Как снималась комедия Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён Страница 1 из 3

9 октября 1964 года состоялась премьера советского комедийного художественного фильма «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён». Веселая история пионера Кости Иночкина покорила сердце буквально каждого юного гражданина Советского Союза! Предлагаю вам узнать 10 историй о том, как снимали этот великолепный фильм.




Вообще-то, это была дипломная работа Элема Климова. «Меня, студента, пригласили на „Мосфильм“ и два объединения готовы были заниматься этой картиной, — писал в своих воспоминаниях выдающийся режиссер, автор таких ярких лент, как „Агония“, „Прощание“, „Иди и смотри“. — Первый конфликт возник из-за ректора ВГИКа Грошева. Он вцепился мертвой хваткой в сценарий Лунгина и Нусинова: „Не будет такую вредную картину снимать наш студент!“. Без устали ходил, писал, звонил: в ЦК, Госкино и еще куда надо. Столько энергии, сил потратил… Но дело, все же, двигалось к съемкам».



«Фильм все время висел под угрозой закрытия, поэтому снимали его в бешеном темпе», — рассказывал режиссер. Каждые три дня он самолично интересовался у директора ленты: «Сколько денег мы уже потратили?». Услышав цифру, Климов обычно качал головой: «Надо больше тратить, чтобы нас труднее было закрыть!». «Сдавать картину я должен был 15 мая 64-го года. А мы завершили работу в предновогодние дни… на полгода раньше», — замечал он.



Съемки проходили в пионерлагере ЦК ВЛКСМ «Орленок» в окрестностях Туапсе, а также в пионерском лагере, принадлежавшем тресту «Воркутауголь» (микрорайон Алексин-Бор города Алексин Тульской области). В 70- е годы ХХ века лагерь перестроили, и от его прежнего вида ничего не сохранилось. А «Орленок» стал всероссийским детским центром. И по-прежнему каждый сезон встречает тысячи юных россиян.



В роли директора лагеря Дынина Элем Климов, как он сам признавался, видел только Евгения Евстигнеева. «В те годы я дневал и ночевал в „Современнике“, смотрел не только все спектакли — все репетиции, — рассказывал режиссер. — А в дарование Евстигнеева просто был влюблен. Тогда в кино он еще почти не снимался. Мне говорят: „Евстигнеева — ни в коем случае“. Начали предлагать характерных актеров с глупыми рожами — ясно, так можно характер Дынина укоротить до размеров дурака. Что с дурака взять? Ведь не я один ходил в „Современник“. Всем было очевидно: Евстигнеев привнесет в фильм социальную тему. В общем, приказывают: „Кто угодно, только не он“. „Ну, тогда, кто угодно, только не я“, — отвечаю. И ухожу. Похоже, моя наглость обескуражила… Согласились… Мне хотелось не столько обвинять, сколько защитить детей, которых так нелепо оболванивали. Помните транспарант, мелькающий на протяжении всей картины — »Дети — хозяева лагеря!". Мы все жили под транспарантами «Мы — хозяева своей страны!» Но как не были ими, так и не стали..."

  • 314
  • 03/07/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также