Два рассказа о финской войне. Страница 1 из 7

Из воспоминаний Георгия Васильевича Прусакова, санитара 100- ого отдельного лыжного батальона.

Батальон наш был смешанный, наполовину рабочий, наполовину студенческая молодежь.
Тогда я работал в Центральном котлотурбинном институте, здесь, наискосок от Политехнического института.
Меня пригласили в комитет комсомола.
Была там такая Циля Донде, секретарь комитета комсомола, сказала, что организуются лыжные батальоны для борьбы с белофиннами — так принято тогда было говорить, и спросила, не хочу ли я принять участие.
Я согласился, тут же…







И нас таких оказалось от котлотурбинного института я, Коля Рябинин, Борис Деурин, не вернувшийся, кстати, с войны — непонятно, что с ним случилось — без вести пропал, и Василий Сидорин. Да, четыре парня нас было. Причем Вася Сидорин был бывший курсант Артиллерийского Училища на Литейном.





По каким-то причинам, возможно, связанным с его родственниками — время-то такое было, он был демобилизован из армии. Короче, говоря, мы отправились. Причем трое — я, Рябинин и Деурин, попали в один батальон, а Вася Сидорин в другой, возможно, даже в один батальон с Тойво. А всего батальонов было десятка полтора, наверное. Естественно, номер у них были, и не соответствовали порядку. Я местный, питерский, родился в буквально 50 метрах отсюда Там был дом деревянный двухэтажный. Всю мою жизнь до того времени я прожил на Удельной, Сосновка рядом, и соответственно лыжами я владел неплохо. По природе не был хилым парнем, и короче говоря, был зачислен в лыжный батальон.





Наш батальон формировался на базе Инженерного училища, которое дислоцировалось тогда в Инженерном замке. Управление и учебные классы находились тогда на Садовой, рядом с кинотеатром, не знаю, как он сейчас называется, а тогда он «Форум» назывался, вроде бы. А казармы, склады и все прочее находились на площадке Инженерного замка. Кстати, моя койка находилась в бывшей спальне Павла первого, где его задушили, оттуда черный ход был. Но это к войне не относится. У нас были теоретические занятия, ознакомление с оружием. А вооружены мы тогда были по последнему слову техники. У нас вплоть до командира отделения были пистолеты ТТ, тогда это была еще новинка, по сравнению с наганами. Рядовые были обеспечены винтовками СВТ, десятизарядными, полуавтоматическими.





Впервые был применен на них не четырехгранный, а кинжальный штык. Были автоматы ППД, не ППШ, а ППД, с круглыми дисками. Были ручные пулеметы, Дегтярева. И были пулеметы Максим. Были легкие минометы, самого минимального калибра. Все это было за плечами или на волокушах. И единственное, чем мы в казарме занимались, было знакомство с вооружением. Разбирали, собирали. Это заняло, наверное, 60 учебных часов. Огневой подготовки у нас не было, огневая подготовка была на территории Карельского перешейка, мы туда приехали, и дней пять из него стреляли. Заряжали, разряжали, и так далее. А перед отправкой на фронт наш батальон выехал сюда, на Удельную, в район Сосновки. И здесь была своего рода боевая лыжная подготовка. Построения, перестроения, на местности готовились. Вот и вся наша подготовка перед отправкой на фронт, а потом, как я и говорил, порядка недели мы в районе Райвола упражнялись в стрельбе.



  • 1029
  • 04/03/2015


Поделись



Подпишись



Смотрите также

Новое