Эффект обратного действия: почему мы упорствуем в своих заблуждениях Страница 1 из 2

Эффект обратного действия: почему мы упорствуем в своих заблуждениях

   

Мы привыкли считать себя не предвзятыми и думаем, что готовы воспринимать новую информацию независимо от того, противоречит ли они нашему мировоззрению. Но парадокс заключается в том, что когда новые факты опровергают самые дорогие наши убеждения, вера в них только укрепляется. В психологии это явление называется эффектом обратного действия. Журналист Дэвид Макрейн разбирает феномен на примере научных исследований и объясняет, почему мы избирательно воспринимаем истину и упорствуем в своих заблуждениях.

Wired, The New York Times, Backyard Poultry Magazine — это случается со всеми. Иногда они допускают ошибки и проверяют факты. И тогда, будь то известная печатная газета или новостной интернет-ресурс, редакция признает свою вину. Если новостному изданию необходимо сохранить хорошую репутацию, редакция публикует исправления. В большинстве случаев такая техника срабатывает, но чего новостные агентства не учитывают — так это того, что исправление может еще больше отдалить читателей от истины, если ложное сообщение соответствует их убеждениям. На самом деле, эти лаконичные заметки на последней странице каждой газеты обращают наше внимание на одну из самых мощных сил, влияющих на то, как мы мыслим, чувствуем и принимаем решения — к механизму, который не дает нам поверить в истину.







В 2006 году Брендан Найхен и Джейсон Райфлер из Мичиганского университета и Государственного университета штата Джорджия написали несколько статей о ключевых политических событиях. Содержание этих статей подтверждало широко распространенные заблуждения о некоторых спорных вопросах американской политики. Для начала испытуемому предлагали подложную статью, а затем другую, которая опровергала сообщение предыдущей. Например, в одной из статей говорилось, что США нашли в Ираке оружие массового поражения. В следующей было сказано, что США никогда его не находили, что было правдой. Пацифисты или приверженцы либерализма в основном отрицали первую статью и соглашались со второй. Милитаристы же и консерваторы соглашались с первой статьей и категорически не принимали вторую. Такая реакция не удивительна. Что действительно неожиданно, так это реакция консерваторов, когда они узнавали правду. Они признавались, что после прочтения материала о том, что в действительности никакого оружия найдено не было, они еще больше убеждались в том, что на самом деле оружие в Ираке есть и что их изначальные убеждения верны.

« В растерянности, вы еще больше укрепляетесь в ваших убеждениях, вместо того, чтобы подвергнуть их критике. Когда кто-то пытается исправить вас, развеять ваши заблуждения, это приводит к обратному результату и укрепляет вашу уверенность»
Эксперимент был повторен, на этот раз спорным вопросом стали исследования стволовых клеток и налоговая реформа, и вновь было обнаружено, что исправления наоборот укрепляют заблуждения участников исследования, если эти исправления противоречат их убеждениям. Люди по разные стороны политических баррикад читали одни и те же статьи и те же исправления, и если новая информация шла вразрез с их убеждениями, они начинали с удвоенным упорством отстаивать свою точку зрения. Исправления неожиданно приводили к противоположным результатам.

Когда какая-то мысль становится частью вашего мировоззрения, вы стараетесь защитить ее от внешних влияний. Это происходит инстинктивно и неосознанно, как только мозг сталкивается с информацией, несовместимой с его установками. Так же, как механизмы оправдательного мышления защищают вас, когда вы активно ищете информацию, эффект обратного результата защищает вас, когда факты сами идут к вам, атакуя в самые уязвимые места. В растерянности, вы еще больше укрепляетесь в ваших убеждениях, вместо того, чтобы подвергнуть их критике. Когда кто-то пытается исправить вас, развеять ваши заблуждения, это приводит к обратному результату и укрепляет вашу уверенность. Со временем, благодаря эффекту обратного результата вы начинаете менее критично смотреть на факты, которые позволяют вам по-прежнему считать свои убеждения истинными и правомерными.







В 1976, когда Рональд Рейган участвовал в президентской кампании, он часто рассказывал избирателям об одной аферистке из Чикаго, которая зарабатывала себе на жизнь, проворачивая махинации со страховыми компаниями. Рейган говорил, что у женщины было 80 имен, 30 адресов и 12 карточек социального страхования, которые она использовала, чтобы получать талоны на питание и пособие от медицинских страховых компаний. Будущий президент рассказывал, что женщина разъезжала на кадиллаке, не работала и не платила налогов. Он говорил об этой женщине, имени которой он никогда не называл, в каждом маленьком городке, и эта история приводила в ярость его слушателей. Благодаря ей понятие «Королева социальной страховки» вошло в американский политический лексикон и оказало влияние не только на политический дискурс Америки последующих 30 лет, но и на социальную политику правительства. А ведь и эта история была лишь уткой.

Безусловно, всегда были люди, которые воровали у государства, но никого, кто бы подходил под описание Рональда Рейгана, в реальности не существовало. Женщина, которая, как подозревают многие историки, могла служить прототипом для президентской героини, была актрисой-аферисткой, которая пользовалась четырьмя вымышленными именами и переезжала с место на место, каждый раз изменяя внешность, а не какая-нибудь мамаша-домохозяйка, окруженная сворой канючащих детей.

Несмотря на то что история была публично опровергнута и прошло много времени, она до сих пор жива. Вымышленная дама, которая купается в роскоши и чахнет над горами обеденных талонов, пока работающие в поте лица американцы устраивают забастовки, и в наши дни постоянно мелькает на страницах интернет-газет. Миметическая устойчивость слова впечатляет. Та или иная версия истории еженедельно появляется в блогах и журнальных статьях о правовых нарушениях, хотя достаточно пару раз кликнуть мышкой, чтобы выяснить, что это ложь.

«Когда факты подтверждают убеждения, люди склонны видеть то, что они ожидают увидеть, и делать выводы, которые соответствуют их ожиданиям»
Психологи называют такие истории нарративными сценариями — это истории именно о том, что нам хочется услышать, подтверждающие наши убеждения и дающие нам право придерживаться уже составленных нами же мнений. Если вера в королев социальной страховки защищает ваше мировоззрение, вы принимаете этот миф и живете себе спокойно дальше. Возможно, байка Рейгана показалась вам отвратительной или смехотворной, однако вы без лишних вопросов поверили в подобные истории о медицинских компаниях, которые мешают вести исследования, или о несанкционированных обысках, или о пользе шоколада. Вы посмотрели документальный фильм о вреде… чего-то, что вам не нравится, и вам, скорее всего, он пришелся о душе. На каждую «абсолютно правдивую» документальную передачу Майкла Мура приходится точно такая же передача ровно противоположного содержания, в которой поборники идеи доказывают, что их версия истины лучше.

Отличным примером выборочного недоверия служит сайт Literallyunbelievable.org. Его создатели публикуют комментарии пользователей фейсбука, которые верят в статьи из сатирического журнала The Onion. Статьи о том, что Опра Уинфри предлагает нескольким избранным быть похороненными с ней в роскошной могиле, новости о строительстве центра для проведения абортов за сотни миллионов долларов или заявление организации NASCAR о присуждении премий водителям за гомофобские высказывания — к подобным новостям пользователи оставляют возмущенные комментарии на полном серьезе. Психолог Томас Гилович писал: «Когда факты подтверждают убеждения, люди склонны видеть то, что они ожидают увидеть, и делать выводы, которые соответствуют их ожиданиям. Если вывод соответствует нашим установкам, мы задаемся вопросом: «Могу ли я в это поверить?», если же вывод разочаровывает нас, то мы спрашиваем себя: «Должен ли я этому верить?».



  • 269
  • 20/09/2016


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое