Исправление ошибок воспитания Страница 1 из 2

«Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей» – данная цитата из Евгения Онегина настолько глубокомысленна, что даже Пушкин вряд ли рассматривал её в родительском контексте, а именно отношений подросшей дочери и отца.

Да, именно эти отношения, формирующие матрицу сознания будущей женщины, претерпевают таких трансформов, что впору открывать школу для отцов.







Каждое очередное моё исследование нынешних проблем женщины (молодого или зрелого возраста) свидетельствует о том, что они обусловлены характером взаимоотношений между дочерью и отцом, сформированных в раннем детстве и продолжающих оказывать своё непосредственное влияние вплоть до 21 года. Однако на поверку данное влияние, пусть и опосредованно, но продолжает оказывать свою, зачастую, деструктивную роль практически всю оставшуюся жизнь.

 

РОДИТЕЛЬСКОЕ НАСЛЕДИЕ

 

В чём же прав классик Александр Сергеевич? А в том, что главным катализатором отношения к себе, своему окружению и будущим мужчинам в раннем детстве для девочки является её отец. И чем менее контактен/общителен он с дочерью, тем сильнее желание последней «дотянуться» к его благосклонности, похвале, признанию и любви.

Безусловно, есть и те представительницы прекрасной половины человечества коим повезло с отцовской любовью и заботой.

Но даже в этих отношениях есть свои подводные камни, в особенности, если отношения родителей дали трещину или же распались вовсе. Тогда воспитание дочери принимает односторонний характер с «привкусом» обиды со стороны матери и чувства вины со стороны дочери.

Даже несмотря на такую абсурдность взгляда по отношению к ребёнку, в котором девочка неосознанно чувствует свою вину в неспособности сохранить союз, а также досаду, гнев и разочарование, вызванные тем, что теперь приходится делить родителей/любовь, такая ситуация не редкость, а скорее правило чем исключение.

Похожую аналогию можно проследить и во взаимоотношениях матери и сына. Но, там и другая форма «зависимости» и, соответственно, иные механизмы «зависания» мальчика во взрослой жизни с присущими ему инфантильностью на фоне сверхопеки матери. Есть, конечно же, и многое другое.

Дочери «впитывают» или неосознанно «примеряют» модель матери по отношению к мужчине. То есть, если отец «не в авторитете» у матери ребёнка, то такое же неуважительное отношение будет формироваться у ребёнка, причём не только у девочки, а и у мальчика.

Но вместе с тем, повзрослев, девочки выбирают мужчину во многом схожего на отца – по физическому типу / конституции, определённым поведенческим реакциям и другим, неуловимым на первый взгляд сходствам.

Эти «схожести» запускают подсознательный механизм памяти, в которой отец – идеальный образ мужчины, не поддающийся критике. Особенно это сильно в раннем детском возрасте, когда нет должного осознания, а отец – единственный и самый лучший мужчина в мире.







Сыновья же, в свою очередь разрешают внутреннее противоречие отца по отношению к себе. Что это значит? А то, что эмоциональная близость с матерью часто выступает до 7 лет механизмом неприятия отца с одной стороны и подражанием с другой.

Позже, по мере взросления, сыновья хотят во многом быть похожими на отца, тем самым отождествляя себя с возможностью волевого доминирования над женщиной, развитием силы. Часто, правда, это тождество касается пагубных привычек и пристрастий, свойственных взрослому миру, в который неоперившийся подросток вступает, демонстративно подчёркивая свою значимость перед противоположным полом и желая «закрепиться» «в авторитете» среди своих сверстников.

 

НЕГАТИВНЫЕ ДЕТСКИЕ «ПРИВЯЗКИ»

 

Здесь как раз прослеживается связь через негативные привязки, которые касаются как определённых стереотипов поведения, причём и у девочек и у мальчиков, так и искажённой мировоззренческой шкалы родителей, которую дети «считывают», буквально сличая её впоследствии с социальными стандартами, формируя тем самым собственный, пока ещё сырой и неокрепший стержень индивидуального проявления.

Есть, безусловно, привязки не несущие вреда, но, в свою очередь не способствующие свободному выражению, к примеру, тщеславие, честолюбие, гордость.

Но самыми негативными привязками являются те, через которые осуществляется манипулирование, и которые формируют всевозможные ограничения: неуверенность, заниженную самооценку, страхи, комплекс неполноценности и прочие последствия родительских ошибок воспитания.

 

РОДИТЕЛЬСКАЯ ЖЕРТВА

 

Путь родительской жертвы, как «воспитательная модель», наряду со сверхопекой, также не есть «правильным» механизмом воспитания. Ибо он подразумевает растворение в своих детях и посвящение им своей жизни. Но раствориться, не доминируя, и  не управляя иерархично, не представляется возможным.

Также довольно трудно ребёнку в таком формате отношений полноценно развить собственные характерологические и мотивационные качества, которые ему необходимы для счастливой жизни.

Кроме того, нет никакой гарантии, что дети адекватно воспримут эту всепоглощающую реальность, что чаще всего и происходит в большей или меньшей мере, протестуя, противопоставляя или игнорируя со временем данный жертвенный посыл.

Куда правильнее, на мой взгляд, развиваясь максимально как целостная личность и самодостаточная индивидуальность, быть своим детям любящим примером и ненавязчивым доказательством свободного волеизъявления в лучших семейных традициях.


  • 79
  • 23/10/2016


Поделись



Подпишись



Смотрите также