Объект 825. Фотопрогулка по базе подводных лодок в Страница 1 из 5

На некогда секретном объекте сейчас находится музей Холодной войны.

Это сооружение – уникальный и самый крупный на планете стратегический военный объект из рассекреченных.

— «Объект 825 ГТС», который официально назывался Городской телефонной станцией (а на деле — ГидроТехническое Cооружение) — так назывался в документах этот комплекс, задуманный еще Сталиным как сооружение противоатомной защиты первой категории, где могли бы базироваться подводные лодки для нанесения ответного ядерного удара.

Будет 23 фото.

Вход для лодок со стороны бухты.





Во время строительства базы было выбрано более 120 тысяч тонн породы, которую вывозили на баржах ночью, чтобы не привлекать внимания. Подземная бухта могла укрыть бригаду из 14 подводных лодок (проекта 615) и жителей небольшого города с населением три тысячи человек.

Стержнем комплекса был туннель длиной 608 м. Комбинированный канал, проходящий сквозь гору, позволял размещать семь подводных лодок 613 и 633 проектов. Глубина канала достигает 8 м, ширина колеблется от 8 до 12 м. Общая площадь помещений завода превышает 5000 кв.м, площадь подземной водной поверхности равна 3000 кв.м.

Предполагалось, что подлодки, войдя незаметно, под водой, в бухту, должны были по каналу попасть в комплекс, а после ремонта и пополнения запаса вооружения так же незамеченными и уже с другой стороны снова выйти в открытое море для выполнения боевых задач.

Возводили этот секретный объект в течение десяти лет (с 1953 по 1963 гг.) не только военные строители Черноморского флота, но и мирные метростроевцы из Москвы, Ленинграда, Киева и Тбилиси. Все строители подписывали соглашение о неразглашении, точно так же обязаны были хранить военную тайну и все жители Балаклавы и Севастополя, оформленные на работу «на стратегический объект».
До сих пор остаются секретными документы о том, кто проектировал завод, сколько средств было потрачено на его строительство. По мнению сотрудников музея, вся информация станет доступной не ранее чем через 50 лет.
Выполняя технические функции, это подземное сооружение должно было стать в случае ядерной атаки и достаточно серьезным бомбоубежищем как для подлодок, так и для 1,5 тыс. человек обслуживающего персонала вместе с жителями поселка (в автономном режиме, то есть со своим освещением и вентиляцией, а также с необходимым запасом продовольствия, питья и медикаментов, люди могли пробыть здесь до 30 суток).

Специально сконструированные стены, в ряде мест толщиной до трех метров (!), должны были при необходимости выдержать удар как минимум стокилотонной атомной бомбы; внутри также было предусмотрено несколько противоатомных заграждений. Естественно, что вход и выход, находившиеся в разных местах, в целях маскировки были так ловко устроены, что их не видно было ни при заходе в бухту, ни с противоположного берега.

Ворота в подземный коридор (его называют потерной), были изготовлены из дорогого алюминиево-титанового сплава. Каждая их створка весила 10 т и открывалась специальным гидравлическим приводом. Раз и навсегда установленные, ворота невозможно было ни снять, ни разобрать – и это к счастью, так как исключительно поэтому они по сей день стоят целехонькие. Открывались ворота только по приказу и только для пропуска транспортных средств, причем в основном в ночное время. Сначала подлодка подходила к ним скрытно, под водой. Затем с помощью специальных механизмов на полметра поднимался понтонный мост и отводился в сторону, освобождая путь дальше по каналу. Открывались ворота. В недрах лодку ожидал еще один 150-тонный заслон с электроприводом, и только за ним уже находился док длиной 102 м, из которого затем в течение нескольких часов выкачивалась морская вода. Лодка становилась на стапели, и ремонтная бригада могла приступать к работе.

По завершении ремонта канал снова заполнялся водой, и субмарина отправлялась на выход в горловину бухты.

Вся секретная деятельность завода продолжалась ни много ни мало почти 30 лет и лишь с развалом Советского Союза в 1991 году бесславно завершилась. Когда же последняя подлодка российского флота покинула Балаклавскую бухту, начался демонтаж самого объекта №825, продлившийся вплоть до 1994 года, после чего охрана с объекта была снята, а все, что осталось, фактически было отдано на разграбление.

Только в 2004 году объект был взят под охрану МВД, а незадолго до этого, 1 июня 2003 года, ему был придан статус музейного комплекса.

На базе сохранившихся подземных сооружений организованы экспозиции, посвященные истории военно-морского флота, подводным силам Черноморского флота бывшего СССР, военным и политическим аспектам холодной войны. Для осмотра открыты зоны вдоль подземного канала, бывшие цеха завода и арсенал, где хранились торпеды и ядерные боеголовки. Представлены модели боевых кораблей, образцы техники и вооружений.
Не могу сказать, что сама экспозиция имеет какое-то уникальное значение. Военно-морские музеи Санкт-Петербурга и Севастополя, конечно, обладают более ценными экспонатами. Но это место нельзя сравнить ни с чем. Поражает масштаб сооружения. Ресурсы, затраченные на его строительство, не поддаются воображению. Памятник холодной войны полон величия и обреченности, что свойственно всем подобным местам. Официальная версия закрытия завода: «Потерял значение как военный объект в связи с перевооружением флота». Размеры современных лодок не позволяют им поместиться в каналах ремонтной базы. К слову сказать, атомных субмарин на Черноморском флоте никогда не было, в хранилище имелся только ядерный боезапас.

В настоящее время Балаклавский район Севастополя открыт для всех. Теперь в его бухте, помимо украинских пограничных катеров, стоят красивые яхты. О существовании секретной ремонтной базы напоминают только фотографии и музейный комплекс.

Схема базы!



Вагоненки, штатив, пневматический молот — орудия строителей объекта.



Тоннели защищены противоударными воротами.



В тоннелях — ответвления для подачи боевого оборудования к подлодке, которая находилась в доке.

  • 671
  • 04/07/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое