Неуслышанные дети – несчастливые взрослые Страница 1 из 2

У каждой семьи и у каждого рода есть своя драма или даже трагедия. Маленькая или большая, явная или тайная, замалчиваемая. Но она есть. Она может тянуться долго, передаваться из поколения в поколение.

К примеру, когда-то в роду все мужчины погибли на войне, и женщины стали «сильными». Или имущество все нажитое забрали, и чувство «неуместности» в этом мире фоном постоянно преследует и передается из поколения в поколение.

Вот уже и внук купил вторую квартиру, сын построил дом, брат оформил собственность на землю. А ощущение, что «все заберут» или «этого все равно мало» где-то присутствует. Оно, возможно, совсем неосознанное и переживается только как слабораспознаваемый дискомфорт или тревога, от которых сложно заснуть. Или которые все время сопровождают один и тот же сон.







Избавиться от переживаний и чувств

 

Но мы привыкли уходить от переживания чувств. В мысли, решения, действия, разговоры. Когда-то этим спасались наши предки. Не было времени переживать, не было времени использовать свой чувственный опыт во благо. Нужно было выдать «на гора» что-то рациональное, чтобы успокоить и себя, и других.

И выдавали. А переживания — запихивали внутрь, как старую одежду в дальний угол шкафа или отставляли прочь, как ненужный хлам — в кладовую.

И, может быть, уже сейчас у нас есть время, чтобы «распаковать» этот багаж переживаний. Ведь он не может быть искоренен, он с заядлой методичностью дает о себе знать изнутри. Но механизмов нет. И навыка нет. Все, чему нас учили было совсем противоположным: подавить переживания.

«Травматическое» воспитание

 

Во многих случаях психику человека травмирует совсем не то, о чем мы на первый взгляд думаем. Например, мы хотим уберечь ребенка от каких-то взрослых конфликтов или сложных событий — когда кто-то умирает. Мы думаем, что именно это травмирует его больше всего.

Но часто невероятный ущерб мы наносим детям (или нам наносили родители) в обычные дни, когда ничего особенного не происходит и все вроде бы «спокойно». Тогда, когда мы не можем услышать переживания ребенка и отразить их.

Именно в такие обычные «каждодневные дни», когда мы просто глухи (и к себе, в том числе) к тем, кто запрашивает у нас такого внимания, мы наносим сильную травму.

И если мы делаем это, то это значит только одно: с нами, в свое время, делали так же.







Самое главное для человека — его целостный образ собственного Я

 

То, как мы себя внутри ощущаем, что о себе знаем и думаем, что себе позволяем, как к себе относимся, и составляет общее переживание «счастливости» или «несчастливости» бытия. Даже не так важно, много или мало у нас денег, живем мы в семье или самостоятельно, какая у нас профессия, много ли друзей или связей. Это не так важно. Ведь если образ Я не сформирован — или только частично сформирован — мы будем страдать от этого каждый день и каждую минуту. И никакие внешние события не смогут залепить дыры в нем — то есть дыры в нашей собственной душе.

 

Что такое образ Я

 

Это вся «база данных», которая отвечает на вопрос «кем я являюсь?». Это миллионы смыслов, понятий, утверждений, закономерностей. Целая библиотека. Мы ее накапливаем в детстве и доращиваем во взрослом возрасте.

По идее, к совершеннолетию, образ Я должен полностью сформироваться для того, чтобы человек смог психологически жить автономно и не нуждаться в родителе, который будет о нем заботиться.



  • 259
  • 09/12/2016


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое