5 книг о человеческой природе: восприятие времени, глупость, флирт и меланхолия Страница 1 из 2

Почему лето уже не такое длинное как в детстве? Зачем люди разговаривают с домашними животными? Что значит «глупое общество»? Ответы на эти вопросы, а также мужские слезы, флирт с немецкими оккупантами и мода на невротичность — в подборке книг о человеческой природе.






Леонард Млодинов

«(Нео)сознанное. Как бессознательный ум управляет нашим поведением»

Леонард Млодинов, физик, соавтор Стивена Хокинга и профессор Калифорнийского технологического университета в Пасадене (там работают герои «Теории большого взрыва») взялся за новую тему — человеческую психику. Млодинов вводит понятие «новое бессознательное». В отличие от фрейдовского бессознательного, иррационального, мрачного и таящего опасности, новое бессознательное служит наилучшей адаптации человека в обществе, хранит «заархивированный» опыт, знания и правила, хоть временами и дает сбои.

С примерами из анатомии нервной системы, описанием экспериментов социальной психологии и шутками о своей маме в стиле Говарда Воловитца Млодинов описывает удивительный мир нового бессознательного. Оказывается, множество наших воспоминаний искусственно сконструированы, а важные решения (например, о том, за кого голосовать или куда вложить деньги) мы зачастую принимаем не рационально, как нам может показаться, а автоматически. Однако вследствие полезности механизма эмпатии мы предполагаем мотивированное и осмысленное поведение у себя, знакомых людей и даже наших домашних животных. Также из книги можно узнать о том, стоит ли доверять показаниям свидетелей на суде, необходимости стереотипов для структурирования восприятия и брачных ритуалах плодовых мушек.

«Пытаясь объяснить полицейскому свой поворот через сплошную, вы привлекаете сознательную часть ума и конструируете оптимальное объяснение, а бессознательное тем временем занято подбором соответствующих глагольных форм, сослагательных наклонений и бесконечных предлогов и частиц, обеспечивая вашим оправданиям справную грамматическую форму. Если вас попросили выйти из машины, вы инстинктивно встанете примерно в метре-полутора от полицейского, хотя, общаясь с друзьями, автоматически сокращаете это расстояние сантиметров до шестидесяти- семидесяти. Большинство подчиняется этим неписаным правилам соблюдения дистанции с другими людьми, и мы неизбежно ощущаем неудобства, когда эти правила нарушаются».





Клодия Хэммонд

«Искаженное время: особенности восприятия времени

Профессиональный психолог, автор статей и радиоведущая, а также преподаватель Бостонского университета в Лондоне Клодия Хэммонд собрала и описала материалы по сложнейшей и многогранной теме — восприятию времени.

Цитируя дневники военнопленных или описывая научные опыты с тактильными иллюзиями, Клодия Хэммонд неизменно увлекательно объясняет, почему с возрастом время начинает течь быстрее и почему лето ребенка — это целая эпоха, а лето взрослого — скоротечная обыденность; отчего обратный путь всегда кажется короче и по каким причинам время для больного с высокой температурой или человека, стоящего у обрыва, замедляется.

В книге рассказывается о том, насколько по-разному воспринимаются 30 минут в очереди за документами или при чтении интересной книги; о том, что значит «ритм жизни» города и об отношении ко времени в различных культурах; об укладе жизни средневекового монастыря и людях с нарушениями восприятия времени, о том, что такое «эффект отпуска» и удивительном ощущении, когда среди наших коллег и друзей появляются те, кто родился в 90-е, хотя, казалось бы, место им — за школьной партой.

А в конце «Искаженного времени» даются практические рекомендации о том, как удлинить и замедлить свое субъективное время или наоборот заставить его течь быстрее.

«Возьмем спектакль и вечеринку, начинающиеся в одинаковое время — 19:30. Во многих культурах мира, включая европейскую и североамериканскую, принято на спектакль приходить чуть раньше, а на вечеринку — чуть позже. Социолог Эвиатар Зерубавель считает, что эти общепринятые нормы позволяют нам судить о времени. Мы знаем, что обычно спектакль или представление продолжаются два часа, и все, что длится дольше, для нас слишком затянуто. Однако этот же двухчасовой отрезок покажется нам слишком коротким, если говорить об утренних рабочих часах. Привыкнув видеть знакомого в один и тот же час, мы, столкнувшись с ним в другое время, можем его и не узнать. Внутри культур вырабатываются определенные правила: как долго можно оставаться в гостях, как долго следует ухаживать за девушкой, прежде чем сделать ей предложение. Исключения из этих правил нас удивляют».



  • 87
  • 20/09/2016


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое