Алтайские отшельники Страница 1 из 6





Были, да недавно ушли куда-то: видели их то ли на Сахалине, то ли в Приморском крае. Как же так? Неужели новые Лыковы? Или как те вьетнамцы отец с сыном, которых не так давно обнаружили в джунглях? А может быть эта история похожа на историю олигарха Стерлигова? Куда власти-то смотрели? В конце концов, как ребенок рос и развивался среди елок да березок, по большей части в подземелье, при свете лучины? А если представить лютые сибирские морозы, то и вовсе жутко становится.



В общем, мы решили получить ответы на все эти вопросы и отправились за сотни километров в далекую Ульяновку Алтайского края, где и жил вдали от людских страстей и цивилизации парнишка со своими родителями.



Оджан
Из Барнаула мы выдвинулись рано утром. Ехали часа три с половиной до Белокурихи, потом еще полчаса проселочной дороги, потом дорога закончилась – дальше лес. Здесь нас и встречал наш «найденыш».
Разваливаться история об «алтайском маугли» начала сразу же, как только мы добрались до места. Местная жительница Маргарита Котова, которая обнаружила парнишку в одиночестве в лесу, когда мы поговорили с ней позже, несколько поправила нас:
— Скажу только, что семью эту я знаю давно – года с 2000, хорошие люди. Им помогали многие. А тут парень один остался. Разница же есть, то ли семья, то ли один парень в лесу. И родители исчезли. Вот я и привела его в прокуратуру, мол, помогите парнишке родителей найти.
К тому же, мы ожидали увидеть забитого, недалекого парнишку с тяжелой судьбиной. Но Оджан (так представился паренек) просто убил наповал своей открытостью, доброжелательностью, если хотите, аристократическими манерами и красивой правильной речью. А еще парень был одет очень опрятно: в белую рубашку, темные брюки и туфли! Это в лесу-то! И рад он нам был, словно самым дорогим гостям.
Мы спускались узкой тропой по крутому склону и засыпали нашего нового знакомого вопросами. Он же с улыбкой и охотно рассказывал о себе и родителях.



— На этом месте мы живем два года. Это второй наш дом. Я тоже помогал его строить. А раньше жили Усть-Коксинском районе Республики Алтай. Чем занимаюсь? Да все в заботах о хозяйстве. У нас ведь есть несколько больших огородов. На одном растут овощи, на другом картошка и капуста. Собираем грибы, ягоды, а потом их продаем. На это и живем. Кроме того, папа пишет картины. Их тоже продаем, — солнечно улыбается Оджан. – Я вот тоже начал писать и продавать потихоньку свои работы. А еще я много читаю, мне нравится фантастика. Но когда я прочитал исторические романы Дюма, это было года два назад, они понравились мне больше. «Королева марго», «Черный тюльпан»… Но все же, основное время стараюсь больше писать картины, чтобы практиковаться.
Оджан немного задумался и продолжил:
— Потому что только своим трудом человек должен жить. К этому меня приучали с малых лет родители. Они у меня хорошие. До 90-х годов мама работала в музыкальной школе, по классу баяна в селе Алтайское Алтайского района. Родители меня читать и писать учили. Читал все: книги, учебники, даже университетские учебники по физике, химии, математике. Я не исключаю вариант заочного обучения в вузе. Вот только предпочитаю не технические науки, а живопись. Моя мечта — быть таким же танантливым, как отец.
Но все будет только после того, когда у меня появятся документы.
— А что твое имя означает?
— Когда я родился, мои родители увлекались индийской культурой. Так что Оджан — индийская транскрипция английского имени Джон, а по-русски Иван. А на языке фарси, на котором говорят в Индии, это имя означает «Великая душа».

  • 504
  • 05/07/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое