классикой жанра. Позже, впрочем, оказалось, что многие фотографии — постановочные. Для своего самого знаменитого снимка «Последнее пристанище стрелка войск конфедерации» (июль 1863 года) Гарднер перетащил труп солдата с поля боя к каменной стене для большей художественной выразительности. Если внимательно присмотреться, под головой солдата можно различить одеяло, на котором лежал труп, когда его несли. То же самое тело можно увидеть на другой фотографии Гарднера в совершенно иной позе.

Расстрел коммунаров





Первое время техника съемки была очень несовершенной — из-за громоздкости камер и необходимости длительной выдержки (открыл объектив — ждешь несколько минут, а то и гораздо дольше) фотографы не могли делать моментальную съемку. Вместо самих военных действий они вынуждены были снимать последствия войны, вместо людей на улицах — здания. Вот и разгром Парижской коммуны отснять, естественно, никто не успел. Несколькими годами позже решено было попросту снять инсценировку. Присмотревшись к фотографии «Расстрел коммунаров Парижской коммуны» (1870-е годы) повнимательнее, мы, конечно, увидим, что перед нами чистый театр: позы людей неестественны, точка, с которой была сделана съемка, вряд ли позволила бы фотографу остаться в живых. Более того, фотография явно смонтирована из нескольких кадров. Когда снимок впервые опубликовали, успех был феноменальным — на рубеже XIX-XX веков зрители еще не могли отличить постановочные кадры от оригинальных. Однако распознать фальшивку не удалось и через сто лет. В 1971 году в честь столетия Парижской коммуны немецкий журнал Stern поместил несколько подобных фотографий в качестве архивных документов эпохи.

Штурм Зимнего-1



  • 644
  • 28/01/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое