Интервью с Jay-Z Страница 1 из 3

Во время беседы, когда он отвлекался, то говорил что-то вроде, «Но давайте вернемся к сути вопроса…» и заканчивал свою мысль. Поражает внимание к деталям, которым он обладает как писатель, продюсер и исполнитель. Возможно, его карьера является одной из самых продолжительных и успешных в истории хип-хопа. Этот жанр развивался и менялся, отображая его собственное взросление от двадцати до сорока лет. Вполне возможно, последние несколько лет были самыми увлекательными в жизни Jay-Z: на предварительных выборах в 2008 тогдашний кандидат в президенты Барак Обама в своей речи смахнул немного метафорической «грязи» со своего плеча, цитируя этот жест из видео на песню Jay-Z «Dirt Off Your Shoulder». Также репер подписал контракт с Уиллом Смитом (Will Smith) как продюсер Бродвейского мюзикла «Фела!» про легендарного африканского артиста и политического активиста Фелу Кути.







Вполне логично, что осенью прошлого года Jay-Z выпустил альбом под многообещающим названием «Blueprint 3 (Roc Nation)», как будто хотел напомнить себе, что мир музыки ждет от него еще многого. Кроме того, он полностью осведомлен в том, кто он и чего достиг. Интервью началось с разговора о фильмах. Он признал, что деятельность Квентина Тарантино (Quentin Tarantino) повлияла на него. «Впечатляет то, как Тарантино смог отобразить события, которые произошли в прошлом. Я обожаю Криминальное чтиво (Pulp Fiction). Этот фильм сильно повлиял на мои тексты. В песне Meet the Parents я использовал время как элемент так же как и он.» Он допускает, что Чак Ди (Chuck D) был прав, когда назвал реп CNN черного населения Америки, но для Jay-Z это нечто большее. «Реп для меня — это как снимать кино, рассказывать истории, и я получаю от своего творчества огромный заряд эмоций. Я вырос на фильмах и репе. Недавно в самолете я смотрел Однажды в Америке (Once Upon a Time in America, 1984). Сначала, мне нравился главный герой, которого играл Роберт Де Ниро (Robert De Niro). Но когда он изнасиловал ту девушку, я больше не мог смотреть этот фильм. Ты приходишь к пониманию того, что действия имеют свои последствия.» Он затронул вопрос о том, как фильмы заставляют нас переживать те же чувства, что и персонажи. Его талант воплощать в своих текстах манеру общения обычных людей, работает на сознательном и бессознательном уровнях. Это как напоминание того, что даже в музыке Jay-Z никогда не теряет себя.





Вопрос: Могли вы представить себе, что когда-то у вас будет песня, такая как «Empire State of Mind», которая взорвет мир хип-хопа, и уже почти не будет магазинов пластинок? Странно, что мы дошли до этого, не так ли?
Ответ: Это ужасно. Я имею ввиду, вы не предвидели это конкретно, но вы знали, что что-то произойдет, потому что всякий раз, когда люди отвергают перемены, все меняется, так или иначе. Я думаю, то же случилось с музыкальной индустрией, когда появился Непстер (файлообменная сеть, что позволяла легко обмениваться музыкальными файлами с другими людьми – прим. Перев.). Индустрия отрицает то, что происходит вместо того, чтобы принять эти перемены. Прошло уже больше десятилетия, а мы все еще не осознали этого.
В.: Но мы все еще говорим о силе музыки, и о том, что такие песни как «Empire State of Mind» могут вызывать шквал эмоций. На такие вещи еще есть спрос?
О.: Я не думаю, что дело в спросе. Я думаю, что потребление музыки не прекращалось. Я говорю о повсеместном желании звукозаписывающих компаний превратить ее в деньги. Теперь музыка в воздухе. Раньше на нее можно было посмотреть, подержать, покрутить в руках (о пластинках). Нам больше не нужны полки или целые стенки, чтобы хранить записи. Сейчас нужен только телефон или плеер.
В.: Извините, но здесь я вас перебью. Наверно вам все время об этом говорят, если вы говорите какую-то фразу из вашей песни … Когда вы сказали «все время», я сразу же вспомнил «Numb/Encore». С вами часто такое бывает?
О.: Постоянно. Это хорошо… Странно и хорошо.
В.: Я думаю, это связано с тем, как вы складываете определенные фразы в тексты песен. Они похожи на обычный разговор.
О.: Думаю, это из-за моего желания рассказать историю как можно яснее, четче и правдивее. Я беру обычные слова и фразы и связываю их во что-то большее. Люди, которые пишут заголовки в таких изданиях как New York Post, делают что-то простое. Из обычных фраз они делают крючки. Иногда у них это получается хорошо. Иногда – просто глупо, как Tiger’s Tale (смеется). На самом деле, это было очень умно. Раким сказал: «Я могу взять редкую фразу, использовать ее, и теперь это часто используемое слово.» (Follow the Leader, Eric B. & Rakim 1988). Вот о чем я говорю.
В.: Талант понимать то, как говорят люди, очевидно, действительно что-то для вас значит.
О.: Я начал с малого, для окружающих меня людей. А потом я понял, какое влияние это имеет. Мои тексты создавали связи с миллионами людей, которые переживали то же, что и я, имели какое-нибудь отношение к моим амбициям и эмоциям. Вам не надо быть из района Мерси (Marcy projects, Brooklyn, New York City), что бы понять смысл того, что я делаю. Я буду сражаться, и я смогу сделать стоящую вещь из ничего. Знаете, это похоже на «Американскую мечту» в ее сегодняшнем понимании. Так что осознание того, что я могу вести разговор с людьми по-своему, пришло ко мне на первых парах. И все начало получаться само собой.
В.: Вы всегда хорошо разбирались в музыке, об этом можно судить по вашим песням. Но еще у вас есть талан разбираться в музыке других людей, например, в творчестве The Notorious B.I.G., The Neptunes или Kanye West. Это делает вас отличным соавтором?
О.: Мне просто действительно нравится музыка. Каждый, кто творит музыку – хороший соавтор. Для того, что бы этим заниматься, вам надо быть связанным с музыкой своим, неповторимым способом. Не должно быть границ и преград. Вся эта классификация на R&B, хип-хоп или рок… Это все ерунда. Это – музыка. Если вы создаете свои границы, вы не поймете истинной души музыки. Когда люди говорят «это soft rock, я не буду этого слушать», я нахожу это элитарным. Они – музыкальные расисты (смеется).


  • 1241
  • 26/09/2013


Поделись



Подпишись



Смотрите также