Майкл Фассбендер Страница 1 из 2

Для одних он «пластмассовый», для других «пластилиновый», но для своих поклонников он просто «живой», талантливый и привлекательный актёр. Упрекнуть 35-летнего Майкла Фассбендера в отсутствии таланта и мужского обаяния ну никак нельзя, пусть этим многие и занимаются на всевозможных кинофорумах. Да важно ли это сейчас, когда в календаре Майкла расписан каждый день? Только я насчитала 9 фильмов с его участием, которые выйдут на экраны до 2015 года. Спрос рождает предложение, поэтому от фильма к фильму Фассбендер будет расти, как актёр, а его талант становиться всё многограннее. Как личность же Майкл давно сформировался и его мысли на совершенно отдаленные друг от друга темы в этом посте.

Человека так просто сделать счастливым. Спускаясь вечером в подземку и покупая билет, ты говоришь кассиру: «Как поживаете?» А он тебе: «Все в порядке. А вы?» И все. Вы разошлись и никогда больше не встретитесь, зато вы накормили друг друга чем-то очень важным — небольшим куском внимания.





Где-то в районе семнадцати я подумал: «Может, стать адвокатом?». Но почти сразу отказался от этой идеи. Слишком уж медленно я читаю. А кому нужен адвокат, водящий пальцем по странице?

Помню, как в самом начале сестра донимала меня: «Вечно ты умираешь в этих своих фильмах». Что я мог ответить ей? Знаешь, говорю, с чего-то же надо начинать.

Можно относиться серьезно к себе и можно относиться серьезно к работе. Но нельзя относиться серьезно ко всему сразу.



Я не остался в Лос-Анджелесе по одной очень простой причине — этому городу не хватает чувства юмора. Страшно представить, кем бы я стал, если бы задержался там чуть дольше.

Когда ты становишься знаменитостью, все вдруг начинают дарить тебе всякие штуки, и ты вроде благодаришь их, а сам думаешь: «Какого х*ра вы ничего мне не предлагали, когда я себе даже поездку на автобусе позволить не мог?»

С такой кровью, как у меня, я давно уже должен был сделаться шизофреником. Моя немецкая половина всегда и все хочет взять под контроль, а ирландская вечно пытается вырваться на свободу и устроить дебош.

Я люблю скорость. Скорость — это опасность, а опасность и скорость — это две вещи, которые завораживали меня с детства. Когда мне было двенадцать, я думал только о том дне, когда мне исполнится семнадцать и я смогу наконец получить права. Но и в четыре я мечтал сесть за руль — так, как мечтают все дети. Мне было абсолютно все равно, что это будет — машина или трактор, и вот что я хочу сказать: вы когда-нибудь думали о том, почему детям так этого хочется? Психологи говорят: этап взросления. Но если это просто взросление, почему тогда четырехлетние дети хотят сесть за руль, а не просят дать им вскипятить чайник? Может, конечно, кто-то и просил чайник, но точно не я.

Я надеюсь, что следующее поколение, насмотревшись на нас, скажет: «Господи, как они умудрились сотворить всю эту ху*ню». Подумают — и сделают все иначе.

Боги всегда смотрели на людей с завистью. Потому что им недоступно то, что доступно нам, — возможность умереть.

  • 1065
  • 04/12/2013


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое