Артиллерийские трактора





Сами французы считают эту машину родоначальником собственного танкостроения и, несмотря на множество конструктивных недостатков, по заявлениям историков этой страны, в ходе кампании 1914 — 1918 г. танк «Шнейдер» проявил себя как «надежная и незаменимая машина».

Идею его создания приписывают генералу Этьену — основателю французских бронетанковых войск, который на основании указаний Генерального Штаба от 20 декабря 1915 г. встретился с представителем оружейного концерна «Шнейдер — Ле Крезо» инженером Брийе и изложил ему концепцию требований к будущей боевой машине. К 22 декабря общий проект был готов, а уже 31 января 1916 г. последовал заказ на 400 подобных машин.

Французские танки (официально — «штурмовые артиллерийские трактора») мало походили на своих британских собратьев. Пьер Летрингез, лейтенант «специальной артиллерии», дал четкое и полное описание этого танка в своей книге «Под броней», отрывок из которой приводится ниже:

«Танк „Шнейдер“ представлял собой прямоугольный блокгауз, его передняя часть выступала вперед, подобно носовой части кораблин, бушприт которого выполнен в форме рога, а корма имеет двустворчатую дверцу, вокруг которой расположены баки с горючим (первоначально защищенные броней топливные баки были расположены только в носовой части танка, но после апрельских боев 1916 г. для снижения пожароопасности их перенесли на корму машины). Дверца с левой стороны вела к силовой установке; крыша была снабжена тремя люками для эвакуации экипажа.



Длина танка — 6 м, ширина — 2,5 м, высота 2,39 м, вес со снаряжением и боезапасом 13,5 т.

Защиту экипажа обеспечивала 11-м м броня, усиленная в передней и боковой частях дополнительным 8-мм листом, благодаря чему обеспечивалась полная защита от пуль и осколков. Водитель находился в передней правой части отсека, между силовой установкой и пушкой; шарнирная заслонка и три смотровые щели позволяли ему вести фронтальное наблюдение. По бокам находился откидной капот, позволяющий водителю выбраться из танка через крышу.

Вооружение танка „Шнейдер“ включало: 75-мм укороченную пушку специальной конструкции, ствол которой не превышал 1 м, использующую обычный 75-мм снаряд со специальным зарядом, начальная скорость полета которого — 200 м/с; максимальная дальность действительного огня — 500 м, при больших дальностях точность падает. Эта пушка расположена справа от водителя, являющегося командиром танка, а огонь вел заместитель командира, место которого было сзади. Боекомплект снарядов — 90 штук; снаряды окончательно снаряжаются номером расчета непосредственно в момент досылания в затвор.

Дополнительно имелись два пулемета „Гочкисс“, которые располагались в шаровых установках по бортам танка; они устанавливались таким образом, чтобы вести огонь почти параллельно оси движения танка. Пулеметы наводились двумя стрелками, один из которых также являлся механиком, отвечающим за силовую установку, а другой — стрелком, осуществляющим огонь как из пушки, так и правого пулемета.

Таким образом, экипаж танка вместе с командиром включал шестерых человек. Силовая установка танка — 4-цилиндровый двигатель фирмы „Пежо“ или „Шнейдер“, номинальная мощность которого — 40 л.с., а действительная 65 л.с. Механическая трансмиссия осуществлялась с помощью трехступенчатой коробки передач. Скорость — от 2 до 8 км/ч. Гусеница длиной 3 м позволяла преодолевать препятствия шириной до 1,5 м на труднопроходимых участках местности и 1,7-1,8 м в условиях достаточной проходимости. Нужно отметить, что в 1915 г. такие цифры считались нормальными. Естественно, в условиях весенней распутицы или после воздушных бомбардировок рыхлые траншеи достигали З-4 м ширины, танки не могли их преодолевать без проведения дополнительных работ. Мы увидим в дальнейшем, как данный факт определил коренное изменение тактики ведения боевых действий».

Это последнее замечание Лестингеза достаточно очевидно характеризует обстановку в момент появления танка «Шнейдер» на фронте. Первая машина была готова 8 сентября 1916 г., однако первое подразделение штурмовых машин сформировали только в начале декабря 1916 г., а к марту 1917 г. войска получили уже 208 машин модификации СА1 (char d`assaut штурмовой танк 1). По опыту боев с 5 мая 1917 г. танки этого типа отзываются с фронта для модернизации. Было усилено бронирование бортов путем наложения 5,5-мм бронелистов, а также днища танка. Конструктивные изменения коснулись также топливных баков, которые первоначально располагались в передней части танка. Они были перенесены в кормовую часть, по обеим сторонам от дверцы, где броня была более толстой. Работы по модернизации проводились в парке Шамлье, где, кроме перепланировки размещения топливных баков, на танки «Шнейдер» СА1 установили электростартер и лампы внутреннего освещения. Только к октябрю 1917 г. эти машины вернулись на фронт. Таким образом, существовали две неофициальные модификации штурмового танка «Шнейдер» СА1: ранняя и поздняя.

Раннюю модификацию можно визуально отличить по уступам и большой двустворчатой двери в кормовой части машины. На уступах укрепляли бочки с дополнительным горючим, которые перед боем из-за повышенной пожароопасности убирали. В поздней модификации уступы отсутствовали (были забронированы) — данный объем заняли топливные баки, а дверь была одностворчатой и более узкой.

В начале 1917 г. по заказу технического управления армии инженеры фирмы приступили к работе над командирским вариантом танка СА2 с 47-мм пушкой и башни весом 8 т. Однако 100-сильный двигатель, предназначенный для него, не удалось запустить в производство, а 27 октября последовало распоряжение сосредоточить все усилия на выпуске танков «Рено». С начала 1918 г. оставшиеся в частях СА1 стали изымать и переделывать в артиллерийские тягачи и транспортеры для перевозки различных орудий и танков «Рено». К перемирию в войсках осталось 97 штурмовых танков «Шнейдер» СА1.

Впервые французы использовали свои танки в ходе апрельского наступления союзников на Западном фронте (операция Нивеля 1917 г.) с целью решительного разгрома германских армий. К операции привлекались 132 машины типа «Шнейдер» СА1 под командованием майоров Боссю и Шобэ.

План наступления 16 апреля 1917 г. на Шменде-Дам впервые предусматривал боевое использование штурмовых танков, естественно силами имеющихся 132 боевых машин. Они подразделялись на две группы, каждая из которых получила название в честь своего командира:

— группа майора Боссю, в составе 2, 4, 5, 6-го и 9-го дивизионов танков «Шнейдер»;

— группа майора Шобэ, в составе 3, 7-го и 8-го дивизионов.

Каждый дивизион состоял из 12 машин (три батареи по четыре танка), подразделений обеспечения, ремонта и нескольких резервных танков.

16 апреля группа Боссю должна была атаковать противника в направлении междуречья Ла Мьет и Лэн, с целью прорвать вторую линию немецкой обороны со стороны Жювенкур. Группа Шобэ, с запада от Ла Мьет, должна была двигаться в направлении Жювенкур.

Группа Боссю, находящаяся в распоряжении командования 32-го корпуса, имела четыре дивизиона, действующих в интересах 69-й дивизии, и один дивизион, обеспечивающий поддержку 42-й дивизии. Предусматривалось, что танки будут двигаться в сопровождении пехоты, специально обученной для этих целей: пять рот 154-го пехотного полка. Это, несомненно, являлось интересной тактической новацией. Танки должны были двигаться колонной до второго рубежа немецких войск, так как проход первой линии обороны должен был обеспечиваться пехотой сопровождения.

Увы, сколь велик оказался разрыв между теорией и практикой! Темп продвижения боевых машин был невелик даже до достижения первой линии обороны, поскольку на пути продвижения танков помехой стали свои обозы и пехотинцы. Хуже того, при пересечении танками моста через реку Ла Мьет они были замечены наблюдателями немецкой тяжелой артиллерии, и по ним открыли огонь.

Таким образом, если переход первой линии французской обороны прошел беспрепятственно, то на втором рубеже ситуация меняется коренным образом при достижении передовых рубежей немецкой обороны: во французских документах ширина траншей характеризуется как «ошеломляющая», поскольку местами она доходила до 5 м. Для обеспечения прохода 154-й пехотный полк потратил 45 мин, в течение которых танки были вынуждены рассредоточиться по полю боя, чтобы избежать значительных потерь от ударов артиллерии противника.

Наконец танки начали продвижение и в 11 ч достигли второй линии немецкой обороны. Сопротивление было сломлено незначительными силами 151-го пехотного полка, численный состав которого был недостаточен для оборудования местности для прохождения танков, поэтому экипажам пришлось спешиваться и проводить земляные работы.

Во время боя майор Боссю погиб в горящем танке, который взорвался от попадания снаряда в топливный бак.

Начиная с 12 ч дня, координация действий между танками и пехотой была нарушена, поскольку пехота была буквально разметена огнем противника. Таким образом, уже без поддержки, танки продолжили свое продвижение к третьему рубежу немецкой обороны. Потери французов были огромны:

«9-й дивизион артиллерии специального назначения пересек вторую линию обороны противника к северу от фермы Мошам, далее колонной двигался в направлении траншеи Вюртсбур. В этот момент огонь тяжелой артиллерии немцев был обрушен на танки с неслыханной силой и точностью: четыре танка, двигавшихся сзади, подбиты за несколько минут; шесть передовых танков один за другим охвачены огнем за короткий промежуток времени. Экипажи, которым удалось выбраться из боевых машин, бросаются в траншеи и пытаются продолжить бой, но немецкие самолеты, летящие на предельно малых высотах, засекают их и расстреливают в упор. Дан приказ отступить...».

Донесение 3-го отдела Ставки верховного командования резюмирует ход боя от 16 апреля: «Танки, подвергнутые прицельному огню тяжелой артиллерии, несут значительные потери. Однако несколько танков центрального дивизиона пересекли третий рубеж обороны и продвинулись более чем на 5 км в глубину обороны противника. Пехота не может продолжить продвижение в силу значительных потерь».

Из 82 танков «Шнейдер» группы Боссю 32 были уничтожены в районе обороны противника и 12 на рубежах обороны французов.

В расположении 10-й пехотной дивизии опыт штурма пятьюдесятью танками из группы Шобэ оказался еще более печален, поскольку ни один танк «Шнейдер» не смог преодолеть первую линию немецкой обороны, главным образом из-за характера местности, затруднявшей продвижение танков. 32 танка были подбиты, из них 26 поражены огнем артиллерии и сгорели.

Несмотря на это двойное поражение, французский генеральный штаб не отказался от применения танков на поле боя. В этом есть и немалая заслуга нескольких машин из группы майора Боссю, которые «в гордом одиночестве прошествовали на пять километров в глубину немецкой обороны».

После апрельской атаки, в течение 1917 г. танки использовались в боевых действиях лишь два раза — 5 мая и 23 октября.

5 мая в районе мельницы Лаффо 19 танков 1-го и 10-го дивизионов вступили в бой вместе с 12 танками «Сен-Шамон». Всего погибло шесть танков, и, по французским документам, «операция считается частично удавшейся». Вместе с тем, танки «Шнейдер» проявили в ходе боя свое ощутимое превосходство над танками «Сен-Шамон», которые практически не могли двигаться в условиях пересеченной местности.

С 23 по 25 октября 38 танков «Шнейдер» 12, 8-го и 11-го дивизионов артиллерии специального назначения были брошены в бой во время сражения при Ла Мальмезон, где использовались также 20 танков «Сен-Шамон»:

«Операция тщательно готовилась. Атакующие пехотные подразделения прибывали на полигон Шамлье для ведения боевых действий совместно с танками. Отдельные дивизионы полностью справились с поставленной задачей. Полный успех. Впервые использованы танки с радиопередающими станциями».

Боевое применение танков в 1918 г. первоначально проводилось без тщательной подготовки: речь идет об оборонительных мероприятиях, проводимых с целью остановки продвижения немецких войск в ходе весенней наступательной операции германской армии.

5 апреля 1918 г, в местечке Совилер пять танков «Шнейдер» были брошены в контратаку для поддержки двух пехотных батальонов в направлении к ферме Адельпар. Два танка подбиты в «незначительной операции, подготовленной в спешке без учета специфики артиллерии специального назначения. Сложные условия местности. Слишком широкий фронт. Отсутствие успеха».

7 апреля с том же районе Ла Сом, на этот раз в Гривене, шесть танков «Шнейдер» 2-го дивизиона поддерживают контратаку роты 355-го пехотного полка. В результате боя уничтожены четыре машины: «Операция проведена в нарушение принципов использования артиллерии особого назначения. Результаты посредственные, несмотря на мужество, проявленное экипажами танков».

18 апреля в лесу Сенека 12 танков «Шнейдер» 3-го дивизиона используются в бою для поддержки 262-го пехотного полка: «Операция проведена в сжатые сроки. Хорошо организована и осуществлена, танки расчистили проход пехоте в лесу Сенека и Гро Этр. Подбиты 3 машины».

28 мая 12 танков «Шнейдер» 5-го дивизиона артиллерии специального назначения были привлечены к действию в интересах 1-й дивизии США в ходе штурма деревни Кантиньи, недалеко от Мондидье; это первый серьезный бой американской дивизии в ходе Первой Мировой войны. Результаты более чем положительные: «Танки справляются с поставленными задачами совместно с пехотой, которая действует самоотверженно и умело. Операция тщательно подготовлена. Подобные операции проводились ранее. Полный успех».

В следующий раз танки «Шнейдер» (56 машин) были использованы лишь 11 июня 1918 г. в битве за Ле Мас вместе со 103 танками «Сен-Шамон».

Такое большое количество боевых машин использовалось впервые в истории французской армии. Но и потери были немалые, поскольку из 56 танков «Шнейдер» были уничтожены или брошены 31 машина, и также потеряны 42 танка «Сен-Шамон». Два дивизиона танков «Шнейдер» окружили Мери, затем третий дивизион совместно с подразделениями пехоты вступил в бой, однако вскоре танки рассеялись под огнем немецкой артиллерии. Таким образом, можно сказать, что успех был невелик, однако главное это то, что немецкое наступление на Компьен захлебнулось.

13 июня 1918 г. проводилась частная операция в лесу Ле Мерли с участием четырех танков, но уже в следующем месяце (9 июля) на ферме Порт был осуществлен важнейший штурм с использованием 16 машин «Шнейдер» 16-го и 17-го дивизионов артиллерии специального назначения: «Внезапная атака после кратковременной артиллерийской подготовки. Танки в час „Ч“ начинают выступление впереди пехоты и выполняют поставленную задачу. Яростная атака, проведенная с незначительными потерями.

С 18 по 24 июля 1918 г. с успехом использовались не менее 226 легких и средних танков в ходе контрнаступления между Суассоном и Шато-Тьери. Однако потери можно считать огромными: в первый день уничтожено 58 машин, во второй — 50, в третий — 17 и в четвертый — потерян 21 танк».

23 июля оставшиеся подразделения вновь вступают в бой, который можно назвать очень тяжелым. Поставленные задачи не выполнены.

Вновь на поле боя «Шнейдеры» появятся лишь в августе, 17-го и 20-го числа в Сомм, недалеко от Намсель. Количество введенных машин незначительно — от 12 до 28, однако достигнуты неплохие результаты.

12-го и 13-го сентября 1918 г. используются 33 танка «Шнейдер» из состава 14-го и 17-го дивизионов для поддержки американцев входе наступления на Сен-Мийель. Операция проведена блестяще, уничтожен только один танк, войска овладели Эссей и Мезре.

26 сентября 24 танка «Шнейдер» из состава тех же дивизионов проводят атаку совместно с 35-й дивизией США, результаты считаются посредственными: продвижение осуществляется трудно и медленно. На следующий день складывающаяся обстановка почти идентична предыдущей: даже если танки достигают намеченных рубежей, пехота за ними почти не поспевает.

Начиная с конца сентября, средние танки типа «Шнейдер» используются все реже и реже, им на смену приходят легкие танки «Рено». В ожесточенных боях 27-30 сентября между Вель и Эн еще использовались несколько десятков танков «Шнейдер», но затем и они были отведены в тыл; впоследствии постепенно сняты с вооружения.

Кроме французской армии; штурмовые орудия «Шнейдер» использовались также в других армиях мира.

В 1917 г. Италия, сражавшаяся на стороне Антанты, попыталась закупить во Франции 20 машин «Шнейдер» и 100 легких танков «Рено» FT-17. Однако в связи с тем, что к этому времени выпуск «Шнейдеров» был прекращен, а «Рено» стали остро необходимы самим французам, в Италию удалось отправить один «Шнейдер» и три «Рено» FT -17. Испытав их, итальянцы создали тяжелый танк «Фиат 2000» и легкий «Фиат 3000» (модель 1921 г.), которые, впрочем, в боевых действиях Первой мировой войны не участвовали.

Существовали также планы оснащения танками типа «Шнейдер» русской армии, но наши военные, обобщив тактико-технические характеристики и данные о применении этих машин на Западном фронте, быстро смекнули, что новые французские танки «Рено» гораздо перспективнее, чем штурмовые орудия «Шнейдер», и заказ был перепрофилирован на «Рено» FT-17, которые также не попали в Россию из-за начавшейся революции.

Однако «Шнейдерам» удалось еще повоевать, и не только в Европе, но и в Африке. В 1921 г. в Марокко, которую контролировали Франция и Испания, поднялось восстание против европейского владычества под предводительством ученого-арабиста Абд аль-Керима. Уже в сентябре того же года 20-тысячная испанская армия была разбита и отошла к городу-порту Мелилье — своему главному форпосту в Испанском Марокко. Для обороны этого города из метрополии была переброшена созданная в начале 1921 г. батарея штурмовой самоходной артиллерии из шести машин типа «Шнейдер» (Bateria dе Carros dе Asalto) под командованием капитана Луиса Руано Пеньо.

С марта 1922 г. батарея активно участвовала в боях против восставших берберских племен Абд аль-Керима. По окончании войны, в которой объединенные французские и испанские войска разгромили Рифскую Республику (23 мая 1926 г.), испанское танковое подразделение, потерявшее две машины, возвратилось в метрополию. Четыре оставшиеся машины «Шнейдер» были законсервированы в артиллерийском парке Мадрида, где и простояли до начала Гражданской войны.

С началом боевых действий между националистами и республиканцами в июле 1936 г. танки «Шнейдер» вновь используются в боях. Два из них в группе войск полковника Родриго Гиля участвовали в обороне Мадрида, остальные в составе колонны республиканского генерала Рикуэльме были доставлены в Толедо, где один из них был захвачен националистами, а другой вновь отправлен под Мадрид.

Так как взятие столицы Испании националистами произошло только в 1939 г., все три оставшиеся танка «Шнейдер» на протяжении двух лет активно использовались в позиционных боях под Мадридом.

Гражданская война в Испании стала последним актом использования штурмовых танков «Шнейдер» в боевых действиях. Вторая мировая война требовала уже совершенно иных машин скоростных и маневренных.



Источник
  • 536
  • 16/05/2013

Смотрите также

Категории