Лев Лурье: Мы погружаем детей то в холодную воду, то в горячую Страница 1 из 2

Журналист, историк и основатель классической гимназии в Петербурге Лев Лурье рассказало том, почему домашнее образование — идиотизм, зачем современным школьникам греческий язык и что нужно ребенку для успешного будущего.







— Расскажите про основанную Вами 27 лет назад 610-ю классическую гимназию: что из задуманного получилось, а что нет?

— Начиная с 80-х годов, я занимался репетиторством и многие мои друзья тоже. И, естественно, мы наблюдали уровень подготовки абитуриентов и, самое главное, растущую коррумпированность системы среднего и особенно высшего образования. Результаты вступительных экзаменов совершенно не коррелировали со знаниями.

У нас возникли три предпосылки для открытия гимназии. Первая — общая неудовлетворенность школой и накопленный личный опыт интенсивного преподавания. Вторая — давняя мечта петербургских специалистов, филологов-классиков, о создании в России хотя бы одной классической гимназии, такой как были до революции. Было понимание того, что классическая система образования как основная провалилась, но в качестве исключения она может существовать. Третья причина заключалась в том, что у многих из нас повырастали дети и их надо было где-то учить.

В результате в своей родной 30-й гимназии я организовал сначала 2 класса с латынью, а потом 30-я школа разумно сообразила, что мы толкаем ее в другую сторону, и мы полюбовно расстались. Получили номер — мы же государственная школа, Анатолий Александрович Собчак дал помещение. 1 сентября 1991 года мы открылись на том месте, которое сейчас и занимаем.

Надо сказать, что те цели, которые мы перед собой ставили, достигнуты: создание абсолютно честной в смысле приема школы, где очень тяжело учиться и которая не готовит к поступлению в определенные ВУЗы. Как сказал один из основателей, главная цель нашей гимназии — чтобы жизнь медом не казалась.

Когда-то у нас было две параллели по два класса, а сейчас полная колонка с 5-го по 11-ый. Раньше костяк школы всегда составляли люди, для которых учительство не являлось главной профессией, основным их видом деятельности была наука. Сейчас, к сожалению, нам приходится от этого принципа комплектования отказываться. У нас появились разные учителя.

Думаю, что общий или средний уровень педагогического коллектива, и это неизбежно, стал чуть менее ярким. Но, в принципе, у нас каждый год конкурс 4-5 человек на место, и результаты, которые показывают наши ученики, — это 100% поступление в ведущие ВУЗы, как правило, 







— Как на практике реализуется ваш принцип «обучаем учиться»?

— Главная проблема образования как системы в том, чего не понимают ни родители, ни депутаты: мы учим детей для той жизни, о которой ничего не знаем. Грубо говоря, сейчас большой спрос на юристов и программистов или на прокуроров, и мы отдаем ребенка в профильный ВУЗ, считая, что он попадет в ту же ситуацию, которая была, когда он поступал в школу или когда еще его родители поступали. А он попадает в совершенно другую ситуацию, и большинство выпускников, как мы знаем, не работают по полученной специальности.

Задача гимназии заключается как раз в том, чтобы человек, который у нас учится, мог меняться, переучиваться и заниматься тем, что ему подходит. Если человек прошел какие-то очень сложные системы, например, как в спорте — тренировки, он сможет подстроиться под любые изменения.

Так было с нашими первыми выпускниками 95-го года: тогда возник огромный спрос на журналистику и огромное количество людей, не имея никакого высшего образования, пошли на телевидение и в журналы и совершенно не потерялись. И то же самое касается всего остального: дальше можно пойти на программиста, на дизайнера, на врача, хотите получить образование за границей на немецком языке, хорошо, сложностей не будет.


  • 83
  • 19/09/2016


Поделись



Подпишись



Смотрите также