Виртуальный город: почему геоинформационные системы до сих пор не перевернули мир архитектуры Страница 1 из 3

Это статья о городе и архитектуре. Хотя про красивые домики тут ничего не будет. О них было немного в предыдущей статье и, увы, это отвлекло внимание от собственно информационной составляющей и направило дискуссию в русло обсуждения 3D-моделей городов — и геоинформационных систем (ГИС), которые в том или ином виде эту модель предоставляют или дают возможность поучаствовать в моделировании. Итак, двух- и трёхмерным ГИС разного рода несть числа. Почему же тогда геоинформационные системы до сих пор не привели к революции в градостроительстве?







Сначала поговорим о том, почему к архитектуре и строительству стоит подходить более ответственно, чем это сейчас принято. Дело в том, что, кроме проектирования зданий, работой архитектора является планирование жизни людей. Вами каждый день исподволь управляет город: вы ездите и ходите по трассированным кем-то улицам, живёте в размещённых с каким-то таинственным расчётом домах, и даже скамейку в парке кто-то именно в этом месте поставил неспроста. Архитектура всё время незаметно заставляет вас делать что-то в рамках привычной жизни, но можно закодировать и что-то новое, и вы примете это, даже не заметив. Например, проектирование домов с ванной в каждой квартире изменило образ жизни десятков миллионов человек. Вы бы удивились, увидев инновационный проект жилого дома “улучшенной планировки” 30-х годов, когда предполагалось, что для мытья раз-другой в неделю достаточно общественного банно-прачечного комбината, туалет же в каждой квартире на тот момент был техническим и культурным прорывом.





Типовая секция Моссовета, фрагмент плана, 1925 г.

Современная жизнь меняется стремительно, и проектирование идёт с ней в ногу. Конечно, вы уже не найдёте кульмана, рулонов кальки и светокопировального стола. На смену им пришли многочисленные САПР (системы автоматизированного проектирования). Вместо баночек туши, гуаши и акварели — программы для 3D-моделирования и фотореалистичного рендеринга. Расчёты ведутся не на логарифмической линейке, а в специальных программных комплексах, извлекающих данные из трёхмерных моделей. Алгоритмы стали сложнее, точность и надёжность — выше.

Но это всё — количественные, а не качественные изменения. Да, они преобразили процесс ежедневной работы, а вот механизм принятия решений остался прежним. Иногда никакого анализа не проводится вовсе, а аргументы могут быть уровня “а давайте-ка так” и “будет красиво потом смотреться на карте”. Экономическое обоснование притягивается за уши: “Мы десять лет назад строили бассейн почти такого размера в городе N-ске, и он окупился на Х процентов за Y лет, так что просто индексируем цены”. Добывать актуальную информацию — добровольно обрушивать лавину непонятных расчётов на свою голову. И большинство заинтересованных лиц эта ситуация устраивает, хотя бывают и просто эпически провальные проекты.

Итак, генеральные планы городов разрабатывают архитекторы с позиций красоты линий, своего понимания об удобстве жизни и интуиции. Оценивают и утверждают эти проекты управленцы и экономисты, которым важны цифры баланса территорий, ожидаемых расходов и выгод. А потребители среды, жители, никак на эту ситуацию обычно не влияют, и им даже не приходит в голову, что могли бы влиять.



  • 634
  • 11/02/2016


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое