Пансион с трехкратным воспитанием Страница 1 из 2

После десятилетий кровавого конфликта между британскими властями и ирландскими националистами столица Северной Ирландии, прежде непривлекательный промышленный город и порт Белфаст, сменил свой мрачный имидж и даже претендует на звание «Европейской культурной столицы 2008 года». Кроме того, по сообщению агентства Reuters, он вошел в десятку наиболее динамично развивающихся городов мира.

Побольше узнать об истории и культуре города можно в Ольстерском музее рядом с университетом. Доступны для посещения Стормонт — парламент Северной Ирландии, и замок Белфаст, который был заложен в XII веке (дошедший до нас вариант был построен в 1870 году). А удовольствия ради можно съездить в пригородный парк Кейв-Хилл и в зоопарк.





Но есть в Белфасте и не менее интересная достопримечательность, посетить которую можно только по специальному приглашению — речь идет о местной тюрьме. Интересно, что каких-нибудь 10–15 лет назад уголовные преступления в Северной Ирландии можно было пересчитать по пальцам — эта часть Великобритании была военно-полицейским государством. Вооруженные патрули были главной приметой Белфаста, и все же активисты Ирландской республиканской армии (ИРА) неутомимо терроризировали столицу расстрелами и взрывами. Тех, кого удавалось поймать, британцы сажали в тюрьмы в пригородах Белфаста. Сегодня мирный процесс совершенно изменил расстановку сил в политике и ситуацию на улицах, но тюрьмы не опустели. На места террористов пришли уголовники.

Побывав в британской тюрьме под уютным названием Хайдбэнк-Вуд (Hydebank Wood), я испытала культурный шок. То, что их тюрьма даже при наличии решеток похожа на трехзвездочную гостиницу — соответствует действительности. И, скорее всего, такой «гостинице» можно присудить и большее количество «звезд», потому что таких «навороченных» спортивных залов, четырех футбольных полей, десятка собственных каноэ, искусственного рельефа для скалолазания, у нас нет и в лучших отелях. Сейчас подумала — а ведь наши средней руки гостиницы смахивают на британскую тюрьму. Прибавьте к этому собственных преподавателей по искусству, садовому дизайну и английскому языку. Узники не обязаны носить униформу.

В Хайдбэнк-Вуде содержатся 237 заключенных, 33 из них — женщины. В основном сидят за воровство, грабеж, есть и несколько убийц. На содержание этой тюрьмы государство выделяет 23 миллиона фунтов стерлингов в год. Простая арифметика: в пересчете на рубли на каждого заключенного в год тратится 4,8 миллиона!

Заключенные спят в одноместных камерах: «полутораспальная» кровать, унитаз, раковина, просторный письменный стол с навесным книжным шкафом, телевизор, у желающих — CD и DVD-проигрыватели. Стены везде выкрашены в светлые цвета, в камерах — зарешеченные, но нормальные окна с широкими подоконниками и шторами.

Женский корпус на ремонте: скоро дамы будут жить по системе апартаментов, вроде маленькой квартирки на одного. Все потому, что узницы жаловались на наличие унитаза в спальном помещении, и, по правилам Евросоюза, их требования должны быть удовлетворены. Точно так же за ширмой или перегородкой теперь прячут туалет в палатах медицинского изолятора, устанавливают новейшую сантехнику, автоматические водопроводные краны.

Организация жизни внутри каждого корпуса мне напомнила студенческие общежития. Два верхних этажа корпуса отведены под камеры, на этаже — два крыла камер по десять. На общей кухне каждого блока есть микроволновка, чайник и электроплита. В прачечной — пара стиральных машин-автоматов, сушилки, утюги, гладильные доски. Личные вещи осужденный стирает и гладит сам. Молодежь, прежде никогда ничего подобного не делавшая, как в армии, научается всему.

Не думайте, что заключенный с утра и до вечера торчит в своем узилище размером с хрущебную кухню. Передвижение по блоку в течение дня свободное. Режим таков. Подъем в 7.45 (в выходные можно поспать на час дольше), душ, завтрак. В 8.45 заключенные отправляются кто на работу, кто на учебу, кто-то остается «по хозяйству» — убирает, стирает, гладит. Через три часа все возвращаются и обедают. Пока обедает охрана, у заключенных «тихий час»: они заперты в своих комнатах и отдыхают. В 13.45 все снова расходятся работать, учиться или тренироваться. В 17.15 подают ужин, и до вечернего отбоя, то есть до 20.00, заключенные могут бродить по блоку, смотреть кино на большом экране в общем зале, читать или играть на компьютере.



На питание одного заключенного государством выделяется 16 фунтов 39 пенсов (чуть больше 800 рублей) в неделю. Вроде немного, а по британским меркам просто ничтожно мало. Но тюремное начальство закупает продукты оптом, и меню, которое предлагается, ничем не отличается от ресторанного. Заключенный имеет право выбирать из 2–3 видов горячего и двух видов десерта.

Меня накормили обедом, который положен осужденным. Поскольку суп тут непопулярен, мне предложили на выбор два больших бутерброда с тунцом или мясную запеканку, к тому и другому дополнительно прилагалась картошка-фри, чай или кофе. Я попробовала по полпорции того и другого — не только сытно, но еще и очень вкусно. Меню каждую неделю разное, ежедневно подают свежие фрукты, десерт (пироги, торты, мороженое).

Вот пример меню. Кукурузные хлопья с молоком и тосты на завтрак. На обед мясная запеканка по-деревенски или макароны с сыром и луком или жареный картофель с куриным стейком под острым майонезным соусом. Гарнир для всех одинаковый — вареные овощи. Полдник: вишневый кекс. К ужину подают куриную грудку с луком и перцем, или жареную рыбу, или ветчинный салат, или фаршированную говядину. В качестве гарнира — жареная картошка и бобы, на десерт можно выбрать яблочный торт под сливочным соусом или свежие фрукты.

Говорить с семьей или друзьями по телефону-автомату можно ежедневно, писать и получать письма — хоть каждый день. За счет тюрьмы можно отправлять одно письмо в неделю, другие надо оплачивать. Лишь одно из десяти «исходящих» писем прочитывает проверяющий, тотальной перлюстрации писем нет.

В неделю тем из заключенных, кто работает, платят 20 фунтов стерлингов, их и присылаемые домашними деньги (до 70 фунтов) разрешается тратить на продукты, предметы личной гигиены, косметику, телефонные переговоры. Денег на руках у заключенных нет и быть не может, зарплата и присланные родней купюры вносятся на особый счет, вроде банковского. Как и все за решеткой, трата денег перестает быть личным делом, она должна быть подконтрольна.

  • 481
  • 16/05/2013

Не забудьте подписаться!

Категории