9 квадратных метров любви Страница 1 из 2

В суете дней мы забываем о ценности самой жизни. О том, что человеческая радость уже содержится в простом умении ходить, дышать, разговаривать…
И лишь когда мир сужается до границ комнаты в 9 кв. метров,… тогда может спасти только любовь. Любовь и бесконечное самоотречение.






Приятное открытое лицо — первое ощущение, когда видишь Женю. Вторым чувством становится удивление — да он совсем невысокого роста! Возможно, потому что ещё и припадает на ногу. Голос приятный, хорошая дикция, правда, с небольшой особенностью, трудно определимой словами.
Оглядываюсь. Обшарпанный пустой коридор общей кухни, тусклая лампочка, четыре двери.
— Проходите в комнату, — негромко приглашает Женя. — А я на кухню — ужин готовлю.
Малюсенький коридор — и в конце кажущейся большой из-за отсутствия мебели комнаты (а всего-то 9 кв.метров!), у окна — как-то беззащитно одинокая, в инвалидной коляске, — Наталья. Ловлю настороженный взгляд карих глаз.
— Здравствуйте! Гостей принимаете?
Евгений и Наталья Злоказовы — инвалиды детства. Диагноз — детский церебральный паралич. У Наташи за спиной — несколько операций, в том числе и в Московской клинике, по исправлению деформации ног. Женя от костылей отказался ещё мальчишкой, когда приговорили: ноги ходить не будут. Он решил по-другому. Отставил костыли в сторону и сделал первый шаг.
«Сам не встанешь — никто не поднимет». Это его жизненный девиз.
— Ну, как вы тут, познакомились? С кухни возвращается Женя.
Не найдя стула (его просто нет), присаживаюсь на какой-то матерчатый ворох (как оказалось, супружескую кровать, состоящую из упаковок памперсов, застеленных матрасом) и готовлюсь слушать историю их любви.
— Это у меня второй брак, официальный, — начинает, чуть растягивая слова, Наташа. — Первый муж был совершенно здоровый, а кому нужна больная супруга? За таким человеком, как я, нужно ходить как за маленьким ребёнком. После регистрации он просто встал и ушёл. Женю я уже до этого знала. Он уехал, а я вот замуж вышла…
— Я сам уехал на три года, дал ей время подумать, — подтверждает улыбающийся Женя.
-Зачем?!
— Я знал, что у Натальи кто-то есть и дал ей время определиться. Сказал: «Я тебя отпускаю, но через три года приеду, у нас будет ребёнок и будет всё хорошо».
Наталья опускает глаза…
— Потом я написала Жене письмо, пригласила на Новый год, и он приехал. И сразу маме сказал: «Как вы посмотрите на то, что мы поженимся?» Мама у меня человек прямой, говорит: «Ты представляешь, какая это ноша, ответственность? А если у вас дети появятся? Что ты будешь делать?!» «Воспитывать», — ответил Женя.
А вообще всё, а точнее, все были против их любви. Не только мама Наташи, возможно, по-своему оберегающая дочь от душевных ран, но и Женины родственники. Все, как один, твердили: «Она тебе не пара! Найдёшь себе нормальную, здоровую!»
Но Женя был человеком слова.
— Я сразу понял: это моё. Уже при первом разговоре по телефону. (Наташин телефон Жене дал их общий друг).
— Как же это возможно?!
— Я в голосе всё услышал, всё понял. Ни у одной женщины я не находил того, что есть у Натальи.
Мама, конечно, была против, но она же и сказала Наташе после развода: «Тебя ищут». Общаться начали как ни в чём не бывало, без выяснения отношений. Мама приняла выбор дочери.





Свадьба, или история сломанной ноги
В день бракосочетания Наталью уронили. Рассказывают в два голоса.
— Мой брат решил перенести её через железную дорогу. Был изрядно выпивший и не справился. Тут ещё поезд пошёл…
— Я там в 4 часа утра в белом костюме, в обручальном кольце… Машина остановилась. Один другому говорит: «Она хоть живая?» Взяли прожектора, давай светить.
К врачу обращаться Наталья не стала: пожалела брата мужа. И вот уже два года живёт с неправильно сросшейся ногой.
— Мы ходили, показывали, делали снимки… врачи лечить отказываются. Никто не хочет брать на себя такую ответственность.
Пытаюсь перевести на более лёгкую тему:
— У вас красивое платье было?
— Костюм белый спортивный. На голове — белая кепка. Но я её в загсе сняла…
Чудо. Ефрем
Семья без детей — только пол-семьи. Поэтому, когда Наталья узнала, что беременна, выбор перед супругами не стоял. Не смотря на то, что все врачи наперебой советовали не рисковать.
— Я Наталье сказал: тебе тяжело будет вынашивать ребёнка. Тяжело будет с ребёнком. Но давай договоримся: какой бы он не родился, с какими бы патологиями не был, примем его таким, каким он будет.
В роддоме рядом с Натальей была не её мама, а Женя. Он первым и увидел сына.
— Увезли Наталью в операционную, через полчаса приносят Ефрема. Я сидел на кровати, говорю: «Ну, привет! Как там мама себя чувствует?»
Врач: « Маме мы ещё зашьём живот, и всё будет в порядке».
Медсёстры со всего роддома бегали посмотреть на «рисковую» колясочницу.
— А имя как выбрали?
— Натальина мама выбирала. Она послушала песню Ефрема Амирамова и решила назвать его Ефремом. Мы посоветовались: ну, пусть будет Ефрем…
Малыш родился здоровым.
— Все хлопоты о ребёнке Женя взял на себя. И меня в придачу, — добавляет Наталья.
Они нежно смотрят друг на друга.
Вот так и получилось, что сегодня в свои 35 Женя — практически единственная опора своей маленькой семьи, храбрый капитан семейного судёнышка.
Сам не очень здоровый, он не просто духовная поддержка жене, но практически её руки и ноги. Её возможность умыться, сходить в туалет, покушать, одеться, почувствовать себя женщиной. А это уже не просто любовь – это самоотречение.
Проблемы
Вот уже два месяца родители скучают без сына. Ефрема на время ремонта комнаты отправили к бабушке с дедушкой. Хотели и сами пожить в деревне, но инвалидам прямым текстом указали на дверь.
— Не думайте, что мы не хотим вернуть сына, — взгляд Натальи вновь становится настороженным. – Просто нужно решить все проблемы. Не привезёшь же ребёнка в пустую комнату…
Наташа грустно смотрит на игрушку на подоконнике.


  • 1027
  • 15/02/2014


Поделись



Подпишись



Смотрите также