Джулиан Ассанж: Google не то, чем кажется из песочницы. Часть 6 (заключительная) Страница 1 из 2

Google «другой». Google «зрит в будущее». Google «есть будущее». Google «больше, чем просто компания». Google «отдает дань обществу». Google – «сила добра».







Даже, когда Google показал свое корпоративное раздвоение чувств публике, это не сильно сказалось на вере в компанию. Ее репутация, казалось бы, непоколебима. Красочный, игривый логотип Google отпечатывается на сетчатке человеческих глаз чуть менее шести миллиардов раз каждый день, 2.1 триллиона раз в год – возможность для обработки, какой не было ни у одной компании в истории [прим. цифры приведены на 2013 год].







Пойманый за руку с петабайтами личных данных, открытых для доступа правительственной разведке по программе PRISM в прошлом году, Google тем не менее продолжает без особых усилий держаться на том же уровне за счет своей демагогии «don't be evil».

Несколько символических открытых писем Белому Дому, и, кажется, все прощено. Даже борцы со слежкой не в силах себе помочь, осуждая правительственный шпионаж и оновременно пытаясь изменить агрессивные практики слежки Google, используя стратегию миротворца [прим. речь идет об Эдварде Сноудене и его интервью месяц спустя после побега из АНБ].

Никто не хочет признавать, что Google вырос большим и скверным. Но так и есть. За свой срок пребывания на посту CEO в Google, Эрик Шмидт сумел интегрировать компанию с теневыми структурами правления США, по мере ее разрастания в географически агрессивную мегакорпорацию.

Однако, Google всегда было комфортно с такой близостью. Задолго до того, как Ларри Пейдж и Сергей Брин наняли Шмидта в 2001 – их первоначальные исследования, на которых была основана Google, частично финансировались агенством DARPA (Defense Advanced Research Projects Agency, агентство по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам) [прим. остальных вкладчиков можно посмотреть в разделе «7. Благодарности» описания студенческого проекта поисковой системы от 1998 года].

И даже учитывая, что при Шмидте Google и приобрел образ чрезмерно дружелюбного технологического гиганта, все это время шло построение тесных связей с разведывательным сообществом.

К 2013 АНБ стало систематически нарушать Акт о внешней разведывательной деятельности (Foreign Intelligence Surveillance Act, FISA), будучи под руководством генерала Майкла Хайдена (Michael Hayden). Это были дни «тотальной информационной осведомленности» [прим. “Total Information Awareness” – радикальная программа слежки за отдельными личностями с целью выявления их возможного поведения, была начата после 11 сентября под началом DARPA. Хоть она и была остановлена в 2003 в связи с протестами, ее фундамент мог послужить для будущей массовой слежки АНБ].

Прежде, чем программа PRISM была даже задумана, по приказу Белого Дома Буша, АНБ уже было готово «собрать, пронюхать, узнать, обработать и использовать все» [прим. цитата из видеообращения Эдварда Сноудена].

В тот же период времени, Google, объявивший своей корпоративной миссией собрать и «упорядочить всю мировую информацию, сделав ее общедоступной и полезной» принимает от АНБ платежей на сумму 2 миллиона долларов за предоставление Агенству поисковых инструментов для быстрой обработки базы краденных знаний.

В 2004, Google приобрел Keyhole, картографический стартап, который был основан на средства Национального геопространственного разведывательного управления (National Geospatial-Intelligence Agency, NGA) и ЦРУ. На его основе была создана программа Google Earth, enterprise-версию которой Google продал Пентагону, а также получил милионные контракты от федеральных и государственных агенств.

В 2008 при поддержке Google был запущен первый космический спутник NGA под названием GeoEye-1, снимками с которого компания делилась с американскими военными и разведкой. В 2010 NGA наградила Google контрактом на «визуализацию геопространственных услуг» суммой в 27 миллионов долларов.

В 2010, когда китайское правительство обвинили в хакерской атаке на Google, компания вступила в отношения «формального обмена информацией» с АНБ, что позволило аналитикам Агенства производить «оценку уязвимости» ПО и оборудования Google. И хотя условия сделки не разглашаются, АНБ пригласило на помощь и другие агенства, включая ФБР и Департамент национальной безопасности.

Примерно в то же время компания Google начинает участвовать в программе под названием «Enduring Security Framework» (ESF), повлекшей создание сети быстрого обмена информацией между компаниями Кремниевой Долины и филиальными агенствами Пентагона.

Электронные письма, полученные в 2014 году, показывают, что Шмидт и Сергей Брин свободно общаются с генералом Китом Александером, главой АНБ по поводу программы ESF. В расследовании по полученным письмам акцент делается на фамильярности в переписке между этими людьми. «Генерал Кит… так рад вас видеть...!» – писал Шмидт (“General Keith… so great to see you… !”). Но большинство отчетов по переписке упускает ключевую деталь. «Ваши идеи как ключевого члена оборонно-промышленной базы,» – писал Александер Брину – «имеют большую цену, так как обеспечивают программе ESF ощутимую отдачу».

Департамент государственной безопасности определяет оборонно-промышленную базу как «всемирный производственный комплекс, который позволяет проводить исследования и разработку, а также проектирование, производство, доставку и поддержку военных оружейных систем, подсистем, а также частей и компонентов для удовлетворения военных требований США».



  • 45
  • 20/09/2016


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое