Трасформации Перу: Чувство дома Страница 1 из 5

В продолжение: Транформации Перу: Начало

 

Утром мы вылетели в Лиму. Меня снова преследовали радуги, я обнаруживала их, снимая облака сквозь иллюминатор самолета. Они преследовали меня на всем пути в Перу на земле и в небе: в преломленном свете стакана с водой и в отблеске случайного солнечного луча, пронзающего найденную призму в стекле витрины, окна, циферблата, смело и убедительно разложившего на ярчайшие цвета белый свет, такой настойчивый и вездесущий. Я тогда еще не догадывалась к чему это.

Этот город встретил нас во мгле сырого тумана. И этот туман — его дар. Здесь никогда не идут проливные дожди, то есть — совсем никогда. Здесь — каменистая горная пустыня, раскинувшаяся на многие сотни километров, что хорошо видно с самолёта. И только туман — единственный источник, утоляющий жажду скромных редких кактусов, ну и, конечно, река, пересекающая город, в своём безудержном стремлении к океану.







 

Река здесь — чёрная, укутанная в бетонное, стометровое в поперечнике, русло, стремительно несущаяся узким, в метров пять, абсолютно чёрным ручьём.

Есть верование, что река эта – говорящая, и говорит она о состоянии этих мест, о делах в городе. Реки, на самом деле, действительно говорящие, даже если мы и не думаем так о них, даже если не ожидаем — вода  знает… Она — расскажет...Как и человек, когда молчит — ещё громче кричит о себе, и даже буквы его слов не мешают слышать его истинные смыслы.

Через реку есть мост. Он ведет в район «куда нельзя», и мы туда не пошли — мы поехали туда на такси.  Туда нельзя, потому что там начинаются трущобы, фавелы, иначе говоря — район гетто. Нельзя, опасно — говорят добрые местные жители, всем очевидным туристам. Из-за криминальной обстановки таксисты не очень любят туда возить. Но мы уговорили одного, и он, предварительно закрыв окна в машине, повёз нас на смотровую площадку — ближайшую гору, мимо экзотических, похожих на стихийный человеческий муравейник, некачественных домов, разрисованных ярким качественным граффити.

На вершине было пусто, стоял 20-ти метровый крест, киоск и полицейский. Мы приехали в самый полдень в жару, и поэтому опасаться было некого и мы вышли из машины и осмотрелись.

Отсюда был виден город и его благополучный центр, площади, соборы, угадывались набережная и наш отель — все с этого расстояния было однородно-бежевым в пелене бурой влажности, как будто и не было в этом городе социальных различий.

И я подумала, что  отсюда, с большого расстояния, ландшафт равнозначный, как и жизни многих, так социально разных людей, которые под «занавес» становятся равнозначными по объёму своих переживаний. В финальной части жизни человека не так уж важно, какими переживаниями была полна эта жизнь: позитивными или негативными, важно лишь, что она была «полна», а не пуста, а пустой она может оказаться при любом социальном положении человека.






Я подняла камень с пыльной вершины, такой же бежево-серый, и мы поехали обратно. Вернувшись домой, я его отмыла — он оказался цветной, с характером…

Район Мирафлорэс, в котором мы остановились, был совсем иной: цветной и ухоженный. На возвышении обрамлённая серыми утесами, салатовая набережная. Здесь -  современная цивилизация в полном расцвете: поливочные системы, стриженые кусты, клумбы, спортплощадки, беговые и велосипедные дорожки, парапланы, садящиеся и взлетающие с поляны высотного парка, ленты (slackline) натянутые канатоходцами, йога на траве. Внизу, у прибрежной кромки — масса качающихся на волнах сёрферов.

Днём мы осмотрели исторический центр Лимы и его характерными балконами и храмами. Балконы деревянные — из крепчайшего стойкого кедра — свисали подобно огромным резным навесным шкафам с наружных стен домов, что было очень неожиданно, и, безусловно, являлось визитной карточкой города.

Музей керамики (музей Ларко) взламывает воображение — я пожалела, что сюда мы пришли в конце нашей экскурсии по Лиме. В музее столько такого, что я могла бы в нем прожить пару суток: смотреть, фотографировать, зарисовывать и, воспроизводя подробности прошлого в своём воображении, выдвигать гипотезы и делать открытия. Возле целого ряда артефактов можно залипнуть и утратив ход времени, распаковывать концепции о том, КАК это нужно было жить, мыслить, чувствовать, бояться и желать — чтобы сотворить и пользоваться такими неожиданными предметами....


  • 93
  • 02/05/2017


Поделись



Подпишись



Смотрите также