Миф о техническом прогрессе – это заблуждение Страница 1 из 2

«Только плохой фермер покупает продукты, которые он может изготовить сам,» — это старая римская поговорка, которую я нашёл в финнском учебнике по сельскому хозяйству 50-х годов.

В конце восьмидесятых я начал интересоваться самообеспечением как формой жизни. Это произошло потому, что после школы я не мог найти себе место в доминирующем обществе. Моё желание участвовать в развитии моей социальной окружающей среды натолкнулось на терзающие вопросы совести: могу ли я участвовать в процессе, о котором у меня складывается ощущение, что он развивается не в том направлении? Это было в Германии, куда переехала моя семья с моим братом в 1972-ом.

Самообеспечение стало для меня синонимом свободной совести. Изготовление и выращивание всего, что мне необходимо для жизни, позволило мне делать именно то, что я считал правильным и нужным. В 1990-м я переехал обратно в Финляндию. После первых лет практики я ещё больше убедился в том, что миф о превосходстве нашего технического прогресса сильно искажает действительность. Сельское хозяйство без трактора, добыча дров из леса без техники и работа с примитивными орудиями труда показали мне реальное соотношение между затратами на работу и результатом. Использование ресурсов сильно меняется, когда приходится производить или доставать всё самостоятельно.

Я начал теоретически анализировать мои наблюдения, что послужило началом для ряда докладов в 1991 году, которые я держал на протяжении нескольких зим в Финляндии. Эта статья является объединением этих докладов.

Позднее я хотел полностью сосредоточиться на практике самообеспечения и проверить мои теоретические выводы. Я был поражен, насколько далеко позади себя я мог оставить зависимость от денег. В течение 13 лет мой годовой бюджет составлял от 30-ти до 50-ти евро. Мои утверждения о разнице в эффективности между промышленным производством и ручным трудом нуждались лишь в небольших поправках. Несмотря на то, что я из года в год сам произвожу для себя еду, рублю дрова, пряду нити из шерсти и тку, у меня остаётся ещё достаточно времени на хобби и жизнь с людьми. Сначала мой путь был путём почти бескомпромиссного одиночки, сейчас мы живём этой жизнью как семья.

В этой статье, состоящей из семи частей, я буду обсуждать основы организации нашего общества и вопрос, насколько они приемлемы для нашей окружающей среды. Я начну со сравнения энергетических затрат в механизированном производстве и в ручном труде. На этом основывается следующая глава о фатальной зависимости между энергией и денежными потоками. Затем следует рассмотрение вопроса, какая связь имеется между организацией общества и энергией. При этом я прихожу к заключениям, которые должны заставить нас призадуматься, не слишком ли мы фиксированы на организации общества ориентированного на государство? Она представляет собой лишь один возможный вариант, как люди могут собраться в жизнеспособное сообщество. Затем я перехожу к вопросу, как мы могли бы внести свою лепту в изменения мировых событий. В этой связи, должен признаться, я обращаю большее внимание на то, что препятствует необходимым изменениям, чем на многообещающие проекты, работающие над тем, чтобы сделать из этого мира более стабильный. Мы сами себе должны задать вопрос, почему нам кажется, что только правящая система, несмотря на свой вред для человека и природы, приносит нам величайшую персональную свободу.

Мой трактат заключает пример того, что может сделать отдельно взятый человек, чтобы его работа не пропала даром.

Ларс-Юрген Нордлунд 20.12.2008

Трактат Ларса-Юргена Нордлунда «ЗЕМЛЯ, НА КОТОРОЙ МЫ СТОИМ» состоит из девяти частей.

I) Человеческая работа, техника и энергия
II) Взаимосвязь между энергией и деньгами
III) Общественные формы и их энергетический баланс
IV) Культурные ценности являются и наследственным грузом
V) Парализованная демократия на пути к диктатуре
VI) Общественный договор
VII) Неконтролируемое общество
VIII) Децентрализовать или привлечь к кооперации
IХ) Опыт в самообеспечении

Здесь мы публикуем только главу о его личном опыте самообеспечения. Весь трактат вы найдете в прикрепленном документе.

ОПЫТ В САМООБЕСПЕЧЕНИИ

Когда я задумываюсь над глобальной ситуацией над возможностями людей, у меня создаётся впечатление, что самый эффективный способ изменить мир лежит в руках самих людей, а не в коридорах институтов. Этот путь не всемогущ, но на настоящий момент лучшего рецепта не предвидится.

В годах с 1992 по 2004 в северной Карелии в Финнляндии я практиковал самую экстремальную форму самообеспечения. Способ, как люди занимаются самообеспечением, примерно одинаков, не зависимо от того, живут ли они в финляндии или в джунглях Амазонки.

Одному человеку необходимо поразительно немного обрабатываемой земли, чтобы обеспечить себя пропитанием на целый год. Достаточны приблизительно 5 ар (500 квадратных метров), если он к тому же собирает грибы и ягоды. В год я съедаю приблизительно 200 кг грибов, которые я большей частью сушу. Ягод я собираю приблизительно столько же, их я консервирую в банки по особой технике, которая не требует ни стерилизации, ни добавления сахара или других веществ. Регулярного переворачивания банок достаточно, чтобы ягоды хранились в течении нескольких лет и были свежими и сладкими.

В моей рабочей практике, в которой я не использую никаких машин, я пытаюсь заполнить всю цепочку производства. Чтобы изготовить одежду, я делаю прялку и пытаюсь по возможности инструменты для её постройки сделать сам.

Всё садовое хозяйство начинается с наружного туалета, где я тщательно компостирую все отходы домашнего хозяйства. Переворачивание земли я осуществляю перекопочными вилами. Дрова я собираю в лесу на тележку, пилю и колю их топором. Изготовление одежды я начинаю со стрижки овец или с выращивания льна. Нить я вью сам и тку из неё ткань. Льняную нить я в основном использую для производства сетей и вершей (ловушек для ловли рыбы). Корзины плету из ивы.

Рутинное самообеспечение на этом уровне в среднем занимает полдня, если бы я время работы распределил равномерно на весь год. В мясной пищи нет необходимости. За это время я опять превратился в вегетарианца. Если имеется озеро, то рыбная ловля по энергозатратам более преимущественна, нежели чем содержание домашних животных. Охота займёт по энергетическому балансу среднее место между рыбной ловлей и содержанием животных. Если мы содержим животных, то мы их используем как средство собирать энергию из природы, которую мы используем в виде мяса (см. главу первую). Содержание животных, исключая традиционное содержание северных оленей у лаппов, — здесь на севере чаще всего не имеет смысла, т.к. на долгую зиму нам придётся запастись большим количеством корма, добыча которого за короткое лето потребует много работы. С равными затратами труда — в саду я смогу добыть больше энергии, возделывая овощи, чем из мяса — в случае с содержанием животных. С другой стороны – шерсть и кожа превосходные материалы для изготовления одежды, чья замена другими материалами означала бы много дополнительной работы. Что ухудшает баланс содержания животных в сравнении с натуральным хозяйством, так это то, что животные сильно принуждают ритм работы к регулярности. Это может там вызвать проблему, где результаты работы сильно зависят от погоды. Успех в натуральном хозяйстве определённо зависит от того, насколько тщательно мы умеем обходиться со своим рабочим временем.

В этом эссе я не упомянул о применении лошади в основном производстве. Лошадь рассматривается обычно как нечто само собой разумеющееся в традиционном сельском хозяйстве малых масштабов, которое во многом похоже на самообеспечение. Однако уход за лошадью это не пустяк, уход легко затмевает пользу, которую можно было бы получить от лошади. В жизни с природой важно минимизировать риск. Животные всегда приносят нам неожиданности, к которым надо готовиться. Чтобы можно было работать с лошадью, надо освободить землю от камней и корней. Лошади нужна упряжь и приспособления, которые в саду не понадобятся и изготовление которых обычно не удаётся в домашних условиях. Я не нашёл причины, по которой мне была бы необходима лошадь, но много причин, её не заводить.

Я полагаю, что лошадь была в Финляндии интегрирована в сельское хозяйство, потому что крестьянин был несвободен. Особенно из-за налогов он был вынужден отдавать непортящиеся продукты — смолу и зерно. Для тяжёлой работы варения смолы зимой использовалась сила лошади, а уж раз приобрела её — имело смысл её использовать и в хозяйстве летом. Жизнь крестьянина была тяжела, т.к. он не мог в своей рабочей жизни оптимально использовать условия своей местности. Он должен был обычно следовать другим условиям, а не природе и её ритму и рабочему такту своего тела. Его трудами питается человеческое общество, и поэтому крестьянина целенаправленно всегда держали в зависимости.

и напоследок…

Пропасть между неизвестным курсом, которому следует наше сегодняшнее общество, и общеизвестными путями старых аграрных, собирательских и охотничьих культур очевидна. Когда придёт время признать, что нам доподлинно известно о природном хозяйстве, практикованном в течение тысячелетий, что оно находится в гармонии с природой и не разрушает фундаментально основы нашего существования?

Всё, что мы пытаемся спасти при помощи нашей техники, — это опять новый эксперимент с неизвестным исходом. Нам не нужны новые исследования, т.к. мы уже знаем, какой стиль жизни наша планета может выдержать.

Духовная вялость и наша способность убеждать нас самих, во что бы мы ни верили, отделяют нас от понимания ситуации. Безграничная жажда экспериментов человека создаёт самые странные идеи, как нам решить глобальную проблему глобального подвода энергий. Некоторые учёные работают над индустриальным отделением двуокиси углерода из атмосферы, чтобы закачать её под землю. Это будет происходить с затратами энергий и ресурсов. Тихое подозрение в неверном курсе нашего корабля постоянно вынуждает часть людей ещё больше увеличивать скорость. Факт, что люди жили и без моторов и несмотря на это создавали высокоразвитые культуры, их не интересует.













  • 1003
  • 21/03/2014


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое