Тюрьма – работа Страница 1 из 7

Герои, точнее героини, этого репортажа работают за колючей проволкой. Этот пост посвящен надзирательницам женской колонии общего режима №155/4 в поселке Жаугашты Алматинской области.






1. В далеком 1937 году эта колония была открыта по распоряжению НКВД для содержания осужденных по политическим статьям. Но теперь здесь содержатся женщины, впервые совершившие преступление небольшой и средней тяжести, а также отбывающие наказание за убийство. Рядом находится небольшой поселок Жаугашты, в котором проживают чуть больше тысячи человек. Местные жители из поколения в поколения работают в колонии.





Мы едем с Турсынай Аутовой по Бурундайской трассе. Она уверенно и быстро ведет машину и рассказывает о себе:

– Все наши сотрудники живут в близлежащем поселке Жаугашты, а я вот приезжаю из города. Я начала работать на зоне в 22 года, как только окончила колледж. Это был 2001 год, время было еще сложное, обеспечение слабое. Начинала с самых низов, меня направили контролером в группу досмотра, там я проработала 3 года. Потом поняла, что нужно учиться дальше. Выучилась, направили начальником отряда, это уже офицерская должность, статус повыше и денег чуть побольше, но зато работы и ответственности тоже хватает. Потом ушла в декрет, вернулась, снова поставили начальником отряда, но теперь уже несовершеннолетних. Всего общий стаж у меня 14 лет, и все на одном месте. Меня устраивает моя работа, сейчас много желающих трудиться в МВД, но почему-то избегают службы в подразделениях КУИС. С одной стороны, работать с осужденными очень сложно, кроме того, в КУИС не такая высокая зарплата, как у сотрудников других подразделений МВД. А еще многие преступников боятся. А я так не думаю: чего бояться, если знаешь все законы, работаешь в рамках закона, ведешь себя корректно? Несмотря на то, что они преступники, мы обращаемся к ним на «вы».




За полчаса мы добираемся до Жаугашты. Клятвенно заверив начальника зоны, усталого и немолодого полковника, что мы приехали побеседовать исключительно с сотрудницами о их работе, получаем согласие на съемки – без всяких бюрократических проволочек. Проходим через процедуру тщательного, неторопливого досмотра на КПП. Контролеры ответственно подходят к делу, увидев диктофон и камеру, тут же докладывают начальнику зоны. Руководство дает добро – все согласовано, пропускай. Турсынай ведет нас дальше. Железная дверь оглушительно захлопывается, и появляется стойкое ощущение, что мы попали в другой мир.

Несколько уровней сигнализации, полосы колючей проволоки, или «мимозы», как называют ее здешние, и нетронутая контрольно-следовая полоса. По всему периметру расположены посты, сотрудники которых оперативно среагируют даже на полет птиц, пролетающих мимо. Отсюда практически невозможно сбежать – за последние 10 лет никто не может припомнить о попытках побегов.




4. Большинство работающих в этой зоне – женщины, хотя приоритет по-прежнему остается за мужчинами. Большая часть контингента – долгосрочницы, то есть осужденные, отбывающие наказание от 3 до 15 лет. С максимальным сроком наказания 25 лет находятся всего несколько человек. Это женщины, совершившие несколько убийств. Колония рассчитана на 1200 человек, которые поделены на 10 отрядов, примерно по 100–120 женщин в каждом. Тип проживания – барачный, то есть весь отряд спит в одном общежитии. Стены пахнут сыростью. Администрация хотела решить эту проблему и даже обращалась к специалистам. Проектный институт дал лишь одну рекомендацию: все снести и построить заново. Так что пока руководство ломает голову над этим вопросом…


  • 873
  • 23/01/2014


Поделись



Подпишись



Смотрите также